dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 24 Апреля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Если Ю.Тимошенко – победитель, то кто проигравший?

Если Ю.Тимошенко – победитель, то кто проигравший?

Доктор филологических наук, Рудяков П.М.

Триумфатор в "газовой войне" - 2009, если верить словам Ю.Тимошенко, продолжающей праздновать свою победу, есть. Есть ли побежденные? И, если есть, то сломлены ли они или же готовят ответный удар?

"Газовая война", если не закончилась, то перешла в менее острую стадию, приобретя другие - не столь очевидные для непосвященных, СМИ и рядовых граждан - формы. Иллюзий по поводу того, что битвы за газ прекратились и что продолжения не последует, не питает никто. Ни в Украине, ни за ее пределами. Ни за восточными, ни за западными, ни за северными, ни за южными, ни за самыми далекими - заокеанскими.

В то, что кем-то из участников "войны-2009" одержана победа, можно верить или, наоборот, сомневаться в зависимости от занимаемой позиции, степени патриотизма, близости к "фан-клубу" той или другой стороны или же собственной вовлеченности в газовые "разборки". Если же взглянуть на проблему максимально отвлеченно - так сказать, со стороны, - то сама возможность победы в такой ситуации будет далеко неочевидной. Слишком много возможностей для реализации известной модели: "худой мир лучше доброй ссоры", - не было реализовано, слишком много шансов упущено.

Очевидно, что очередной "газовый" спор можно было разрешить на ранней стадии, не доводя дело до конфликта. "Газовый" конфликт можно было уладить оперативно и эффективно, не доводя дело до "войны". И даже "газовую войну" уже после ее начала тоже можно было остановить достаточно быстро и с гораздо меньшими потерями для каждой из сторон.

Тот факт, что спор перешел в конфликт, а конфликт, в свою очередь, перерос в "войну", заслуживает особого внимания. Сама ли по себе ситуация "катилась" в этом направлении? Или ее "подталкивали" именно туда, не пуская в другую, менее конфликтную и затратную, сторону? Если "толкали", то - кто? С какой целью и каким образом это делалось? Как заглянуть во тьму газового переговорного закулисья? Может, с помощью столь популярного благодаря литературному таланту А.Конан-Дойля "дедуктивного метода"?..

Кто все-таки участвовал в так неожиданно разгоревшейся буквально в "ночь перед Рождеством" и так же неожиданно завершившейся чуть ли не в годовщину Переяславской рады "газовой драке"? И кто же, в конце концов, вышел из нее победителем? Если, конечно, поверить, что победить в конфликте такого характера и масштаба, действительно, возможно.

С другой стороны, кто так и не принял участия в "войне"? То ли не рискнув ввязаться в типичную для украинско-российских энергетических отношений, к тому же получившую международную огласку склоку "всех против всех", то ли не успев или не сумев этого сделать, то ли не получив на такой шаг одобрения от тех, от кого привыкли ждать "заказа музыки". Неучастие, кстати, в данном случае не освобождает от ответственности…

Состав участников с украинской стороны достаточно внушителен по объему и представителен по составу. По сути, первая "газовая" сборная страны. Тут, кроме государства Украина, "Нафтогаз", Кабинет Министров, Секретариат Президента, Верховна Рада, "РУЭ" и Д.Фирташ, украинские СМИ, персонально ряд чиновников и политиков, включая В.Ющенко и Ю.Тимошенко, а также лоббисты всех уровней и мастей - свои и чужие.

Со стороны России список выглядит не менее серьезно и впечатляюще. В нем и Россия как государство, и "Газпром", и Кремль, и лично Д.Медведев и В.Путин, и Министерство иностранных дел в лице министра С.Лаврова, и остатки российской оппозиции в стране и за рубежом, и российские СМИ, и, конечно, вездесущие лоббисты всех уровней и мастей.

В большую игру на газовом "Кубке Кремля", кроме россиян и украинцев, включились представители "старого" континента. Были замечены и Евросоюз, и Еврокомиссия в лице руководства Чехии, и профильные еврокомиссары и чиновники разных мастей, и председатель ЕК Ж.М.Баррозу, и правительства ряда стран ЕС и Европы в лице своих руководителей и других министров, и европейские СМИ, и - лоббисты всех уровней и мастей.

Стадия непосредственного участия Европы в конфликте и присутствия ее официальных представителей на новогодней газовой "сцене" оказалась непродолжительной. Сдвинуть процесс урегулирования с "мертвой" точки европейцам не удалось. Добиться конструктивизации "военных" подходов от его непосредственных участников - России и Украины - тоже.

Участие Европы в "газовых" событиях имело еще одну особенность. Она состояла в том, что с европейской стороны в "войну" оказались втянуты потребители газа: и "промышленные", и бытовые, на собственной шкуре ощутившие все ее негативы. Это придало восприятию всего происходившего европейцами особенную остроту ощущений: ругались двое, а мерз, причем, не виртуально, не по-игрушечному, а очень даже по-настоящему - третий.

Обжегшись на трагикомической истории с отправкой наблюдателей на газовые объекты в Украине и России, европейская сторона сочла более предпочтительным для себя вариант наблюдения за "газовой дракой" со стороны. Покидая "сцену" и не ощущая при этом особого удовлетворения, европейцы много говорили о происходящем, и, надо сказать, общий смысл и тон их комментариев и оценок оказался для нас весьма неутешителен.

Те, кто вышел на улицы европейских городов в знак протеста против отсутствия газа и тепла в жилищах, не стеснялись в выражениях, запуская в оборот даже такие острые и крепкие определения, как "газовые террористы".

Те, кто оставался в высоких кабинетах, были более дипломатичны, но тоже крайне резки. Показательным выглядит резюме Ж.М.Баррозу, заявившего, что кризис стал для него "огромным разочарованием и уроком". "Я впервые вижу, - сказал глава Еврокомиссии, - такую манеру вести переговоры, как у наших российских и украинских партнеров. Подписываются соглашения, за которыми не следует абсолютно никаких действий. Такого я не видел даже в ходе переговорных процессов в Африке".

Как это ни странно, но в Украине оказалось немало тех, кто не полез в "газовую драку". Например, Министерство иностранных дел и его предводитель В.Огрызко. Министерство, промолчав в течение всего кризиса, уже после драки ни к селу, ни к городу "махнуло кулаком",  обвинив Россию в очередном коварном замысле. Министр же так старательно маскировался, что даже вдруг захотелось его поискать: "Где вездесущий и всемогущий Огрызко? Как же без него? Почему его нет в логове вражьего "Газпрома"?".

Не вмешивалась в события Служба безопасности. А ведь при желании могла вмешаться! Взять, скажем, под арест прямо в аэропорту О.Дубину во время или одного из его вылетов в Москву, или возвращения оттуда. Почему нет? На том примитивно-пещерном уровне, на котором размышляют в СБУ времен В.Наливайченко, в действиях руководителя НАК "Нафтогаз" легче легкого можно было усмотреть "угрозу национальной безопасности".

Крайне сдержанную позицию неожиданно заняли СНБО, МВД, УГО и руководители этих ведомств. Хотя вполне способны были бы отличиться. Ю.Луценко мог бы, к примеру, как в истории с Л.Черновецким, "по-мужски" почесать кулаки о кого-нибудь из вражеских переговорщиков. В.Гелетей, "получив сигнал", мог бы во главе своих бойцов объявиться в Москве, взявшись отстаивать там украинский "конституционный порядок" и должностных лиц, которых Управлению госохраны "положено" защищать.

Эти и другие ведомства и чиновники предпочли в ходе кризиса "не светиться", однако этого может оказаться недостаточно для выведения их за пределы круга возможных претендендов на роль "газонутых Тимошенко" или, другими словами, тех, для кого "война-2009" означает поражение.

Легко заметить, что из всех украинских участников "газовой войны" победителем представляет себя только премьер-министр. При этом Ю.Тимошенко еще решительнее, чем ранее, позиционирует себя в качестве единственного выразителя интересов Украины. Показательно в этом плане звучат ее слова: "…значит, президент неправильно понимает национальные интересы", - с улыбкой, без тени смущения и без секунды промедления произнесенные в ответ на один из вопросов на пресс-конференции.

Кого же победила (если, действительно, победила?) Ю.Тимошенко? Сама она в число побежденных зачисляет: В.Ющенко, В.Януковича, "РУЭ"-Д.Фирташа, а также "коррупцию в газовой сфере". Ну, и еще - Россию.

По газовой коррупции, судя по всему, премьер, действительно "врезала" здорово. Неслучайно первым спонтанным ответом со стороны президента уже на следующий день после объявления о подписании "газовых" контрактов стал "втык" руководителям СБУ и Генпрокуратуры за срыв планов именно по борьбе с коорупцией. На ровном месте и с истерикой.

Если предположить, что одним из итогов "газовой войны-2009" станет снижение уровня коррупции в сфере газового импорта и дистрибуции, то это было бы здорово. Правда, не покидает мысль о том, что в понимании президента и премьера коррупция и коррупция это - две большие разницы. Грызут сомнения, что действия Ю.Тимошенко против "РУЭ" и всего, что с ним связано, это - удар по "чужой" коррупции без ущерба для "своей".

Удар Ю.Тимошенко лично по В.Ющенко тоже, надо признать, оказался силен. Подтверждением этого факта может служить обилие оценок с общим знаменателем: "Газовая война" принесла новый успех Ю.Тимошенко, став для нее еще одной ступенькой в борьбе с В.Ющенко за президентский пост", - в комментариях зарубежных экспертов и в материалах мировых СМИ.

В чем заключается этот удар? В том ли, что итогом "газовых битв" может оказаться исключение из схемы поставок газа в Украину и в Европу компании "РосУкрЭнерго", выразившей, по слухам, готовность выступить в роли спонсора в проекте продвижения В.Ющенко на второй срок?

Возможно, однако, кое-какие обстоятельства заставляют взглянуть на проблему шире. Во-первых, как писали (хотя и по другому поводу) классики, слухи о смерти "фирмы Фирташа" сильно преувеличены. Во-вторых, свято место пусто не бывает, вместо нее в игру могут вступить другие, не менее мощные и не менее опасные для конкурентов нынешнего президента, силы.

Может быть, дело все-таки не в упущенном, по словам премьера, вследствие возможного ухода с газового рынка "РУЭ" В.Ющенко (а также еще одним претендентом на президентскую "папаху" - В.Януковичем) финансовом ресурсе, а в том, что президент и его окружение восприняли действия Ю.Тимошенко в ходе "газовой войны" как откровенный сигнал к началу "гражданской войны" и оказались неготовыми в такому повороту?

Вполне вероятно, что "газовая" атака Ю.Тимошенко на внутреннем "фронте" вызвала в лагере В.Ющенко нечто, очень похожее на панику. И, надо откровенно признать, что Банковой было от чего запаниковать. Пусть очередная "победа" Ю.Тимошенко и оказалась в значительной степени блефом и длилась (как, кстати сказать, и в случае с внесением поправок в согласованный между Брюсселем и Москвой протокол) не более суток, но "волна" в медиа-пространстве от нее пошла колоссальная. Теперь, даже если СНБО признает "газовые" договоры с "Газпромом" изменой Родине, а какой-нибудь из районных судов приговорит премьер-министра в течение ста лет раскаиваться в содеянном и публично извиняться за нанесенный ущерб, - в массовом сознании значительной части избирателей именно она останется триумфатором в "газовой войне", принесшая стране (и себе!) честь и славу.

Стоит ли ожидать от Секретариата Президента удара в ответ? На мой взгляд, стоит и очень скоро. Каким именно этот ответ окажется, предполагать сложно. С одной стороны, возможностей предостаточно. Реальные позиции Ю.Тимошенко и в вопросах энергетики, и в экономике в целом, и в социальной сфере достаточно уязвимы. Что называется: бей - не хочу! С другой, фантазия и профессионализм на Банковой в явном дефиците.

Ответ Виктора Ющенко Юлии Тимошенко вполне может оказаться ассиметричным. Уступив в газовом вопросе и согласившись по тем или иным соображениям молча признать этот факт, - президент способен "врезать" премьеру на каком-нибудь другом направлении, например, в области курсовой политики, устроив национальной валюте такие "качели", что аукнется не только в бывшем "сером" доме на Грушевского, а по всей стране.

Судя по всему, Украина вступила в новую стадию своей истории. Начался этап уже не скрываемой, а открытой вражды между двумя главными центрами власти - президентом и премьер-министром - и обмена взаимными ударами уже не до "первой крови", а "до смерти".

Итак: кто - кого? Шансы сторон примерно равны. "Газовая победа" Ю.Тимошенко оказалась неожиданностью для ее основного соперника в конкуренции за пост президента, но не стала его окончательным поражением. Вся борьба, по-видимому, еще впереди. Впереди и момент определения цены победы и выставления счета за нее. Счета, который, как ни крути, придется оплачивать Украине и украинцам. Оплатим ли? Не придется ли идти с протянутой рукой по миру и залезать в карман к потомкам?

..Мы можем не успеть даже оглянуться и оглядеться, как надо будет подниматься в очередной "газовый бой". Но уже не нам. А нашим детям. И это - страшно. И допустить этого нельзя ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах и ни под каким соусом.