dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 24 Июля 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Недоинквизиция

Недоинквизиция

Недоинквизиция

Куда ведет дорога выстеленная благими намерениями большинство из нас знают не только благодаря Данте. Ведь гораздо более талантливым проводником в инфернальные сферы служит для нас родимая государственная бюрократия. Трудно вспомнить хотя бы одну полезную идею, которую бы она не довела до абсурда, не извратила и не сделала бы общественно опасной.

Не стало, конечно же, исключением и радение о моральных устоях. Необходимость оного становится очевидной сразу же, как только Вы пощелкаете десять минут телевизионным пультом, зайдете на наиболее посещаемые интернет-сайты, окинете взором витрины киосков и книжные лотки. Вся эта информационная, простите, среда вряд ли изумит Вас непорочностью и чистотой утренней росы. На возмущенные крики общественности государство откликнулось. В свойственном ему стиле. То есть, созданием еще одного бюрократического монстра.

Спасителем душ от всяческих тлетворных влияний была призвана стать  Национальная экспертная комиссия Украины по вопросам защиты общественной морали. Благословили на ратный труд этот «постоянно действующий вневедомственный экспертный и контролирующий орган» Закон Украины «О защите общественной морали» № 1296-ІV от 20 ноября 2003 г. и Положение о Национальной экспертной комиссия Украины по вопросам защиты общественной морали, утвержденное постановлением Кабинета Министров Украины № 1550 от 17 ноября 2004 г.

Обратите внимания на даты принятия этих нормативно-правовых актов. В эпоху «позднего Кучмы» существовавший режим делал все возможное и невозможное для сохранения своей власти. Высока вероятность того, что и «моральная комиссия», несмотря на все кивки на международный опыт и высокопарные витийствования, изначально задумывалась именно как потенциальный инструмент политического давления. Однако, тогда ружьишко не выстрелило. Не успели. Бурные революционные события 2004 г. тем более не способствовали привлечению внимания широкой общественности к новорожденной комиссии. А зря! Потому что недоуменные вопросы возникают уже при ознакомлении с вышеуказанными плодами правотворчества.

Так, сверхзадача, которая должна оправдывать существование новообразованной комиссии сформулирована в «Положении...», хотя и  излишне пафосно, но все же вполне понятно: «Деятельность Национальной экспертной комиссии направлена на подъем культуры и духовности украинского народа, утверждение здорового образа жизни и должного состояния моральности в обществе, воспитание будущих поколений украинцев на основе традиционных духовных и культурных ценностей, представлений о добре, чести, достоинстве, гражданском долге, совести, справедливости, на основах народных традиций, украинских обычаев, этических норм и правил поведения, которые сложились в обществе». Не больше,  но и не меньше!

А теперь внимание: самое интересное! Какими же методами предполагается  в «Положении...» решать столь непростую задачу? На первом месте среди них стоит следующий (он же и выписан наиболее подробно): «проведение экспертизы продукции, зрелищных мероприятий сексуального или эротического характера и продукции, которая содержит элементы или пропаганду культа насилия, жестокости, порнографии...». 

Опаньки! А где же декларированные «подъем культуры и духовности», «утверждение здорового образа жизни и должного состояния моральности» и прочие элементы декора для лохов? Ведь самым эффективным путем утверждения нравственности в обществе, как утверждают разные там далекие сердцу украинского чиновника Сократы, Монтени, Дистервеги и прочие Ушинские, является распространение положительного этического знания и, главное, пропаганда положительных  примеров морального поведения. Но не тут то было. Оказывается все сводится к банальному «Тянуть и не пущать!». Что гораздо ближе менталитету государственных мужей, руководствующихся в своей деятельности принципом презумпции виновности собственных граждан.

Однако, здесь возникает уже гораздо более серьезная юридическая и политическая проблема системного характера. Ведь согласно Статье 15 Конституции Украины «цензура запрещена». Правда, в тексте Конституции не дается разъяснений, что следует понимать под цензурой. Но их можно почерпнуть из Закона Украины «Об информации» 1992 г. (с последующими изменениями).

Его Статья 45-1 гласит «Цензура как требование, обращенное к средству массовой информации, журналисту, главному редактору, организации, которая осуществляет выпуск средства массовой информации, его учредителю (соучредителю), издателю, распространителю, предварительно согласовывать информацию, которая распространяется... и/или как наложение запрета (кроме случаев, когда такой запрет накладывается судом) или препятствование в любой другой форме тиражированию или распространению информации со стороны органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц запрещена».

Еще более конкретное требование содержится в Статье 2 Закона Украины «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине» 1992 г. (с последующими изменениями): «Запрещается создание и финансирование государственных органов, учреждений, организаций или должностей для цензуры массовой информации». 

В таком случае, как же прикажете трактовать следующие пассажи из «Положения...»: «Национальная экспертная комиссия имеет право проводить в пределах своей компетенции проверку деятельности средств массовой информации, юридических лиц всех форм собственности, которые занимаются организацией зрелищных мероприятий и деятельностью по обращению продукции сексуального или эротического характера или такой, которая содержит элементы  насилия и жестокости»; «Решения Национальной экспертной комиссии, принятые в пределах ее полномочий, являются обязательными к рассмотрению центральными и местными органами власти, средствами массовой информации всех форм собственности, а также физическими и юридическими лицами».

Что же у нас все-таки важнее, Конституция Украины и ее законы, или подзаконные акты и инструкции?

Не менее впечатляет и бурная практическая деятельность высокоморальнейшей комиссии. Уже первые годы ее существования ознаменовались рядом громких скандалов. Особенно впечатляют разборки периода управления комиссией в чине и. о. Николая Бойка. Достоянием СМИ стали обвинения его от имени других членов комиссии в не легитимном назначении на должность, коррупции, нецелевом и бесконтрольном расходовании бюджетных средств, недопущении членов комиссии на ее заседания, непрозрачном принятии решений и утаивании их от общественности и много других проявлений высокой морали.

Поражают размахом и разносторонностью плоды активности комиссии «в пределах ее компетенции».  Телеканалу «М1» было предписано снять с эфира свою «Погоду» только потому, что ее ведет звезда «Плейбоя». У известной украинской группы «Скрябин» был признан аморальным текст одной из песен. Комиссия обратилась в Министерство юстиции Украины с рекомендацией лишить за нарушения морали свидетельства о регистрации редакцию газеты «Блик». По мнению комиссии, в результате экспертизы публицистических программ «Вещественное доказательство», «Свидетель» и «Самые известные украинские маньяки» (телеканал НТН) «выявлены сюжеты, в которых детально и натуралистично освещалось совершение тяжких преступлений». Гнев отечественных ревнителей морали вызвал даже такой довольно невинный и популярный телесериал, как «Леся + Рома» (телеканал ICTV). В нем профессиональные моралисты выявили эпизоды, в которых неоднократно употреблялись грубые слова и велись неприличные разговоры о сексе. Забраковали и мультсериал «Симпсоны», который в менее бдительных странах почему-то транслируется вообще в воскресном эфире в 19:00.

Едва ли не самый громкий резонанс вызвали литературоведческие изыскания бесстрашных моральных комиссаров. Их жертвой стал последний роман известного украинского писателя Олеся Ульяненка, автора более 20 романов (среди них такие, любимые читателями, как «Знак Саваофа», «Сын тени», «Богемная рапсодия», «Серафима», «Цветы Содома», «Зимняя повесть», «Огненный глаз», «Дофин Сатаны»), лауреата малой Шевченковской премии 1997 г. за роман «Сталинка». Его роман «Женщина его мечты», согласно заключению сотрудника комиссии г-жи Ковальской, признан порнографическим. И хотя руководство комиссии, в ответ на все обвинения в цензуре, не устает повторять, что ее решения носят исключительно рекомендательный характер, издатели отреагировали более чем серьезно.  Вопреки, подписанному с автором контракту они приостановили издание и распространение романа. Харьковская типография отказалась даже выпускать декабрьский номер журнала «ШО», только из-за того, что в нем был помещен отрывок из «порнографического романа».

Олесь Ульяненко был вынужден подать иск в Окружной административный суд города Киева против Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали. Он требует признания противоправным решения комиссии и его отмены. Сам писатель не считает свой роман порнографическим и усматривает в действиях комиссии политический заказ. На вопрос корреспондента «Украинской правды», не кажется ли ему, что в 1997 г. (когда он получил Шевченковскую премию) ситуация была более либеральной чем сейчас, он ответил:

«Выходит что так, что Кучма был более либеральный, нежели наш пчеловод. Ющенко занимается тем, что отстраивает гробы. Кучма не разбирался в некоторых вещах, и не лез туда. А этот человек ни в чем не разбирается — сельский мальчик, который «вышел замуж» за американскую бабу, и всовывает нос куда его не просят».

Все больше слышится в деятельности новоявленных инквизиторов политический душок. Так, в августе 2008 г. комиссия обнаружила нарушение Закона об общественной морали в одном из материалов Интернет-издания «Фраза», в частности — оскорбительные высказывания в адрес президента!  И,  тут же верноподдано «настучала» сразу в СБУ, МВД и ГПУ. К счастью, оказалось, что силовики лучше разбираются в пределах правового поля и без энтузиазма отнеслись к дикой идее уголовного преследования за политические убеждения и оценочные суждения.

Между тем, нынешний глава инкв..., извините, комиссии Василий Костицкий, судя по его интервью Би-Би-Си, считает, что государственное регулирование морали не должно ограничиваться лишь борьбой с порнографией. К его (то есть своей) компетенции он отнес, в частности, сеяние национальной, межнациональной и межконфессиональной вражды, оскорбление народа по религиозному признаку, посягательство на религиозные и национальные ценности и многое другое. А это уже открывает широчайшие возможности для субъективных трактовок (особенно, «религиозные и национальные ценности») и заманчивые перспективы, которым могло бы позавидовать Министерство Правды из романа Дж. Оруэлла «1984». 

В украинском обществе нарастает сопротивление деятельности комиссии. Так например, интернет сообщество открыло на одном из сайтов сбор подписей под петицией к президенту с требованием немедленно прекратить деятельность комиссии. На данный момент ее подписали уже две с половиной тысячи человек. В тексте петиции, в частности, говорится: «Мы доводим к Вашему сведению, что мы — взрослые люди, и в состоянии отличить плохое от хорошего. Мы не нуждаемся ни в каких комиссиях, которые бы защищали нашу мораль. ...мы требуем от Вас, как Президента, избранного нами на всеобщих выборах, немедленного роспуска вышеупомянутой комиссии. Порнография должна «исследоваться» только за собственные средства».

Киевская англоязычная газета «Kyiv Post» назвала недавно комиссию по морали «Великой инквизицией украинских СМИ». Разделяя обеспокоенность коллег, мне кажется, что они все-таки несколько преувеличили. Книги на улицах украинских городов не пылают, а языки пламени не лижут пятки еретиков. Пока еще... Впрочем, дорогу осилит идущий. «Верной дорогой идете товарищи!»