dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 19 Августа 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Диалог и диаложество: необязательные мысли вслух безо всякого повода

Диалог и диаложество: необязательные мысли вслух безо всякого повода

Диалог и диаложество: необязательные мысли вслух безо всякого повода

Слово "диалог", хоть по происхождению и не славянское, успело прижиться в славянских языках, став в них своим. Его значение известно и хорошо понятно. Диалог - это разговор, обмен мнениями, предполагающий участие двух особ.

В зависимости от контекста у понятия "диалог" могут появляться те или иные оттенки значения. В политическом лексиконе, например, "диалогом" часто называют то, что, следуя правилам лингвистики, следовало бы обозначать словосочетанием "конструктивный диалог" - обмен мнениями, направленный не только на собственно их обмен, но еще и на сближение.

Производным от "диалога" является слово "диалогизм". Оно менее известно, менее привычно. Тому, кто захочет отыскать его в словаре или справочнике, придется основательно попотеть возле книжных полок или в компьютерных поисковых системах. Если его и употребляют, то крайне редко и, к тому же, в самых разнообразных значениях.

В моем представлении "диалогизм" означает настроенность на диалог, внутреннюю готовность субъекта к нему. Предлагаю принять это толкование в качестве рабочего и читателям.

Слово "диаложество", в отличие от двух предыдущих однокоренных с ним, это - чистейшей воды неологизм, появление которого, вроде бы, спонтанно, но в то же время вызвано целым рядом причин, имеющих место в настоящее время как в наших, так и не только в наших широтах.

Под "диаложеством" предлагается тоже понимать разговор, но разговор неправильный, "испорченный". "Диаложество" - это тоже обмен мнениями, но обмен извращенный, предполагающий механическое выслушивание партнера без проникновения в суть того, что он говорит.

Это - такой способ ведения дискуссии, при котором идея диалога как обмена мнениями с целью формулирования позиций, а возможно, и их сближения отрицается.

Сохраняется форма диалога, в то время как единство его формы и содержания разрушается. Диаложество - иммитация диалога, направленная на его компрометацию. И точка зрения партнера,  и он сам как таковой оказываются при этом несущественны и нисколько неважны.

Слова "диалог" и "диаложества", хотя и звучат похоже, по своему значению далеки друг от друга, как небо и земля.

Диалог - инструмент для поиска компромисса, для выработки общего для его участников взгляда на проблему, единого подхода к ее разрешению.

Диаложество - способ отвлечения внимания собеседника, усыпления его бдительности для последующего навязывания собственного мнения без учета мнения другого.

Кроме всего прочего, диаложество - это еще и одна из форм ведения информационной войны, причем, в умелых руках - достаточно действенная.

Диалог предполагает равноправие партнеров. Диалог пана и холопа, палача и жертвы возможен, но в этом случае диалог как явление утрачивает свой истинный облик, превращаясь в собственную противоположность и становясь  псевдодиалогом, то есть явлением совсем иной природы.

Вне идеи равноправия, имеющей под собой реальную основу и признаваемой обеими сторонами, диалог теряет свое природное конструктивное начало.

Предсмертный вопрос Георгия Гонгадзе: "Дядя, за что ты убиваешь меня?", - обращенный к милицейскому генералу-убийце Пукачу, - это тоже попытка завязать диалог, попытка отчаянная и, к сожалению, тщетная.

Ответное молчание Пукача, соединившее в себе подло-трусливый отказ от разговора и преступное деяние, может служить наглядным примером того, как украинская власть представляет себе диалог с собственным народом. 

Если бы убийца попытался все-таки ответить на вопрос жертвы - хотя бы только мысленно, хотя бы самому себе! - жуткого преступления, может быть, удалось бы избежать.

Неотъемлемым атрибутом диалога является восприятие того, что говорит партнер. Диалог невозможен без готовности слушать собеседника. И - слышать его, не отбрасывая априори те оценки и суждения, которые он пытается донести до сведения другого.

Тот, кто слышит только самого себя, неспособен стать участником полноценного диалога по определению. Не слушая другого, трудно добиться того, чтобы он слушал тебя.

В нашей жизни ощущается, с одной стороны, перенасыщенность диаложеством, с другой, - катастрофическая нехватка диалога.

Практически остановлен диалог власти и общества. На нулевой отметке замер диалог между различными группами и группировками внутри самой системы власти. Близок з полнейшему затуханию диалог общества и личности, особенно, - обмен мнениями на темы духовности и морали. Вряд ли можно быть довольным диалогом, существующим между различными социальными группами, между старшим и младшим поколениями и др.

В большинстве случаев, когда речь идет об острых и злободневных вопросах общественного или государственного бытия, потенциальные участники обсуждения предпочитают заниматься именно диаложеством.

Сначала они с наслаждением и явно без чувства меры поливают грязью возможных партнеров по диалогу, чтобы затем, словно спохватившись, вдруг берутся забрасывать их предложениями о переговорах.

Если ситуация не изменится в ближайшее время, может оказаться пройденной точка невозврата. И тогда отсутствие диалога превратится в угрозу не только национальной идентичности, но и самой государственности.

Для диалога необходимы две стороны. Односторонний диалог невозможен. Кто-то должен предложить начать диалог. Кто-то - принять предложение. Без взаимного доверия тут никак не обойтись. Как не обойтись без взаимного уважения, без равноправия, без обоюдной ответственности за то, чтобы диалог в очередной раз не превратился в диаложество.