dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 26 Мая 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Убийство «Белого» как зеркало новых украинских реалий

Убийство «Белого» как зеркало новых украинских реалий

Убийство Белого как зеркало новых украинских реалий

Загадочное убийство А.Музичко – Сашка "Белого" – внимание СМИ и общественности привлекло, однако, ни сенсацией общенационального масштаба, ни событием, проливающим свет на какие-то фундаментальные вещи, связанные с почти революционной сменой власти в стране, а, тем более, изменяющим ход истории, не стало, хотя вполне могло бы рассчитывать на что-либо подобное. И фигура "Белого", и его образ, который успел сложиться в информационном пространстве и в общественном восприятии, давали, думаю, для чего-нибудь такого более чем достаточно оснований. Масла в огонь подливал международный контекст: о покойном много писали и говорили не только в Украине, но и в России, и в Европе.

Если вынести за скобки собственно криминально-следственную часть: кто первый стрелял, почему стрелял, зачем стрелял, кто в кого попал и тому подобное, то едва ли не главной неожиданностью всей истории с убийством "Белого" стоило бы считать возобновление попыток оценки событий исключительно в плоскости "свой" – "чужой".  Вдруг возвратилась к жизни парадигма "свой", значит, безусловно, "хороший" – "чужой", значит, безусловно, "плохой". Хотя казалось, что она надолго утратила актуальность после того, как сошли со сцены "донецкие", олицетворявшие "чужих", и остались только "свои".

Мне лично показалось, мягко говоря, странно, что никому в голову не пришло поднять вопрос о причислении убитого к "Небесной сотне". Никому, кроме его ближайших друзей и соратников. Один из них, знавший "Белого" еще со времен их общего участия в войне в Чечне, – И.Мазур – заявил, что покойного он и такие, как он, станут провожать в Небесную сотню и в Войско Божие, но эти слова не только не были подхвачены, но даже не запущены, как следует, в оборот. Не верится, что на них не обратили внимания дотошные журналисты. Скорее поверю в то, что не захотели или не посмели этого делать, еще раз подтвердив, что журналисты у нас, кроме того, что умеют быть дотошными, еще и очень тонко чувствуют, куда дует ветер.

А ведь "Белый" – не случайная жертва неопознанного снайпера, а активный, сознательный, самостоятельный участник революционных событий, к тому же, не из рядовых, а из круга руководителей достаточно высокого уровня. Кому, как не ему, лежала прямая, широкая дорога в список героев революции-2014 – в "Небесную сотню"? Он по всему – по внешнему виду, по поведению, по контексту – именно герой, по крайней мере, если исходить из мифологизированного представления о ней, навязываемого общественному сознанию. Правда, герой, в один прекрасный момент превратившийся в "мародера" и "террориста" после того, как эти ярлыки были наклеены сначала А.Аваковым, потом С.Пашинским на всех, кто продолжал носить оружие и маски.

Удивляет и то, что после той злополучной ночи не последовала вспышка осуждения с точки зрения этики, морали: тот, кто убил – мерзавец, подонок, заслуживающий то ли тюрьмы без суда и следствия, то ли суда Линча. О том, что случилось в селе под Ровно пресса старалась писать отстраненно, объективно, даже объективистски: те заскочили, этот выскочил, этот побежал, те бросились догонять… Не дошло дело и до серьезных попыток шельмования милиции и "Сокола", как это было совсем недавно с "Беркутом". Кое-кому, конечно, по инерции пришло на ум потыкать пальцем в сторону "Сокола", как тыкали в сторону "Беркута", но это была, действительно, скорее инерция, чем реальная воля и практическое устремление. Никто при этом даже не подумал, что "Сокол" надо наказывать или расформировывать!

Более чем странным выглядело поведение министра А.Авакова. Он не только не поспешил подать в отставку как это должно было бы быть по всем законам демократического "жанра", но не стал даже обороняться, оправдываясь, а перешел в наступление. Ощущалось, что чувствует себя он очень уверенно, что страха от вероятности быть привлеченным к ответу и к ответственности за убийство его подчиненными "Белого" у него нет.

Были запущены в информационное пространство сразу несколько версий, кто убил и за что: чеченцы-бизнесмены, чеченцы-"политики", русские спецслужбы, "свои". Все они носили откровенно отвлекающий характер. Об американских спецслужбах – обратите внимание! – не вспомнил никто, как будто их и нет. Ни в природе вообще, ни в Украине. МВД закосило под дурака, заявив, что жертва убила себя сама, но никто по этому поводу не поднял кипиш. Вроде, так и надо. Вроде, жертвы нынешнего режима чем-то отличаются от жертв режима предыдущего и предыдущих, стрелявших себе по два-три раза в висок, наносивших сами себе по семь смертельных ножевых ранений и т.д., и т.п.

Все это вместе взятое убеждает в том, что информационное сопровождение убийства одного из лидеров "Правого сектора" осуществлялось на весьма высоком уровне, было тщательнейшим образом продумано и спланировано.

Что все это значит? Моя версия ответа на этот вопрос сводится к тому, что Украина и украинцы после 21 февраля оказались совершенно в новых для себя реалиях. Причем, не только потому что в государстве революционным путем сменилась власть, а потому, что кардинально изменилась природа самой власти. Одним из проявлений этой природы стала государственная политика безопасности. Судя по всему, в Украине начала действовать некая сила, нанятая властью для наведения порядка. Под "порядком" в данном случае понимаются две главнейшие задачи. Первая – усмирение Юго-Востока. Вторая – обуздание военизированных формирований типа "Правого сектора" и "Народной самообороны", фрондирующих в отношении власти, мешающих ей и внутри страны, и за рубежом.

Какая это сила? Думаю, что речь может идти о какой-либо известной в мире частной военной кампании из США, нанятой официальным Киевом в лице МВД как исполнителя, и.о. президента как заказчика, а также части национального бизнеса как теневого покровителя и, возможно, спонсора.

…В.Пинчук, выслуживаясь перед..,  говорит: "политики не понимают, каким зрелым стало общество". Это – если не откровенная ложь, пускай даже во спасение, то элемент мифологического представления о действительности, столь любимого друзьями зятя Л.Кучмы – американцами. Желание выдать желаемое за действительное. Революция не добавила украинскому обществу зрелости, а, наоборот, повредило даже то, что уже начинало созревать. А вот об олигархах можно сказать, что они не понимают, сколь незрелым стали и общество, и политики, какими дикими и неуправляемыми они оказались после всех перипетий февральской революции и ее трагически-печального финала. Д.Фирташ, задержанный и отпущенный под залог в Австрии, уже ощутил цену этого непонимания или недопонимания на собственной шкуре.