dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика «Панду - в Анды!»? Или под трибунал в Гаагу?

«Панду - в Анды!»? Или под трибунал в Гаагу?

Панду - в Анды!? Или под трибунал в Гаагу?

У четвертого по счету президента независимой Украины Виктора Януковича, похоже, остается все меньше и меньше шансов на то, чтобы после ухода со своего нынешнего высокого поста составлять кампанию троим своим предшественникам, появляясь вместе с ними время от времени на торжественных мероприятиях, которые будет проводить его преемник. Припоминаете, читатель, эти трогательные сообщения в отечественных СМИ, призванные вселять в граждан оптимизм и уверенность в завтрашнем дне: "В зале присутствовали все бывшие президенты Украины"? Или – "глава государства встретился с тремя бывшими президентами Украины".

В.Януковичу, когда его президентский срок подойдет к концу, может оказаться сложнее стать в один ряд с Л.Кравчуком, Л.Кучмой, В.Ющенко, чем это было делать каждому из них, когда приходило время,  и даже чем всем им вместе взятым. Куда сложнее! Ситуация пока складывается для него таким образом, что возможность коротать послепрезидентский век где-нибудь вне пределов Украины или в одиночной камере предварительного заключения известной голландской тюрьмы в ожидании слушания своего уголовного дела в Международном трибунале в славном городе Гааге, – уже не выглядит для него фантастически.

Вывод о том, что, столкнувшись с "майданом" и недооценив его потенциал, В.Янукович серией просчетов и ошибок ухудшил свои позиции до предела, сегодня можно считать общепринятым. Пускай далеко не все провальные ходы и движения делал сам президент, а его окружение, но отвечать за них – ему, а это значит, что дела его, действительно, плохи. Не разглядев по горячности и беспечности за силуэтом башни занятого "активистами" Дома профсоюзов теней брюссельского Писающего мальчика и нью-йоркской статуи Свободы, В.Янукович угодил в ловушку, из которой выбраться будет сложно. Если вообще возможно в условиях "Pax Americana".

Благосклонно выслушивая истовые заверения шефа МВД В.Захарченко в том, что он силами своего ведомства без привлечения армии с легкостью и изяществом разгонит банду экстремистов, напугав их до полусмерти, Виктор Федорович терял время зря. Он не допускал даже мысли о том, что всем этим заверениям – грош цена в базарный день, что грозный "Беркут" уже связан по рукам и ногам, а баррикады столь прочны и устойчивы, что их не всякий танк собьет. И в этом, пожалуй, состояло одно из его главных упущений.

За ним последовали другие, не менее обидные и досадные. Второй фундаментальный просчет президента – принятие предложенной Западом концепции "отказа от применения силы" и "поиска компромисса" и согласие на, пускай не формализованное, посредничество Европы и Америки во всем, что происходило и происходит в украинском внутриполитическом процессе. "Пустили козла в огород", "И щуку бросили в реку" – вот пословицы, отражающие сущность положения дел в системе государственной власти в Украине, сложившегося после этого. Как только "щука-Европа" и "акула-Америка" попали в украинский "пруд", "карасю"-Януковичу в нем не только пришлось "не дремать", ему там стало тесно. Так тесно, что теснее не бывает.

Сам Виктор Федорович этим обстоятельством был, видимо, в немалой степени удивлен. И не просто удивлен, а – ошарашен. Как же так? Ведь его советники, в том числе – американские, говорили ему совсем другое, уверяя в том, что он для Штатов – надежный, проверенный партнер, сделавший уже для них столько, что они с ним всегда будут считаться, никогда от него не отвернутся и в обиду никому из конкурентов не дадут.

Святая простота! Нет, чтобы обратиться к мировому опыту. Особенно, к опыту "третьих" стран, в круг которых, обретя независимость, скатилась Украина. И руководителей этих стран. К примеру, того же С.Милошевича. В 1995-ом, когда надо было подписывать Дейтонские соглашения по Боснии, он был для американцев лучшим другом и самым надежным партнером. В 1998-ом, когда позволил себе применить силу против албанских террористов в Косово, стал для них "плохим парнем" и врагом. Ну, а в 2002-ом вообще был арестован и отправлен в качестве обвиняемого в Гаагу, где впоследствии был сжит со свету доблестными американскими врачами.

Кстати, если бы В.Янукович на первом этапе "майдана" применил силу, в разумных пределах, конечно, не исключено, что американцы стали бы с ним считаться в выработке новой конфигурации власти и околовластных раскладов в Украине. Не применил, не доказал, что принадлежит к людям и руководителям, с которыми нельзя не считаться, вот и получил, что получил. К слабому никто из серьезных игроков всерьез относиться не станет. И принимать в расчет его интересы – тоже. Слабого могут разве что пожалеть, посочувствовать ему перед тем, как выбросить из игры на свалку истории.

Результатом игры всей украинской власти и лично президента в политические поддавки с "майданом" и с оппозицией стало ее – власти – ослабление до критического уровня. Власть в Украине всегда была, в общем, слабой, особенно, перед лицом внешних угроз. Сегодня она не просто слаба, а очень, предельно слаба. Слаба настолько, что удержаться от окончательного падения собственными силами уже не в состоянии.

В настоящий момент будущее В.Януковича и как государственного деятеля, политика, и как человека решает не он сам, не олигархи, не силовики, не его ближайшее чиновничье окружение. Его судьба после ухода с президентского поста – в руках "майдана". Читай – американских спецслужб, от имени которых частенько берет слово посол США в Украине.

Вариантов тут не так уж и много. Если исключить очень хороший в виде, например, сохранения за В.Януковичем президентского поста с урезанными полномочиями до выборов 2015 года и очень плохой в виде физического устранения, остается, по сути дела, два. Первый – изгнание с конфискацией значительной части активов и денежных средств, хранящихся на счетах в американских и некоторых европейских банках, но с сохранением другой их части. Второй – привлечение к уголовной ответственности в Международном трибунале в Гааге (то, что компетенция этого судебного органа пока ограничена бывшей Югославией, не должно никого сбивать с толку: если понадобится, она будет расширена за одну ночь). Со всеми вытекающими отсюда печальными для Виктора Федоровича последствиями.