dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 23 Сентября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Майдан и накипь

Майдан и накипь

Майдан и накипь

В истории "майдана" и февральской революции в Киеве начинают появляться моменты, откровенно не вписывающиеся в общую канву сентиментально-благостных рассказов о "мирном протесте", "голосе народа", "высокой культуре", "благородстве мотивов" и т.д., и т.п.

Вновь назначенный председатель Киевской городской государственной администрации В.Бондаренко на третий день своего пребывания на новом посту поведал журналистам страшную тайну, идущую вразрез с мифом о чистоте помыслов и намерений "активистов". Освободить помещение КГГА на Крещатике ему до сих пор не удается, и особых иллюзий относительно того, что удастся в обозримом будущем, он не питает. Вести переговоры с кем-то одним, кто бы представлял всех, кто под видом "героев Майдана" продолжает находиться в здании, невозможно ввиду отсутствия в революционной среде единоначалия. В здании Администрации бал правят сразу десятка полтора-два "полевых" командиров и командирчиков, засевших в разных кабинетах. Практически все они требуют сегодня для себя и для своих родственников в качестве отступного квартиры в Киеве. Без этого уйти восвояси они не хотят.

Даже если бы В.Бондаренко очень этого захотел, выполнить эти требования он бы не смог. Не знаю, сколько именно свободных квартир осталось сегодня в распоряжении киевского головы, но столько, сколько бы понадобилось для удовлетворения всех аппетитов борцов за свободу, их точно нет. Впору давать объявление: "Киевляне! Ради Христа! Для революции! Сдавайте имеющиеся у вас свободные квартиры для обеспечения жильем в Киеве героев Майдана!". Глядишь, кто и откликнется. Впрочем, лично я, не знаю, почему да отчего, в этом сильно сомневаюсь.

В.Бондаренко назвал "активистов", требующих квартиры, – "накипью", отметив, что подобное явление имело место и в 2004 году, после "оранжевой революции", но тогда случаев такого поведения и отношения было, по его мнению, гораздо меньше. Поверим политику на слово. Кому, как не ему, знать, что да как было тогда, и что да как есть сейчас. Вопрос, как мне кажется, в другом: как выходить из сложившейся ситуации? Как освобождать помещения в здании КГГА? А ведь, кроме него, есть еще другие объекты, в которых тоже по-прежнему живут неизвестные гости столицы из провинции, ведя себя, как победители на оккупированной территории и постепенно превращая казенные объекты в нечто среднее между брошенной казармой и хлевом для крупного рогатого скота. К примеру, офис Национального комитета по Шевченковским премиям и другие инстанции, размещавшиеся до революции в здании Госкомитета по телевидению и радиовещанию на углу Крещатика и Прорезной. Там в негодность уже приведены и продолжают приводиться предметы, имеющие непосредственное отношение к произведениям украинского национального искусства, отмеченные в разное время высшей государственной наградой в сфере литературы и искусства.

Кто от имени нынешней власти способен прекратить весь этот шабаш, вернув революционную реку в нормальное русло? Где ей, собственно, говоря, и надлежит уже давным-давно быть, поелику революция состоялась, ее цели, вроде бы, достигнуты, и пришло время не разбрасывать камни, а собирать их. Кто? Вопрос повисает в воздухе. Браться за эту неблагодарную и достаточно грязную работу пока что не изъявил желания ни один из представителей власти. И это, думается, весьма симптоматично.

Проблема, словесным выражением которой может служить формула: "майдан" и "накипь", – кроме узко практического, обладает более глубоким, философским, смыслом. Она – одна из, не побоюсь этого слова, вечных проблем революционных преобразований. Вместо слова "накипь", употребленного В.Бондаренко, можно было бы воспользоваться словом "пена", фигурировавшим в схожем контексте прежде, однако, сути дела такая замена не меняет. "Накипь" ли, "пена" ли, речь идет о сопутствующих явлениях, отягощающих революционные движения, не дающие им в полной мере реализовать то, что декларируется и обещается.

В нашем случае это – та часть участников протестных акций, приведших, в конце концов, к краху режима В.Януковича, которая намерена конвертировать свое участие – все равно: действительное или мнимое – в материальные блага. Причем, здесь и сейчас, сразу же, по горячим следам, не отходя, так сказать, от кассы. Стоит ли осуждать этих людей и им подобных? По большому счету, конечно, да – стоит. А вот по счету не большому, а нормальному, основанному на поведении революционной элиты, пожалуй, нет. Потому что она – эта самая элита – на второй день после победы занялась тем же, чем пытаются заниматься теперь обитатели кабинетов и коридоров КГГА и Гостелерадио: делить шкуру убитого медведя, норовя заграбастать лучший ее кусок себе.

Сентенция: "О времена, о нравы!", – подходит в данном случае, как нельзя лучше. Как, впрочем, и слова из песни В.Высоцкого: "…Какое время на дворе, такой мессия!..".