dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 17 Августа 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Кто танцует оппозицию?

Кто танцует оппозицию?

Кто танцует оппозицию?

"Кто даму  ужинает,  тот ее и танцует"

(Закон человеческой природы)

Парламентская оппозиция продолжает упорствовать, нещадно путая, как сказал бы киногерой, "свою шерсть с государственной", и пытаясь решить свои собственные личные, групповые, корпоративные вопросы без оглядки на ситуацию в стране и на реальные условия жизни "простых" украинцев. Собственно законодательной деятельностью в Верховной Раде никто из оппозиционеров даже не думает заниматься, используя парламент исключительно как площадку для политических манифестаций, на использование которой не надо просить разрешение у киевской мэрии. Плохие новости из высшего законодательного органа страны успели войти в привычку. Дело зашло столь далеко, что вернуть ВР в хотя бы относительно нормальный режим работы уже вряд ли представляется возможным.

Три оппозиционные парламентские фракции все, как одна, излучают решительность что-то не допустить, кому-то что-то не дать, по любому поводу и без повода бросаясь блокировать трибуну ВР и мечтая при этом о рукопашной с кровопролитием в сессионном зале. Вместо того, чтобы известная своей радикальностью "Свобода", став парламентской партией, приобрела несколько более респектабельный и солидный вид, две другие партии из рядов оппозиции – "Батькивщина" и "УДАР" – превратились в, хотя и бледную, но копию "Свободы", в очередной раз продемонстрировав правильность тезиса о влиянии высшего "разума" на низший.

Вопрос: "откуда дровишки?", – или, говоря попросту, что и/или кто заставляет оппозицию действовать в ВР именно так, а не иначе, даже не думая о компромиссе и о возвращении к нормальной работе, интересует, думаю, многих. Радикализм нигде и никогда не появляется на пустом месте.

Конфронтационный потенциал, причем, весьма солидный, имел место в Украине с самого первого дня ее существования в качестве суверенного государства. Приступы его обострения сменялись периодами затишья, но, положа руку на сердце, он никуда не девался и не исчезал, оставаясь важной составляющей украинской общественно-политической жизни.

Не вдаваясь в подробности всех приливов, отливов, всплесков в процессе выхода этого потенциала наружу, стоит заметить, что новый виток конфронтации по-крупному начала Ю.Тимошенко после поражения на выборах 2010 года. Были ли ее мотивы и причины достаточно вескими, или не были – это тема отдельного разговора, фактом же является то, что именно Юлия Владимировна довела ситуацию до точки кипения, угодив за решетку, где несколько поостыла и, вроде как, пускай на время, но успокоилась. Знамя радикализма, выпавшее из ее рук, однако, подхватили другие. При этом в числе этих "других" оказались, как ни странно, даже те, кто прежде в радикальных настроениях замечен никогда не был.

"Новая" оппозиция в составе "Батькивщины", партии "УДАР" и "Свободы" и в лице лидеров этих политических сил А.Яценюка,  В.Кличко, О.Тягнибока поначалу не воспринималась как радикальная, даже вопреки тому, что опыт предыдущих лет однозначно указывал на то, что "Свобода" и "радикализм" это в политическом смысле – полные синонимы.

В ходе избирательной кампании 2012 года ни одна из этих партий, кроме "Свободы", не обнаруживала особой непримиримости, не выходила за рамки обычных для наших условий электоральных боев, не переходя невидимую грань дозволенного. За редкими исключениями, конечно, большинство из которых было связано со "Свободой" и ее представителями.

Не успели, правда, отгреметь избирательные баталии, как уровень радикализма стал расти, как на дрожжах. Оказавшись в ВР все три политические силы, заявившие о своей оппозиционности режиму В.Януковича, почувствовали себя не совсем в своей тарелке. Поиски адекватного поведенческого алгоритма методом проб и ошибок завели в тупик. Ситуация очень быстро вышла из-под контроля и покатилась по колее, со всей очевидностью ведущей в никуда. Это – если исходить из логики собственно парламентской борьбы и деятельности. В действиях оппозиции, однако, не просто присутствует, а доминирует другая логика.

Выгоден ли радикализм оппозиции в лице парламентских партий? "Свободе" – однозначно да. Остальным – и да, и нет. Радикализм позволяет ни о чем не думать, ничего не предлагать, не заниматься утомительной повседневной работой, преодолевая сопротивление власти. Радикализм, однако, до предела сужает поле для маневра, заставляя того же А.Яценюка изображать из себя не того, кем он есть, играть по чужим правилам, которые, кроме всего прочего, могут измениться в любой момент.

На первый взгляд, складывается впечатление, что все сложилось так, а не иначе, вследствие стечения обстоятельств. А если это не так или не совсем так? Кто же дал А.Яценюку и его коллегам по лидерской тройке команду "фас!"? А может, не А.Яценюку, а В.Кличко? Ведь это не "Фронт перемен" и не "Батькивщина", а "УДАР" называет своим партнером Международный республиканский институт, известный своим максимализмом по отношению к властям постсоветских стран и к их досрочной смене, равно как и неуемным желанием под лозунгом борьбы за "настоящую" демократию раскачивать ситуацию в этих странах.  Да, и другой официальный партнер партии "УДАР" – Национальный демократический институт – тоже никогда не слыл "голубем" в продвижении своих планов и интересов в Украине.

Без внешнего фактора в нагнетании радикализма оппозиции не обошлось. Все поведение оппозиционеров наводит на мысль о том, что оно рассчитано, прежде всего, именно на внешнего наблюдателя, в руках которого имеются ресурсы для смены власти в Украине как через выборы, соответствующим образом обставленные и проведенные, так и без лишних "формальностей", с ними связанных.

Впрочем, стоило бы подумать и над тем, что ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, следует искать не за пределами страны, а, наоборот, внутри ее. Все-таки и А.Яценюк не вчера родился, и В.Кличко в свое время ездил в Крым поздравлять с 60-летием не Г. ван Ромпея, а В.Януковича, и этот факт, как ни крути, хоть что-нибудь, да значит.

Любой нормальной власти необходима оппозиция. Конкуренция с оппозицией делает власть сильнее, устойчивее, хотя, с другой стороны, неминуемо ведет к перемене мест и к перемещению власти в оппозицию. В политических системах трансформационного типа, к которым принадлежит украинская, все устроено иначе. Тут власть самодостаточна или, по крайней мере, ощущает себя таковой. Поэтому ей не нужны ни оппозиция и диалог с ней, ни гражданское общество и диалог с ним. Если исходить из такой диспозиции, то предположение, что радикализм оппозиции подпитывается и провоцируется властью, не будет выглядеть как полная ахинея.

К тому же, главная проблема и головная боль нынешней власти – "случай Тимошенко". Крайне радикальное решение вопроса с Ю.Тимошенко в виде ее заключения под стражу, на которое пошла власть, вполне возможно повлекло за собой симметричное продолжение в виде радикализации тех, кого технологи Банковой выставили в качестве "заменителя".

Вариант ответа на вопрос "кто заказывает радикализацию оппозиции?" "номер два" – рука олигархов. Все без исключения партии и политические движения в Украине таки или иначе связаны с олигархией. Иметь "свою" политическую тусовку может себе сегодня в Украине позволить любой из олигархов не только первого, но и второго, и даже третьего плана. Пожалуй, содержать футбольную команду у нас дороже, чем партию. Олигархам надо давить на власть, обеспечивая свои стратегические интересы и добиваясь тактических уступок и поблажек. Для этого им и нужна политическая оппозиция. Причем, желательно радикальная, способная время от времени за небольшие деньги устраивать большой "кипиш", под шум которого можно с пользой для себя решить насущные вопросы.

Еще одна возможность – общество. Могло ли украинское гражданское общество стимулировать радикализацию политической оппозиции? Скорее, нет, чем да. В общественном настроении присутствует элемент категорического неприятия того, что происходит в стране, в системе власти, в политическом процессе, однако, градус этого неприятия несравнимо ниже того, который предлагает оппозиция.

Итак, из всех теоретически возможных версий предпочтительнее других выглядит версия, предполагающая не внутреннее, а внешнее происхождение радикализма отечественной оппозиции. Оппозицию танцует заграница! Сильная, полностью легитимная, уверенная в себе власть в Украине не нужна, прежде всего, тем, кто хочет, во что бы то ни стало, любой ценой, любыми способами не допустить сближения Киева с Москвой.

Власть, живущая от звонка до звонка (телефонного, из Брюсселя или, на худой конец, из Варшавы), от резолюции до резолюции, вынужденная выстраивать свою стратегию не на основе государственных интересов, а исходя из того или иного присланного откуда-то "списка" требований и пожеланий, это – нечто совсем иное. Ее и властью-то называть можно только с оговорками. Какая же это власть, если она не принимает решения, а только исполняет то, что ей поручают "сверху" или "сбоку"? Так, администрация.

Президент Украины чаще встречается со всевозможными чиновниками из разнообразных европейских и прочих структур вроде Мониторингового комитета ПАСЕ, чем с губернаторами украинских регионов. Гораздо чаще! С одной только комиссией Кокс-Квасьневский он провел 15 (!) встреч за последние полгода-год. Да, у нас Совет национальной безопасности и обороны заседает реже! Разве этот факт не говорит о многом?