dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 16 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Юля-2013: «contra spem spero», или о пределе, за которым нет возврата

Юля-2013: «contra spem spero», или о пределе, за которым нет возврата

Юля-2013 или о пределе, за которым нет возврата

"Все течет, все изменяется". Значение этой сакраментальной истины теперь, думаю, открылось для Ю.Тимошенко в новом свете. Впрочем, оптимизма ей новое понимание не добавило и облегчения не принесло. От течений-изменений последнего времени радости в жизни Юлии Владимировны не прибавилось. Черная полоса ее судьбы в наступившем году грозит не только продлиться, но стать еще чернее и беспросветнее. Если верно, что у человека, попавшего в очень плохую, чтобы не сказать – безвыходную, ситуацию, надежда умирает последней, то лидер БЮТ этот этап может считать для себя пройденным: для нее надежда умерла в 2012-ом, подпортив ей и день рождения, и Новый год, и рождественские праздники.

День 11 января 2013-го, когда в Верховной Раде должен был быть еще раз поставлен на голосование вопрос о декриминализации статей Уголовного кодекса, по которым получили сроки Ю.Тимошенко и Ю.Луценко, "Голос Америки" красноречиво назвал "пятницей надежды". Увы, и этот день не принес качановской узнице ничего, кроме разочарования. Как с точки зрения результата, так и того, как этот результат достигался и из чего складывался. В случае если дела пойдут так, как они шли в ушедшем году, то в году новом Ю.Тимошенко не ждет ничего, кроме дальнейшей маргинализации. На ее фоне перед ней может во весь рост встать угроза политического забвения.

Даже в такой, безвыходной, казалось бы, ситуации несгибаемая ЮВТ сидеть, сложа руки, не собирается. Она продолжает борьбу, хотя вести "боевые" действия ей с недавних пор приходится на два фронта. Объявление о начале акции гражданского неповиновения в знак протеста против режима содержания в больнице стало с ее стороны ответом не так на действия власти, как на крайне вялую реакцию ее собственных соратников на ту оценку итогов выборов в парламент, которую она дала в своем письме. Молчаливый отказ А.Яценюка-А.Турчинова дать надлежащее "паблисити" письму Ю.Тимошенко, сделав содержащиеся в нем выводы и наставления не только фактом предметного обсуждения в партийной среде, но и руководством к действию, говорит сам за себя, свидетельствуя о многом.

После откровенно неудачной, чтобы не сказать провальной, голодовки акция гражданского неповиновения тоже не выглядит ни убедительно, ни перспективно. Чтобы придать ей веса и значимости Ю.Тимошенко придется сильно постараться и крепко потрудиться. Хватит ли для этого ресурсов, запала, сил и возможностей? Этот, вполне естественный в данном случае вопрос, на сегодняшний день остается открытым. Положение дел в еще большей мере усложняется тем, что акция не нашла поддержки у сторонников, не стала катализатором каких-либо "телодвижений" со стороны партии, не вызвала информационного бума. Положа руку на сердце, и какого-то особого внимания к себе она не привлекла ни у нас, ни на Западе.

Даже реакция "тимошенковцев" на новую инициативу их лидера последовала не сразу, а с опозданием. На этот факт, мне кажется, нельзя не обратить внимание. Группа депутатов от БЮТ-"Батькивщины" прибыла в Харьков для изучения ситуации и природы очередного конфликта узницы и администрации колонии на месте только 14 января, хотя о самой инициативе было объявлено 8-го. Объяснение задержки занятостью работой в ВР на пленарной неделе звучит не очень убедительно. Состав депутации тоже вызывает вопросы: на встречу не прибыл никто из руководства ни партии, ни фракции, ни "объединенной оппозиции", только – верные кадры, вроде, А.Шевченко, С.Пашинского, Н.Катеринчука, А.Бригинца, А.Павловского. Верные и, добавлю, слегка обиженные, обойденные, обделенные во вновь формирующихся внутрипартийных раскладах и в оппозиционной иерархии.

Поведение оппозиционного десанта на месте действия при этом изрядно попахивало показухой (а, может, "заказухой"?), костюмированной мистификацией "про людське око". В Харьков депутаты прилетели, а вот о разрешении на встречу с Ю.Тимошенко обратиться в соответствующую инстанцию, как бы, забыли. Возможно, по каким-то только им известным причинам и не хотели встречаться, только играя внимание к Ю.Тимошенко и заботу о том, чтобы протянуть ей руку помощи в противостоянии с властью.

В этом контексте ответ "привилегированного" посетителя С.Власенко на вопрос кого-то из журналистов о приезде группы депутатов к Ю.Тимошенко – "Без комментариев", – в принципе, не удивляет, но делает происходящее в еще большей мере странным, придавая ему даже какой-то фантасмагорический оттенок. Почему без комментариев? Причем тут вообще "комментарии", если ответ на вопрос должен был бы предполагать только подтверждение информации или, наоборот, ее отрицание: да, нет.

Большой, очень большой, проблемой для Ю.Тимошенко следует считать снижение градуса ее поддержки со стороны внешнего фактора, со всей очевидностью проявившееся в конце 2012 года и продолжившееся с наступлением 2013-го. Вряд ли было бы корректно утверждать, что о ней на Западе совсем забыли, однако, в условиях существенного ограничения объемов системного лоббирования ее интересов в привычном для европейцев и европейских чиновников формате евросолидарность стала проявляться намного более редко и скромно и, наоборот, намного более невыразительно.

Тут, как мне кажется, совпало два независящих друг от друга, но в равной степени негативных для ЮВТ, фактора. С одной стороны, власть нанесла мощнейший целенаправленный удар по источникам и схемам финансирования международных проектов ее партии. В записи шахматной партии ходы такого уровня принято сопровождать восклицательным знаком, а то и не одним. За счет этого удалось сковать активность Г.Немыри, перекрыв главный канал искусственного подогрева интереса к "случаю Тимошенко" в Европе. С другой стороны, этот интерес стал спадать как бы естественным образом, в силу неумолимого действия фактора "все течет...".

"Все течет, все из меня", – вполне могла бы в сердцах воскликнуть Юлия Владимировна, коверкая в духе циничного постмодернизма классическую формулу, отражающую преходящесть жизни, ее радостей и горестей. Именно так – из нее. Все то, что "утекло" после ее досадного поражения на президентских выборах и ареста, действительно, убыло не у кого-то, а у нее. Причем, в катастрофических размерах. Если в течение 2013-го в ее судьбе не произойдет никаких положительных сдвигов, то, начиная с 2014-го, ее президентский рейтинг можно будет, думаю, уже не замерять.

Юлю жаль. Хотя бы по той простой причине, что те, кто загнал ее в угол, ни по харизматичности, ни по целому ряду других политических и личных качеств ей в подметки не годятся. Увы, никому от этого не легче. Дай-то Бог хотя бы, чтобы свидетельство о выходе на политическую пенсию ей выписали все-таки В.Янукович с С.Левочкиным и А.Портновым, а не А.Яценюк с А.Турчиновым или, к примеру, О.Тягнибок с И.Фарион. Пощадит ли хоть в этом смысле Юлию Владимировну судьба, не раз проявлявшая к ней прежде снисходительность, покажет время.

В Заявлении Международной общественной организации "Батькивщина" от 14 января есть такой пассаж: "Сегодня наступает предел – тот предел, за которым уже нет возврата". Слова, которые, по замыслу главы МОО А.Тимошенко, должны характеризовать власть, бумерангом ударили по его супруге. "Предел", если и наступил, то не для власти, а для нее. Причем, как раз тот предел, "за которым уже нет возврата". Вернуть Ю.Тимошенко достойное место в политике и в борьбе за власть способно, пожалуй, только чудо. А чудо стоит дорого, очень-очень дорого. С учетом же процента А.Турчинова и откатов Г.Немыри – неприлично, невообразимо дорого. Даже для такой далеко не бедной бизнес-леди, как ЮВТ. Неумолимое приближение Юлиного "предела" чувствуют или предчувствуют многие. Потому-то, собственно, и страха "откашлять" невнимание и неуважение к ее персоне после ее триумфального возвращения к власти практически никто из украинских политиков и государственных чиновников не испытывает.