dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Кастинг камикадзе: когда уедет цирк?

Кастинг камикадзе: когда уедет цирк?

Кастинг камикадзе: когда уедет цирк?

Наши политические лидеры с удовольствием соревнуются в подборе ярких эпитетов в описании хаоса, воцарившегося в Украине. И сравнение с цирковым представлением является далеко не самым острым в их арсенале. Не понятно только на чем основывается уверенность будущих кандидатов в президенты, полагающих, что с их приходом к власти в стране наступит долгожданный порядок. Иначе, собственно, зачем бороться за высший государственный пост?

Каждый из наших любимых телевизионных героев (о других подвигах на благо Родины В.Януковича, Ю.Тимошенко и прочей братии история стыдливо умалчивает) сумел довольно успешно выстроить локальную вертикаль власти. При этом эти политики проявили весь спектр необходимых лидерских качеств – целеустремленность, волю, решительность, самоотдачу и т. п. Но вертикали эти слабо сочетаются с общегосударственными потребностями. Речь скорее идет о структурах мафиозного типа, предназначенных для обслуживания личных интересов возглавляющих их лидеров, а также узкого круга приближенных к ним лиц. И если, допустим, у А.Яценюка такая структура пока не просматривается, это значит лишь то, что активная работа над ее созданием впереди.

Кадровый потенциал этих партийных команд также под большим вопросом. Да, за годы бескомпромиссной борьбы в коридорах власти политические лидеры окружили себя мобильными отрядами преданных бойцов, закаленных в судовых тяжбах, разбирательствах с силовыми структурами, кулуарных переговорах и торгах. В каждой команде есть «штатные» экономисты, юристы, прирученные «неформальные министры» иностранных дел. Но надеяться на то, что в случае победы на выборах кандидаты смогут выдвинуть на ключевые позиции в исполнительной власти несколько тысяч профессионально подготовленных людей не приходится. Таковых попросту не существует. И речь идет не о том, чтобы по худшим лекалам 2005 года рубануть с плеча по головам опытных управленцев среднего звена. Идущий к власти кандидат обязан позаботиться о рычагах практического исполнения своей программы реформ. Возникает подозрение, что такая программа у наших претендентов отсутствует.  

Еще одним «подарком» победителю станет идеологический раскол Украины, старательно разжигаемый политическими конкурентами в последние годы. Спекуляция на иррациональных чувствах населения, животных страхах и инстинктах людей лежала в основе формирования поддержки украинских политических лидеров. То, что такая политика, мягко говоря, является деструктивной, ее авторов, как в оранжевом, так и в бело-голубом лагере совершенно не волновало. Казалось, что достаточно будет очередной отмашки лидера, чтобы люди перестали видеть в оппонентах врагов. Но стереотипы оказались чрезвычайно живучи, что, среди прочего, помешало недавним попыткам объединения БЮТ и ПР. Значительная часть их избирателей воспринимает любые попытки налаживания конструктивного взаимодействия с противником как капитуляцию.

Что будет делать новый президент с этим наследством трудно предположить. Как показывает плачевный опыт В.Ющенка, одной объединительной риторики «гаранта» для преодоления  идейных противоречий по линии Восток-Запад недостаточно. В основе такого сближения должны лежать общность практических интересов и прочный консенсус элит.

Рейтинги наиболее успешных предпринимателей по итогам 2008 года зафиксировали интересную закономерность. По мере движения с «бело-голубого» Востока через «бело-сердечный» Центр на «оранжевый» Запад политические пристрастия денежных мешков четко соответствуют региональной конъюнктуре. Но, тем не менее, в десятке местных флагманов бизнеса обязательно найдется член БЮТ и НУ в восточных областях и представитель Регионов на Волыни или во Львове. То есть, ни в одном из регионов Украины не существует властной монополии одной из политических сил. Говорить в этой ситуации о шансах какой либо из партий получить контрольный пакет управленческих акций в общенациональных масштабах,  по крайней мере, преждевременно.

Неисчерпаемым источником центробежных тенденций в украинской политике также является проблема разделения властей. Все действующие лица публично выражают обеспокоенность раздвоенностью системы исполнительной власти. На практике же каждый продолжает тянуть одеяло на себя. Очень показательно, что в эпицентре противостояния между президентом и премьер-министром находится Фонд государственного имущества. Оно, родимое, наверное, и есть смыслом власти для большинства наших политиков.

Если проблему не удастся урегулировать в правовом русле еще до выборов (а внести изменения в Конституцию, тем более по инициативе обанкротившегося президента, не удастся), она станет главным детонатором конфликта между новым президентом и правительством. Причем, даже в случае формирования правительства пропрезидентской политической силой, конфликт интересов не исчезнет сам собой. Власть, как известно, является сильнейшим наркотическим средством, способным пробуждать самые смелые амбиции даже у бывших подчиненных.

После торжественной инаугурации новый президент проснется в стране, в которой, ко всему прочему, практически уничтожена система правосудия. Все кандидаты в той или иной мере приложили руку к этому черному делу. Но каждый надеялся подмять суды именно под себя. Каждый уверовал, что закон есть лишь средством в междоусобной борьбе. В итоге, новоизбранный лидер нации должен быть готов к опротестованию любых его указов на местечковом уровне. А как иначе, если он сам неоднократно подавал пример такой антигосударственной деятельности? И как прикажете гарантировать верховенство права в условиях наплевательского отношения к законам?

Но, возможно, все эти ужасы не будут беспокоить нашего нового лидера? Имеет ли будущее идея создания в Украине парламентской республики, где президент не будет чрезмерно обременен властными обязанностями и делегирует эти функции Верховной Раде?

С позиций сегодняшнего дня такая перспектива выглядит не только сомнительной, но и опасной. С одной стороны, существующий парламентский расклад «50 на 50» действительно дает основания для разговоров на тему целесообразности передачи всей полноты власти депутатам. Подразумевается, что большинство, пусть и шаткое, будет нести ответственность за формирование правительства. Аппетиты оппозиции, в свою очередь, будут удовлетворены в заранее оговоренных размерах. Отсутствие в государственной телеге «пятого колеса» в лице президента лишит парламентских деятелей соблазна искусственно ускорить развитие событий в целях захвата власти, как это было в 2007 году. Наступит почти идеальная ситуация цивилизованной конкуренции.

Но не стоит забывать, что украинские партии живут отдельной от общества жизнью. Они не исповедуют идеологии, а лишь манипулируют ними для оболванивания избирателей. В нашей ситуации не парламентское большинство будет контролировать и направлять действия правительства, а премьер-министр, как лидер коалиции – клана будет требовать от депутатов повиновения. Взамен, естественно, на реальные активы и преференции. А если представить, что одна из политических сил возьмет со временем абсолютное большинство в раде? Так что парламентская республика в наших условиях ни от бардака, ни от диктатуры не убережет.

В условиях чрезвычайной внешней нестабильности сильный институт президента не кажется лишним для такой ослабленной и изнеможденной распрями страны, как Украина. Только за последние годы на уровне областей и районов освежили в памяти генетический опыт времен гражданской войны и научились просто не обращать внимания на постоянные киевские разборки. При этом на местах плевать хотели на распоряжения центра и с успехом большинство из них игнорируют. «Задрав штаны» бежать за новым президентом уж точно никто не будет.

Отправной точкой в создании прочного фундамента своей победы для потенциального президента Украины должен стать поиск путей долгосрочного компромисса с оппонентами. Действительность, к сожалению, свидетельствует о невозможности нахождения такого компромисса вокруг национальных интересов. Поэтому, ключевым игрокам (иначе их и не назовешь) необходимо серьезно подумать о создании другой системы противовесов и сдерживания, пускай и на основе циничного разграничения сфер влияния в бизнесе и силовых структурах. Иначе будущий президент действительно окажется в роли камикадзе, главная задача которого погибнуть самому, забрав с собой жизнь противника.