3 декабря, 2022

Роковая трагедия, парализовавшая Россию

Сейчас сложно сопереживать русским — поэтому нам нужен Максим Осипов. Он должен показать нам, что значит жить в путинской России — как система находит способы сокрушить всех, кроме очень немногих. Более того, он должен напоминать нам о калейдоскопе качеств, которыми неизбежно обладает такая страна, как Россия, — человечность и великодушие, глупость и жестокость. Осипов, дотошный писатель, не сомневается в столь грандиозных претензиях к своему творчеству. Пока мир решает, как поступить с последствиями путинского (возможного, но, безусловно, неизбежного) поражения, я считаю, 101 км Русские люди будут допущены к охране.

Осипов — врач-кардиолог, переехавший из Москвы в 2005 году на работу в больницу провинциального российского городка примерно в 100 километрах от столицы. 101 кмЕго вторая книга, изданная на английском языке, представляет собой сборник рассказов и научно-популярных эссе, выпущенных с тех пор.

Его художественная литература глубоко трогательна, универсальна и юмористична — жизнь постсоветских россиян пытается оставить след. Однако в этом томе его научно-популярная литература кажется важной. Он прибывает в город N—, энергичный врач-идеалист с эхокардиограммой в чемодане, восторженно восклицающий: «Граждане, принесите мне ваши сердца!» Мне захотелось закричать вслух.

Тем не менее, лечение больных в N- это не такой простой процесс постановки диагноза, за которым следует лечение, как вы можете себе представить. Пациенты Осиппо всеми способами стараются не помочь. Они не только не принимают лекарство, но даже не удосуживаются прочитать инструкцию. Это не обязательно потому, что они неграмотны, а как бы отсутствие общих знаний, способности, а точнее мотивации, использовать свои знания на практике.

Боги — это деньги и вино — «два проявления небытия, пустоты, смерти». В конце концов, общее мнение медицинского персонала и общественности старше определенного возраста — возможно, старше 70 лет — кажется, что они слишком стары, чтобы даже заботиться о своем здоровье. — Кому мы вообще нужны? спрашивает женщина. «Конечно, в советское время…» В советское время они были нужны; Была причина продолжать сражаться, несмотря ни на что. То, что описывает Осипов, больше, чем бедность, хуже, чем отчаяние. Это вакуум.

READ  Журналисты и писатели встали на защиту российского юриста-правозащитника

Сколько еще тепла и сострадания растет. Щедрость местных фермеров, которые приносят молоко жаждущим: «Нам платят? Ты что, с ума сошел?’; юмор и мужество некоторых из его пациентов; Как только чиновники уходят на пенсию на свои мраморные дачи, случайная доброта деловитых женщин средних лет, которые фактически управляют городом. Для Осибо, как и для всех врачей, в его профессии есть и утешение, и боль: «Своевременный звонок из больницы. Мне нужно… Я снимаю свой белый халат, смотрю в бархатистую темноту и говорю себе: (1) Это лучше, чем когда-либо будет; (2) Вот что значит счастье.

Надежда еще есть, а пока можно поднять старый советский тост: «Загнулась, так и будет».