dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 19 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика РУХ, который ухнул, но рухнул

РУХ, который ухнул, но рухнул

РУХ, который ухнул, но рухнул

Вот и минули первые двадцать лет существования Народного Руха Украины. Сказать, что они пролетели незаметно, было бы, наверное, не совсем правильно. Если заводить речь об эффекте незаметности, то скорее применительно не к прошедшим годам, а к самому Руху.

После бурного, яркого старта, в ходе которого была даже сделана заявка на превращение в правящую политическую силу в стране, Рух сначала притормозил, потом затормозил, а еще чуть позже стал практически незаметен, утратив и свою уникальность, и значимость, и политический вес.

Сегодняшний Народный Рух мало что решает и мало на что влияет. Это - всего лишь одна из маргинальных партий, участвующая в оформлении общего фона украинского политического процесса, то есть в том, что вполне можно было бы определить как "подтанцовку" для главных "танцоров".

Почему так случилось? В чем причина того, что общественное движение, имевшее в момент своего формирования блестящие перспективы и колоссальный кредит доверия, так себя по-настоящему и не реализовало? Выиграла ли или проиграла Украина от того, что Рух "рухнул"? Могла ли ситуация развиваться по-иному и, если да, то было бы нам лучше или хуже?

Позволю себе предположить, что в глазах многих украинцев главным преимуществом Руха в конце 80-х была его альтернативность. Именно она привлекла в него огромное количество разных людей из разных сфер жизни.

Несмотря на то, что на первых порах в официальном названии Руха присутствовали слова "за перестройку", всем было понятно, что это - не более, чем тактический ход и перестраховка, и что речь будет идти совсем не о той "перестройке", которую предлагали КПСС и ее лидер М.Горбачев.

Когда на экранах телевизоров пошли первые публичные дискуссии с участием Л.Кравчука, занимавшего тогда должность секретаря ЦК КПУ по идеологии, и активистов-"идеологов" Руха И.Драча, В.Брюховецкого и др., - публика смогла убедиться в том, что ничего общего между противостоящими сторонами - Рухом и КПСС - нет и быть не может.

По всем без исключения вопросам, о которых заходила тогда речь, Л.Кравчук и его оппоненты высказывали если и не прямо противоположные, то во всяком случае очень разные точки зрения. Дискуссия не предполагала компромисса. Было очевидно, что сторонам не дано достичь консенсуса ни при каких обстоятельствах.

Обозначив альтернативу всему тому, на чем держался СССР и что в восприятии масс было связано с образом Компартии, Рух, к сожалению, ни тогда - на рубеже 80-90-х годов, - ни впоследствие так и не сформулировал сущность предлагаемого им альтернативного "проекта".

Кроме общих слов и деклараций, общество так ничего и не услышало. Рух оказался достаточно смел и энергичен для того, чтобы, образно говоря, вылезти из своего окопа и выпрямиться на бруствере в полный рост, но слишком осторожен или слаб, чтобы продолжить движение и пойти в атаку.

"Нам вождя не доставало..," - пел в одной из своих песен В.Высоцкий, педалируя тот фактор, который в коммунистическом дискурсе принято было определять как роль личности в истории. Не стало ли отсутствие "вождя" причиной торможения Руха, перешедшего затем в откровенный застой?

Писателям и ученым-гуманитариям, стоявшим у его истоков (стоит напомнить, что формально Народный Рух создавался по инициативе двух институций: Союза писателей Украины и Института литературы им. Т.Г.Шевченко Академии наук), адекватно ответить на все вызовы момента было объективно крайне непросто.

Да и, чего греха таить, субъективный фактор играл в данном случае не за, а против нового общественного движения: масштаб личности у большинства из тех, кто, по тем или иным мотивам кинувшись в суматоху нового "проекта", оказался на виду, оказался не совсем тот, что был нужен, да и личные качества, мягко говоря, оставляли желать лучшего.

Реальный шанс на прорыв в новое качество появился у Руха, когда его возглавил В.Черновол, блестяще справлявшийся с ролью политического лидера общенационального масштаба. Он звал и вел за собой других, заряжая энергией и возвращая надежду, однако в середине 90-х инерция общественного развития была, очевидно, слишком сильна для того, чтобы его усилия увенчались быстрым успехом.

Кроме того, и о противодействии, с которым сталкивался Рух с момента своего создания, забывать никак не следует.

Политические маргиналы, выдвинувшиеся на руководящие позиции в Рухе (точнее, в Рухах, поскольку движение раскололось на две части) после смерти В.Черновола, вряд ли способны вдохнуть в него новую жизнь.

В ходе мероприятий по случаю 20-ой годовщины Руха один из его "отцов-основателей", посетовав на то, что руховцев в начале 90-х "не пустили" во власть, заявил, что именно это обстоятельство стало главной причиной кризиса как самого Руха, так и национал-патриотического в Украине движения в целом.

Вряд ли такое объяснение можно считать корректным. Представителей Руха во властных кабинетах всех уровней всегда было достаточно много.

Другое дело, что толку от их пребывания там никогда не было ни для Руха, ни для страны, ни для ее граждан. Попадая во власть, эти люди предпочитали заниматься устройством собственных дел, напрочь забывая о высоких материях, о которых любили рассуждать на руховских собраниях.

Проблема, таким образом, не в том, что Руху не удалось проникнуть во власть, а в том, что для большинства руховцев получение высокой должности и доступа к "кормушке" было самодостаточной ценностью. После этого ни о чем другом, кроме личной наживы, никто из них не думал.

…Рух рухнул, но жизнь продолжается. И политическая жизнь - в том числе. Ниша, которую мог бы и должен был бы занимать Народный Рух в его идеальном виде, по сей день остается незанятой.