dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Позиция оппозиций – искать оппозиц-председателя?

Позиция оппозиций – искать оппозиц-председателя?

Позиция оппозиций - искать оппозиц-председателя?

Все, что происходит после президентских выборов в Украине как во внутренней политике, так и на международной (и особенно междусобойно-постсоветской) арене, достойно быть сопровождаемо, с одной стороны, «Маршем энтузиастов», а с другой – «Реквиемом» (композитор – на выбор, лично мне предпочтителен все-таки старый добрый Вольфганг Амадей). Так или иначе, поле электоральных битв и неуемная жажда власти трансформировались для нынешнего консолидированного (в виде всех возможных и невозможных ветвей власти) правительства в поле активной жатвы, а жатва власти для тех, кому не удалось водрузить вымпел своего политического бренда на властном олимпе, – поистине в жатву скорби. И, как говорится в советской киноклассике, «а вдоль дороги мертвые с косами стоят»… Противники, кажется, полностью раздавлены «пикирующим бульдозером» (© Андрей Шевченко-не-тот-что-был-когда-то-футболистом-а-тот-что-был-когда-то-журналистом, см.: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2010/05/4/5007099). Вопрос – насколько эти, с косами которые, мертвые? И не рано ли их хоронить «консолидированной» и «стабильно-реформаторской» власти? Три скромных соображения по этому поводу. В двух частях.

I. Анамнез: феномен украинской оппозиции как украинское ноу-хау

Оппозиция – это искусство обещать то, чего правительство не может исполнить.

(Гарольд Николсон)

Пытаясь постичь тайны высокой политики, никогда не вредно обратиться к богатейшему опыту британцев – не только мудрых, но и дошлых в вопросах изменчивости политических принципов и постоянства национальных интересов (доказано Черчиллем и тысячу раз передоказано Владимиром Михайловичем). Гарольд Николсон, потомственный дипломат и просто (остро)умница, изучивший на практике своей службы восточные тонкости в Персии и Турции, византийские хитрости в России, тайны мадридского двора в Испании, казалось бы, дал, при всем цинизме, «окончательную» и «решительную», как бумажка профессора Преображенского, содержательную характеристику самого понятия оппозиции (см. выше):

1) у оппозиции не может быть содержания, ибо она – лишь мечтаемо временное оборотное лицо власти;

2) у нее может быть функция (популистско-демагогическая), позволяющая отверженным и отринутым играть на повышение (часто – и часто вынужденно – блефуя при этом);

3) звание (номинал) оппозиции – это инструмент прихода или возвращения во власть, не более и не менее.

И как же ошибался британский дока-дипломат! Рано умер (1968), а то бы дожил до наших дней, до нынешних украинских политических сюрреалий, и убедился в своей крайней наивности, столь часто присущей истинным циникам. Ведь его афоризм, похожий скорее на лаконичную констатацию, относился к более или менее четкой биполярной системе распределения политических сил, подлежащих – с большей или меньшей степенью регулярности – ротации. Збигнев Бжезинский со своей метафорой большой шахматной доски тоже вроде бы предполагал, что на политическом шахматном поле и фигуры, и клетки бывают двух, оппозиционных по отношению друг к другу, цветов. Рассчитана эта система в любой цивилизованной стране на простоту обывателя, по совместительству избирателя (а в США – еще и выборщика) – чтоб без туманящих душу и разум полутонов, по-черно-белому. Но вместо этой благородной простоты в Украине – беспрестанно меняющий свои конфигурации и сверкающий всеми цветами радуги калейдоскоп. Как тут вообще можно понять, что такое оппозиция и что ей делать в сложившихся условиях?

Во-первых, оппозиция, если даже допустить ее существование, по определению будет совершенно дезориентированной: как она сможет пообещать то, чего правительство не может исполнить, если правительство обещало сначала что-то одно-второе-третье, а исполняет что-то вроде бы другое-четвертое-пятое-через-десятое? Ведь оппозиция обречена всегда действовать на противоходе, а как такие действия возможны на нашей «маленькой шахматной доске», когда не известно, какая фигура в следующий момент сделает «ход конем в дамки»?

Во-вторых, что же все-таки такое наша оппозиция? До сих пор у нас не могут разобраться в том, кто разбрасывал в Верховной Раде шашки и зачем. То ли представители коалиции, чтобы «натереть имидж» оппозиции, то ли представители оппозиции, дабы сохранить хорошую мину при не то что плохой – пожалуй, окончательно проигранной (для этих конкретных представителей) игре?

Еще пример: на днях коалиция утверждает на освобожденное Александром Лавриновичем место вице-спикера ныне коалиционера от фракции КПУ Адама Мартынюка, следуя непререкаемой логике вечного украинского déjà vu (дважды президент, дважды премьер-министр, дважды премьерша, дважды спикер, трижды генеральный прокурор, трижды вице-спикер, четырежды не пойманный – не вор и т.д. и т.п. и т.п.). Место, по неподкрепленной регламентом ВР негласной договоренности закрепленное за оппозицией. Оппозиция возмущается: нехорошо, мол, не по-мужски и не по-офицерски слово не держать. Хотя, конечно, вполне по-депутатски. На это есть простой ответ, озвученный некоторыми депутатами ВР от ПР: а чем Адам Иванович не оппозиционер? Ну и что, что в коалиции? Он ведь коммунист, а коммунисты, знаете ли, ко всем остальным политическим партиям в оппозиции. Принципиально и всегда, ибо как к однопартийности сызмалетства (еще ленинского) приучены. Так что все нормально… Ну, а после внесения изменений в Регламент (Основной Закон?) ВР, согласно которым в Раде могут существовать множественные оппозиции (плюрализм, однако!), это уже не калейдоскоп – это бедлам какой-то.

Впрочем, справедливости ради следует напомнить, что не только нынешняя власть из трех сосен на высокой политической опушке умудрялась устроить целый лес и сыр-бор, в котором пропадали во всеобщей растерянности, как в бермудском треугольнике, не только граждане, политологи и комментаторы, но и сами панове депутаты и примкнувшие (присосавшиеся) к ним.

Кто, например, при «оранжевой власти» представлял власть, а кто – «оппозицию», когда жарким летом 2006-го подписывался Универсал национального единства? Напомню: среди подписантов были, конечно, президент Украины Виктор Ющенко, дважды на тот момент (и не факт, что не в последний раз) голова, а также по совместительству ум, честь и совесть Верховной Рады Александр Мороз, и.о. премьер-министра Юрий Ехануров, лидеры фракций: от Партии Регионов – Виктор Янукович-старший, от блока «Наша Украина» – Роман Безсмертный, от Социалистической Партии Украины – Василий Цушко, от Коммунистической партии Украины – Петр Симоненко (последний, правда, с шестью – число-то какое! – оговорками, ну да тут удивляться нечему, ведь коммунисты всегда в непримиримой оппозиции, см. выше об Адаме Мартынюке). Юлия Тимошенко ни подпись, ни даже факсимиле ставить на документе не пожелала – со своими оговорками и заявлениями об измене. Уже тогда все очевидно смешалось, как в доме оранж… в смысле Облонских. Для параллели напомню Льва Толстого: «Жена узнала, что  муж  был  в  связи <…> и объявила мужу,  что  не  может жить с ним в одном доме.  Положение  это  <…> мучительно чувствовалось и  самими  супругами,  и  всеми  членами  семьи,  и домочадцами. Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет  смысла  в  их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди  более связаны между собой, чем они, члены семьи и  домочадцы  Облонских». Замените Облонских на оранжевых – получится ровно то же, разве что в случае с Универсалом мешанины еще больше, потому что он на деле оказался просто «папірцем», а потому ни наличие подписей, ни их отсутствие под этим документом не имело абсолютно никакого значения для прояснения того, какова сложится реальная и, может быть, даже нормальная бинарная конфигурация власти и оппозиции в стране.

Кто где находился в ситуации, когда шли долгие и мучительные переговоры о создании теперь уже легендарной коалиции ПРиБЮТ («кремлевской», по словам Виктора Ющенко, и заставившей В.М. Литвина заявить о том, что в случае ее оформления он подаст в отставку «по моральным причинам»), разрешившейся тем, что Виктор Янукович-старший вскрыл нарыв и отказался от перспективы быть избранным в парламенте, т.е. первым сделал тот самый «ход конем в дамки», чем перехватил электоральную инициативу и нанес серьезный ущерб рейтингу Юлии Тимошенко (вдобавок к тому ущербу, который она всей этой историей нанесла сама себе)? Только просьба не отвечать на этот вопрос ссылкой на яростные «волання» со стороны НУ-НС и утверждать, что этот блок, представлявший блок тогдашнего президента и, следственно, власти, был вытеснен в оппозицию. Власть, она же оппозиция, – это нечто новое в политической действительности и большая загадка для специалистов в области public policy analysis.

Украина как «центральная окраина» более мощных государств веками вынуждена была пробавляться идеологией пресловутой «многовекторности», артикулированной, правда, только при Леониде Даниловиче. Но когда завертелась властно-оппозиционная карусель, уже «внешним силам» пришлось переходить в режим «многовекторности» в отношениях с украинскими элитами, потому что трудно было понять позиции (и оппозиции) каждой, а, стало быть, на деле потихоньку договаривались (или поговаривали) со всеми (ну, почти).

Нынче же в вопросе с оппозицией, как и всегда, что-то таки да «пороблено в Україні» (© 95-й квартал) «с присущим нашим украинским коллегам изяществом» (© Д.А. Медведев). А что пороблено – никакой Черчилль не разберет. В этом, собственно, ноу-хау и состоит. Не в том, чтоб комар носа не подточил, а в том, чтоб сам черт ногу сломал во всем этом колобродии.

Диагноз попытаемся поставить во второй части…