dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Что после «мирного» плана: мир или война?

Что после «мирного» плана: мир или война?

Что после мирного плана: мир или война?

П.Порошенко, выдержав определенную паузу, сделал шаг, который ждали от него многие: остановил АТО. Пускай временно, пускай в большей мере формально, на бумаге, чем реально, на деле, но – остановил. Накануне Дня памяти погибших в Великой Отечественной войне был, наконец, обнародован президентский приказ о временном прекращении огня вкупе с документом, содержащим мирный план по урегулированию ситуации на востоке страны и дальнейшем переформатировании существующего там положения дел не только в режиме военного, но и мирного времени.

Киев, таким образом, протянул руку Донбассу, предлагая совместными усилиями выходить из сложившегося тупика и двигаться к восстановлению равновесия, утраченного в результате обострения политического противостояния и усиления активности со стороны центра. Насколько данное предложение серьезно и, что тоже очень важно, искренне, судить непросто. В части мирного плана, направленной на прекращение боевых действий, присутствуют, как мне лично показалось, элементы ультиматума. В части, посвященной вопросам экономическим и социальным, а также тому, что у нас в последнее время стали называть "децентрализацией", слишком мало конкретики и много того, что производит впечатление "водички".

Главная же проблема, связанная с перспективами реализации предложенных мер и мероприятий, состоит, как мне кажется, в том, что воплощение мирного плана президента по урегулированию ситуации в Донбассе в жизнь выходит за рамки компетенции главы государства. Добиться того, чтобы все положения плана, начиняя с временного одностороннего прекращения огня и боевых действий, выполнялись, П.Порошенко, к сожалению, не в состоянии. Его приказам подчиняется только одна часть из тех, кто принимает участие в военных столкновениях в Донецкой и Луганской областях. В то время как две или три другие части – не подчиняются, и делать то, что велят из Киева, не собираются.

В том, что режим прекращения огня будет нарушаться, причем, регулярно, у меня лично сомнений нет ни малейших. О первых подобных случаях СМИ сообщили в тот же день, когда приказ о прекращении огня увидел свет, и это, думается, характерно и показательно. Но даже если допустить, что перемирие будет соблюдаться всеми сторонами, и огневых столкновений в течение заявленной президентом недели, действительно, не будет, это еще не будет сигналом того, что план сработал или хотя бы заработал, и что проблему удалось решить. Даже в этом случае вопросов останется куда больше, чем ответов на них, а ситуация в регионе сохранит очень многие из предпосылок для возникновения новых конфликтов.

Хорошо, очень хорошо, что мирный план появился, и что прекращение огня состоялось. Теперь важно, чтобы инициативы Киева стали общим делом всех заинтересованных сторон. Возможно ли это? Теоретически – да. На практике же достичь подобного единения крайне сложно. Когда на улицах мятежных городов и поселков не станет, наконец, вооруженных людей, противостоящих подразделениям, присланным из центра, кто даст гарантии, что местное население не будет подвергнуто тем процедурам, о которых говорил министр обороны? То есть, проверке на лояльность, "фильтрации" в специально созданных для этого лагерях (!) и т.д., и т.п.

Итак, обратный отсчет времени пошел. К чему мы движемся? Что  после плана? Что ждет всех нас, кто следит за событиями на востоке со стороны, и всех тех, для кого эти события стали повседневной жизнью, после 10 часов утра 27 июня, когда истечет срок временного прекращения огня? Мир, пускай хрупкий, худой, или же война, новая, еще более жестокая и страшная, чем та, что происходила до этого? Сохраняя определенный оптимизм и веру в лучшее, предложу ответ, не лишенный пессимизма: в то, что на основе мирного плана П.Порошенко удастся достичь компромисса, мне лично не очень верится. Для того чтобы план все-таки сработал, центру придется навязывать его региону силой. Если так, то АТО придется продолжать, идя на применение еще большей силы, чем до этого.