dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Сто дней политического одиночества

Сто дней политического одиночества

Сто дней политического одиночества

В последние годы у нас довольно прочно прижилась позаимствованная из западного политтехнологического арсенала традиция обращать на первую стодневку пребывания того или иного деятеля во главе того или иного органа государственного управления повышенное внимание, злоупотребляя юбилеем как информационным поводом для очередного витка очередного этапа очередной пиар-кампании.

В отношении политиков, сошедших с властного пьедестала, а тем паче сменивших высокий кабинет на тюремную камеру, эта технология в наших широтах пока не применялась. То ли достойного объекта не было, то ли необходимости. Теперь появилось и то, и другое. 12 ноября минуло ровно сто дней с момента заключения Ю.Тимошенко под стражу.

"Объект" более чем достойный внимания – самая яркая, успешная, харизматическая женщина и один из самых ярких, успешных, харизматических "мужчин" украинской политики. Участница второго тура президентских выборов, получившая поддержку более 11-ти миллионов (!) избирателей и проигравшая победителю совсем немного.

Необходимость тоже налицо. Без надлежащего осмысления "случая Тимошенко", без извлечения и него соответствующих уроков не только ни о каком дальнейшем продвижении в сторону по-настоящему демократического общественно-политического устройства, но даже о топтании на месте под лозунгами типа: "За демократию!", "За прогресс!", - нечего даже помышлять.

Главный вывод, который можно сделать сто дней спустя, состоит, мне кажется в том, что многие из нас по тем или иным причинам склонны были сильно преувеличивать роль личности в современной украинской политической истории. Теперь следовало бы начинать решительно избавляться от этой иллюзии. Арест Ю.Тимошенко, если и отразился на ходе жизненно важных процессов в Украине, то очень и очень незначительно.

Ничто нигде не остановилось, не заскрипело. Не рухнуло и даже не покачнулось. Хотя до 5 августа многим у нас казалось, что взятие под стражу политика такого уровня, как Юлия Владимировна, способно вызвать самую настоящую бурю. Бурю гнева праведного ее сторонников. Бурю возмущения граждан, придерживающихся политического нейтралитета. Бурю действий ее соратников по партии. И еще много самых разных бурь, способных сотрясти фундаментальные основы нынешней власти, показав ей Кузькину мать.

Этого не произошло. Из ряда вон выходящее событие не повлекло за собой соотносимой с ним по мощности из ряда вон выходящей реакции. Испытания "случаем Тимошенко", надо прямо сказать, не прошли ни отечественная политическая элита, ни украинское гражданское общество.

Под элитой прошу в данном случае понимать, прежде всего, ту ее часть, которая волею судеб и обстоятельств оказалась нынче в оппозиции. "Тимошенковцы" разочаровали поразительной неспособностью доказательно обосновать невиновность Ю.Тимошенко в совершении тех деяний, которые ей вменялись в вину и за которые ей, в конце концов, был вынесен приговор. Союзные с БЮТ-"Батькивщиной" партии и движения – бездарной суетой, означающей на деле молчаливое следование политике соглашательства.

Если стратегическая линия защиты обвиняемой существовала, то она себя не оправдала. Скорее же всего, однако, линии просто не было. Да, и взяться ей, в общем и целом, было, положа руку на сердце, неоткуда.

В той непростой ситуации, в которую попала лидер БЮТ после возбуждения против нее уголовного дела, хоть каким-то образом повлиять на ход судебного процесса "со стороны" было возможно только при одном условии – при наличии диалога между оппозицией и властью.

В какой-то момент могло показаться, что власть не против того, чтобы его наладить. На свих, ясное дело, условиях. А где вы видели, чтобы было иначе? Диктовка условий – это одна из неотъемлемых прерогатив власти. Ничего из этой затеи не получилось. И сама Ю.Тимошенко, и ее ближнее и дальнее окружение сделали все для того, чтобы такого диалога не было и не могло быть. Теперь видно, что напрасно.

Когда Юлия Владимировна была в силе и тянула свой политический "воз" в гору практически исключительно собственными силами, не очень-то нуждаясь в помощниках, казалось, что вокруг нее и за ее спиной – целая армия соратников, сторонников, симпатиков. Сегодня начинаешь понимать, что так только казалось, и что на самом деле она всегда оставалась одинока. Одиночество в толпе сменилось для нее сегодня одиночеством в тюрьме.

На искусственное исключение ЮВТ из политического процесса на удивление быстро и легко, понапрасну не парясь и не особо обременяя себя всевозможными расчетами и размышлениями, согласились практически все его участники, представляющие в данный момент оппозицию. При этом так называемая "молодая" оппозиционная поросль зашевелилась и засуетилась куда сильнее, чем "старая" гвардия.

Объяснение этого эффекта не надо долго искать. Оно лежит на поверхности. Для большинства представителей "старой" оппозиции уход с политической сцены Ю.Тимошенко значит сведение шансов на продолжение собственной политической карьеры до минимума. Для многих лиц из числа "молодой" оппозиционной поросли это, наоборот, означает расширение горизонтов возможностей, получение такого солидного политического "кредита", о каком еще пару месяцев назад им можно было только мечтать.

Восприятие того, что случилось с бывшим премьером, гражданским обществом не может не навеивать грустных мыслей по поводу состояния этого общества. Понятно, что мнения разделились и что точки зрения, как у нас это всегда случается, оказались полярно противоположны. Но почему часть людей, искренне считавшая и считающая ЮВТ жертвой режима, так и не нашла адекватных механизмов для того, чтобы ее позиция стала весомым элементом политического процесса, – это для меня остается загадкой.

Со своей стороны, те, кто видел и продолжает видеть в лидере БЮТ и бывшей звезде ЕЭСУ не невинную жертву, а нарушительницу законов, тоже дали маху. Их солидарное коллективное мнение и вовсе осталось "за скобками". В той публичной квази-дискуссии, которой сопровождалось действо в Печерском суде, голос этой части общества вовсе не был слышен. Вроде его и не было! Допускать подобное ни в коем случае не стоило.

Первые тюремные сто дней Ю.Тимошенко тянулись медленно, а пролетели быстро и незаметно. Пролетят и следующие. Если, конечно, Юлии Владимировне все-таки придется задержаться в местах, не столь отдаленных, дольше, чем это входит в ее планы.

Рано или поздно несгибаемая Юлия снова окажется на свободе и снова включится в борьбу за власть, без которой жизнь для нее не имеет смысла. Ждут ли ее после ста дней тюремного одиночества сто дней триумфального возвращения во власть в стиле Наполеона? Вполне возможно, что ждут.

В новых, изменившихся и вследствие ее ареста, и благодаря действию целого ряда других факторов и обстоятельств, условиях, однако, Ю.Тимошенко, чтобы добиться этого, придется бороться, как минимум, на два фронта. С одной стороны, против своего заклятого врага – власти. С другой, – против "молодой" поросли от оппозиции, которая ради своего прихода на место оппозиции "старой" согласится на диалог с властью. Диалог, предполагающий сближение позиций и достижение компромисса.

"Молодая" оппозиция – это одна из новых реалий нашей политической жизни. Из новых, а потому недостаточно знакомых. Как поведет себя эта часть политической элиты в отношении "случая Тимошенко" и "наследства Тимошенко", прогнозировать сегодня довольно сложно. В том, однако, что позиция наиболее заметных представителей "молодых" будет в весьма малой степени соответствовать интересам самой Ю.Тимошенко, я лично не сомневаюсь ни в коей мере. Ибо такова природа политической борьбы.