dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Прощай, кролик! Прощай, милый!

Прощай, кролик! Прощай, милый!

Прощай, кролик! Прощай, милый!

Если кто-то из уважаемых читателей подумал, что в тексте с таким названием речь пойдет о А.Яценюке, за которым как-то на удивление прочно закрепилась слава "кролика" украинской политики (хотя какой он кролик, он – "яцек" или, на худой конец, "арсик"), то он ошибся. Во-первых, Арсений Петрович не такой уж, пардон, милый. Во-вторых, прощаться с ним как с политиком, наверное, преждевременно. А вот с 2011 годом – годом Кролика – в самый раз: ведь до его завершения остаются считанные дни и даже часы.

Любое прощание – это всегда в каком-то смысле подведение итогов. Любое подведение итогов, в свою очередь, это еще и заглядывание в будущее, спровоцированная взглядом во вчера попытка увидеть завтра до его наступления. Попробуем сделать нечто подобное и мы. Итак, что принес уходящий год милашки Кролика? Чем он запомнился? Что в нем было хорошего, что – плохого? У каждого из нас, у всех нас вместе, у страны.

Общая оценка

Желание дать уходящему году общую, интегральную оценку сразу же образует в голове легкий сумбур. То ли потому, что было много всего и всякого: и хорошего, и плохого, и веселого, и грустного, в общем – разного. То ли оттого, что год выдался на удивление противоречивый: с одной стороны, вроде бы, и шевелилось что-то где-то, с другой, есть основания утверждать, что главной отличительной чертой уходящего от нас Кролика стали не очень естественные, кладбищенские что ли, "тишь да благодать".

Победить негативные социальные явления не удалось. Да, положа руку на сердце, никто такой задачи и не ставил. Какое там "победить"?! Не дать им окончательно стать нормой жизни, и то было бы неплохо. Куда там! Уж больно они набрали вес и силу, эти самые "негативные явления" или, как говаривали в прежние времена, "язвы общества".

Кумовство цветет пышным цветом. Коррупция давно превзошла все разумные и неразумные пределы. С потрясающим даже ко всему готовое воображение ростом преступности все давно смирились. Наркомания и проституция превратились в угрозу национальной безопасности. Продажей того, что, в принципе, не может и не должно подлежать продаже: детей, родителей, изъятых у живых людей внутренних органов и много другого, – уже никого не удивишь и не растормошишь. И т.д., как говорится, и т.п.

Событие года

На право стать тем, что принято называть событием года, в разное время претендовало достаточно много событий и свершений. В какой-то момент могло показаться, что победителем в конкуренции именоваться этим почетным титулом окажется внешнеполитическое действо со знаком "плюс" – подписание Соглашения об ассоциации Украина-ЕС. В конце же концов, все и вся заслонило действо внутриполитическое, причем с явным знаком "минус", – суд и вынесение обвинительного приговора Ю.Тимошенко.

Внутренняя политика

Сказать, что во внутренней политике лицо минувшего года определили системные реформы, как того, верно, хотела бы власть, не могу. Формально какие-то шаги в этом плане предпринимались, новации в виде законодательных актов-кодексов имели место. На реальной жизни страны и ее граждан, однако, вся эта мышиная возня элиты практически не отразилась или сказалась негативно. Потому и говорить-то, по большому счету, не о чем.

Внутриполитический 2011-ый минул под знаком дальнейшей поляризации и нарастания напряженности. А персонально – под знаком Ю.Тимошенко и А.Яценюка. Первую судили-сажали-посадили. Второго толкали-тянули-продвигали. И ей, и ему уделялось много публичного внимания. По частоте упоминаний в информационном поле эти два персонажа отечественной политики заняли два первых места с колоссальным отрывом от всех остальных. Причем, главный "фронтмен" проиграл главной "вумен" самую малость, что, как сами понимаете, для него дорогого стоит.

Говоря казенным языком, в сфере внутренней политики наблюдались: дальнейшая консолидация власти и ее сосредоточение в одних руках, дезориентация и маргинализация политической оппозиции, отсутствие диалога как между властью и оппозицией, так и между властью и обществом (разрыв между властью и обществом не сокращался, а увеличивался), компрометация и власти, и оппозиции, девальвация ценностей, рост протестных настроений не политической, а социальной природы.

Внешняя политика

Во внешней политике год Кролика проходил под знаком ожидания прорыва в реализации стратегии евроинтеграции Киева в виде подписания Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Даже отношения с Россией, от которых всегда зависела, зависит и будет зависеть вся международная судьба Украины, были по большому счету подчинены этим ожиданиям, приобретшим в какой-то момент характер "евромании".

По отношению же к весьма заметной части населения, принадлежащей к числу еврореалистов и евроскептиков, то есть, иначе говоря, не верящий в перспективность сближения с Европой, – еще и своего рода "евроцидом".

На международной арене Украина и в 2011-ом осталась исключительно объектом чужих интересов при ничтожно малой степени собственной субъектности. Показательным примером в этом смысле может быть история с визитом В.Януковичем в Турцию 22 декабря: не успел глава украинской державы вернуться домой, как еще не остывшая от тепла его присутствия Анкара, ничтоже сумняшеся, дала "добро" на строительство в зоне ее экономических интересов российского "Южного потока", несущего в себе прямую угрозу национальным интересам Украины.

Итоговый результат внешнеполитической деятельности официального Киева был, в принципе, прогнозируемо скромен. Если не сказать – близок к нулевому. "Дуля с маком" по ассоциации с ЕС, такая же "дуля" по "газовой" теме с Россией, ухудшение репутации страны в Европе и в мире, имитация активности на внешней арене без каких-либо серьезных достижений.

Хорошо ли это, или, наоборот, плохо, но Украина сохранила за собой статус "мирового села", который она "завоевала" во времена Л.Кучмы и закрепила за собой при В.Ющенко. Наверное, это плохо. С другой же стороны, это вкупе с географической близостью России и геополитическим "дыханием" Кремля уберегло ее от тлетворного влияния "арабской весны".

В уходящем году об Украине в мире стали говорить, как бы это выразиться помягче да покультурнее, без должного уважения. К Киеву возникла целая куча претензий. И нашу власть, и нас самих стали обвинять в каких-то прегрешениях. К нам стали предъявлять какие-то претензии. В общем, не заладилось. Даже несмотря на то, что президент в уходящем году установил рекорд по количеству зарубежных визитов.

Дальше – больше. К концу года заговорили о каких-то санкциях по отношению к Украине. И, что удивительно, эти разговоры не вызвали ни бури протеста, ни особого удивления. Повеяло международной изоляцией...

Общество

Украинское общество, как гражданское, так и "простое", жило, вроде, своей обычной жизнью. Но тоже: вроде бы, жило, а вроде бы, и нет. Общественная жизнь приобрела какие-то новые особенности и черты, причем, достаточно далекие от того, что можно было бы рассматривать как позитив. Значительное распространение получили: разочарование, апатия, ощущение обманутости, нигилизм, протестные настроения, готовность к резким переменам. Любым, пускай даже опасным и разрушительным.

Забурлила улица. И от этого факта, увы, уже никуда не денешься.

Экономика

Макроэкономические показатели, несмотря на кризис и на его последствия, демонстрировали относительную стабильность и даже, если верить официальной статистике и правительственным чиновникам, росли, однако, ни на уровне, ни на качестве жизни рядовых граждан, особенно, бюджетников этот, якобы, позитив никоим образом не отразился.

Исполнительная власть в лице премьера утверждает, что ее следовало бы поощрить за окончательное преодоление инерции чрезвычайно глубокого – самого сильного в Европе – экономического спада, а людям кажется, что инерция остается инерцией, увлекая их и их семьи в бесправие и нищету. Н.Азаров считает, что многие шаги его правительства – "инновация", а людям кажется, что Кабмин работает исключительно "дедовскими" методами, по поводу и без повода запуская руки к ним – людям – в карман.

Реальный прожиточный минимум и реальная потребительская корзина продолжали разительно отличаться от своих виртуальных аналогов, то есть от того, что предлагается под видом этих социально-экономических показателей в высоких кабинетах и в телевизоре.

Бедные и тех, кого еще совсем недавно считали "средними", стали еще беднее, богатые – богаче. Нищета еще более расправила крылья, втянув в свою орбиту еще, по самым скромным подсчетам, несколько десятков тысяч украинцев. Условия труда наемных рабочих не только не улучшились, но стали ощутимо хуже, чем были год, а уж тем более три-пять лет, назад.

Тот, кто работал, почти ничего не заработал. На еду (если без особых изысков), может, хватало, а вот на то, чтобы жить, не думая, как дотянуть до зарплаты да купить жене лишнюю помаду, а детям бублик, – нет. Политика "затягивания поясов" в Украине, как и в Европе, тоже имела место быть, хотя честно назвать то, что стихийно происходило и сознательно делалось в этом смысле, как это сделало большинство европейских правительств, наше правительство и наша власть в целом так и не решились.

Гуманитарная сфера

Тут все оставалось без изменений. Чего-то хорошего случалось очень мало, плохого же, наоборот, становилось все больше и больше. "Гуманитарка" безнадежно отставала даже от того ничтожно скромного развития, которое можно было наблюдать в отдельных сегмента некоторых других сфер жизни государства и общества. Гуманитарный раскол был едва ли не самым заметным элементом общего раздела страны на две части.

Представители отечественной исторической науки и примкнувшие к ним историки-аматоры, не особо оглядываясь ни на действительный смысл событий прошлого ни на факты, продолжали тщетные попытки родить новый украинский исторический миф, который можно было бы использовать в качестве подспорья в государственном строительстве.

Писатели "чубились" друг с другом и, в конце концов, добились смены одиозного руководства Союза писателей Украины. Хотя резонансных художественных произведений высокого эстетического уровня, увы, не прибавилось. В недрах университетской профессуры родилась инициатива выдвижения Б.Олийника на Нобелевскую премию в области литературы.

Разношерстные "могучие кучки" гуманитариев и интеллигентов обливали грязью все и вся. Время от времени какая-либо из них взрывала информационное пространство заявлениями политического характера, делаемыми от имени всей "украинской интеллигенции", что вызывало не столько интерес и уважение, сколько презрительные насмешки.

Журналисты занимались чем придется: кто отрабатывал заказы, кто защищал Национальный союз журналистов Украины, кто "стопил" цензуру, кто продвигался по карьерной лестнице, кто вздорил с властью, кто пытался вернуть публичному слову его вес и значение, кто просто работал, надеясь достичь совершенства в своей нелегкой профессии, ставшей в наше непростое время даже опасной для жизни.

Композиторы писали новые произведения, дирижеры дирижировали, певцы пели, танцоры танцевали, музыканты играли, скульпторы ваяли.

Спортсмены изо всех сил старались умножать спортивную славу Родины, однако, у большинства из них это получалось из рук вон плохо.

Система ценностей

В системе ценностей все оставалось без особых изменений. В основном, все внимание было сосредоточено на поиске названия для них. Почти весь год в моде было наименование "европейские", но после Дня святого Николая Чудотворца к нему несколько охладели. Главнейшей же ценностью были деньги, причем, не простые и даже не большие, а очень большие. Это, должно быть, потому, что депутатское место стало стоить гораздо больше, чем раньше – целых 5 миллионов "негривень".

Выводы

Итак, если подвести баланс уходящего года, то он будет достаточно далек от того, чтобы счесть его хотя бы удовлетворительным. Кролик-2011 вынес на повестку дня государственной, национальной, общественной жизни гораздо больше вопросов, чем дал на них ответов, оборвавшись, как бы, на полуслове и перенеся на год наступающий решение целого ряда важнейших проблем самого разного характера.

Занявшись скуки ради игрой в слова, которые можно составить из букв, содержащихся в слове "кролик", и попытавшись наделить каждое из этих новых слов каким-то глубинным значением, увидим, что год Кролика стал в Украине в некотором смысле:

- "годом Колика" (Николая Мельниченко): против Л.Кучмы было возбуждено уголовное дело, которое, правда, к концу года закрыли;

- "годом Крика", имея в виду крик с призывом "Остановиться, оглянуться" на краю бездны, к краю которой со скоростью поезда-экспресса и с упорством легендарного "Титаника" движется страна;

- "годом Клика" (от английского слова "cleek") в том смысле, что компьютерные технологии, связанные с расширением социальных сетей и других новаций, не подлежащих контролю со стороны государства и его служб, всколыхнули украинцев, хотя и не так сильно, как арабов;

- "годом Ика", поскольку многим украинцам сильно икнулись и ускоренный рост цен и тарифов, и обвальное падение уровня жизни, и уменьшение степени социальной защищенности, и ряд нововведений власти.

А вот "годом Крока" (от украинского слова "крок") в смысле "кроком"-шагом вперед уходящий год, к величайшему сожалению, не стал...