dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 21 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Миф о "free-and-fair" выборах на послепедофильно-посторанжевой стадии украинской демократии

Миф о "free-and-fair" выборах на послепедофильно-посторанжевой стадии украинской демократии

Доктор филологических наук, Рудяков П.М.

Почти олимпийское спокойствие, с которым и местный политический класс, и ряд его знаковых персон восприняли скандал вокруг педофилии, - не могло не вызвать глубочайшую обеспокоенность состоянием не только нашей общественной морали, но и украинской демократии как таковой.

То, что практически в любой другой стране цивилизационного круга, к которому мы тщимся себя относить, дало бы толчок к взрыву публичного негодования, а заодно означало бы конец политической карьеры не только для упомянутых в контексте возможной причастности к издевательствам над детьми, но и тех, кто их поддерживает и покрывает, кто с ними так или иначе связан, - у нас не получило должной оценки, ни правовой, ни моральной.

Это обстоятельство заставляет думать, что украинская демократия в настоящий момент, в отличие от  пациента, который "скорее жив, чем мертв", - скорее мертва, чем жива. Она поражена иммунодефицитом особого свойства. Иммунитет ко всему тому, что представляет для нее угрозу, требуя незамедлительной и адекватной защитной реакции, ею либо утрачен, либо - что, в общем, тоже весьма вероятно - так и не приобретен.

Под влиянием целого набора разнообразных по сути и происхождению факторов наше общество на нынешнем - постсоветском - этапе развития трансформировалось не в гражданское общество "староевропейского" типа, а в суррогатный вариант рынка, причем рынка "дикого", лишенного самой элементарной и, как показывает практика, жизненно необходимой регуляции.

Произошла редукция демократического общественного устройства в его национальном украинском варианте в товар, ценность которого определяется исключительно заинтересованностью в нем рынка во всей его деформированной и извращенной "красе". Шанс превратить демократию в фундаментальный элемент культуры, в основополагающее звено принципиально новой модели  развития личности и общества был упущен.

Именно по этой причине процессы, протекающие в таком квазиобществе-рынке, определяются законами рынка, а не социума в традиционном понимании термина. Все, что предлагается общественному вниманию на предмет восприятия или, наоборот, отторжения, а также оценки с точки зрения общественной морали, соответствия принятой системе ценностей, - приобретает характер выбрасываемого на рынок с целью скорейшей продажи товара со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Товар "педофилгейт", например, оказавшийся слабо востребованным рынком, был быстро снят с реализации. То же самое произошло и с такими, скажем, товарами, как "политическая коррупция" ("случай БЮТ + ПР"), "газовая война" ("случай Тимошенко - агент Кремля"), "министр-дебошир" ("случай Луценко"), "охота на людей" ("случай Лозинский"), "фальшивый диплом" ("случай Кислинский") и другие, - спрос на которые был еще слабее.

Судьба товара под названием "пандемия гриппа H1N1", если говорить о нем как о явлении не медицинском, а политическом или идеологическом, пока не вполне ясна, однако, судя по всему, его в скором будущем уберут с витрин, переместив на менее заметные места в дальних углах торговых площадей. За недостаточной надобностью, так сказать. Использовать эту торговую марку с видимой пользой для себя и артикулированным ущербом для конкурентов так и не удалось никому из украинских "продавцов".

Все это страшно. Однако, еще страшнее то, что ничего другого на нашем псевдодемократическом рынке не предлагается. В таких условиях любые планы проведения в стране такой ключевой процедуры демократического строя, как выборы, и все разговоры о том, что эти выборы могут быть "свободны и честны", есть чистейшей воды демагогия.

Есть еще одно обстоятельство, не дающее оснований для оптимизма в оценке нынешних украинских демократических достижений и завоеваний. Это - крайне плачевное состояние национальной экономики, доведенной, судя по всему, до последней черты и поставленной на грань катастрофы.

Беда никогда не приходит одна. Все те беды и невзгоды, с которыми пришлось столкнуться Украине в последние месяцы и недели, при всей их негативности и небезопасности все-таки не так страшны, как их рисуют или, во всяком случае, несмертельны для большинства украинцев. Это утверждение относится даже к "свиному" гриппу, с жуткой регулярностью уносящему жизни людей, вопреки всему тому, что пытаются предпринимать государственные и медицинские чиновники для борьбы против него.

Если принять, что одна беда всегда тянет за собой другую, а то, что мы имеем на сегодняшний день - это грозное предупреждение о новой беде, то украинцам стоит готовиться к чему-то очень-очень плохому и страшному.

В искусственно наэлектризованной и электризуемой еще сильнее ситуации, в которой страна находится сегодня, может создаться впечатление, что не пустить в свой дом новую беду украинцам позволит правильный выбор на  президентских - извините за вынужденную тавтологию! - выборах.

Это - чистейшей воды иллюзия. Даже если новый президент будет избран и приведен к присяге (что возможно) и даже если бы им оказался такой признанный гений государственного менеджмента, как, например, Т.Рузвельт (что, увы, невозможно), - ему в авральном порядке придется браться не за возрождение или, хотя бы, "лечение" демократии, а за удержание страны от падения в социально-экономическую бездну.

"Голодная" демократия коренным образом отличается от демократии нормальной, основанной на частной собственности, действительных правах человека, реальном верховенстве права. В "падающих" (failing) - слабо организованных и плохо управляемых - государствах, охваченных, к тому же, хроническим экономическим, политическим кризисами и кризисом идентичности, - любые формы демократического устройства обречены на перерождение и на превращение в собственную противоположность.

Демократические выборы в Украине невозможны. Все те мероприятия, которые формально - "про людське око" - обозначаются у нас словом "выборы", в действительности, представляют собой не более, чем площадку для выработки несколько обновленного формата сговора элит, а также повод для изъятия в пользу определенной группы лиц очередной порции "налога на демократию" у внутренних и внешних спонсоров.

О какой-либо свободе выбора для граждан, то есть ответственного волеизъявления, основанного на осознанном, построенном на осмыслении стратегиии и тактики государственного и общественного развития, а также на хотя бы относительно полной и объективной информации о каждом из кандидатов, речь вообще не идет.

Избиратели, не ведающие даже о таких "мелочах", как реальное материальное положение или действительное место жительства претендентов на высший государственный пост в государстве, - лишены и достоверной информации, и ее оценки, и всего остального, без чего мечтать о "свободно-честных" ("free-and-fair") выборах не приходится.

Роль избирателя сведена у нас до минимума. Тогда как в обществе реальной демократии эта роль является решающей не на словах, а на деле.

В контексте досужих пересудов о "свободно-честных" выборах в Украине особого внимания заслуживает тема общественной и политической морали. Точнее - ее, этой самой морали, отсутствия.

Цель, пусть самая неблаговидная или даже откровенно преступная,  в Украине не просто оправдывает средства, а делает сам разговор о выборе средств и о применении определенных критериев для их отбора неуместным.

Представьте себе, что на паре-тройке избирательных участках,  в Одессе, Запорожье, Львове или Полтаве в день голосования 17 января избиркомы вдруг оказались бы полностью сформированы из членов БЮТ или людей, симпатизирующих этой политической силе.  Нет сомнений, что результат Ю.Тимошенко на этих участках составил бы 100 или даже 102%.

Если бы на каких-то других участках избиркомы состояли из "людей Ющенко", то 100% голосов на них получил бы действующий президент.

А ведь это больше, чем у генсеков и членов ЦК КПСС, которым по доброй эсэсэсэровской традиции записывали процентов эдак 99,8-99.9.

Можно ли считать такое положение дел нормальным? "Конечно, нет!", - ответят вам, не сговариваясь, француз, немец, англичанин и даже, пусть и несколько лукавя, чех с поляком.

"Можно!", - скажет украинец, подумав и, может быть, вспомнив что Конституция у нас не запрещает ни депутатскую педофилию, ни фальшивые дипломы зампредов СБУ, ни пьяные дебоши министров в международных аэропортах. А если бы даже запрещала, то что с того? Кому бы от этого в Украине стало жить веселее?