dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Вялая реакция как веление времени

Вялая реакция как веление времени

Вялая реакция как веление времени

Быстро промелькнувшая первая неделя пребывания Ю.Тимошенко в СИЗО запомнится, прежде всего, не очень стройными и не очень эффективными попытками ее политических соратников из БЮТ и лагеря оппозиции сфокусировать на судьбе главной оппозиционерки (именно на судьбе, а не на уголовном деле в отношении нее) внимание украинцев. За счет суетливых, разрозненных, безнадежно лишенных системности действий, осуществлявшихся, в основном, в режиме "лебедя, рака и щуки", максимально обострить общественное восприятие такого небанального, без преувеличения знакового события, как арест одного из крупнейших политических деятелей страны и бывшего премьер-министра, не удалось.

Волна обсуждения и осуждения ареста ЮВТ, правда, все же пошла, но не в реальном, а в виртуальном мире – в информационном пространстве.

Для украинских СМИ арест Юлии Владимировны стал топ-новостью и постоянной темой "номер один" без дополнительных усилий с чьей-либо стороны. Поставить сей факт себе в заслугу кому-то вряд ли удастся. Всем понятно, что это произошло само собой, естественным путем. Никаких особых дополнительных усилий для того, чтобы развитие событий пошло по такому сценарию, ни от кого не требовалось и вряд ли потребуется впредь.

Вызвать же зрелищную для телеоператоров ведущих мировых агентств, по-настоящему грозную для украинской власти, относительно массовую протестную реакцию людей на заключение ЮВТ тем, кто в этом был и остается заинтересован оказалось по горячим следам не под силу.

И не потому, что они – сегодня какие-то не такие, как вчера, или, что делали что-то не так, например, как все дальше уходящей в прошлое, но все равно остающейся в памяти многих из них, поздней осенью 2004-го. Дело в другом. А именно в том, что решение о "волне" принимается совсем не ими и совсем не там, где собираются они. Решения же, как не было, так и нет.

Перед таким решением бывает "штормовое предупреждение". Его пока тоже не просматривается не только в действиях, но даже в намерениях.

Вот и остается нашим любителям "политического виндсёрфинга", то есть катания в свое удовольствие на политической волне, томясь в ожидании, имитировать активность. Надувая при этом для солидности и пущей убедительности щеки, да помахивая пальчиком в сторону ненавистных конкурентов, оказавшихся более удачливыми и предприимчивыми.

Хотя помахивать пальчиком и тявкать из подворотни на власть некогда грозные борцы за справедливость и демократию стали куда осторожнее. Во-первых, от тюрьмы и от сумы у нас как-то не принято зарекаться. Во-вторых, печальный пример Ю.Тимошенко явно охладил боевой пыл многих из них.

Тот, кто ожидал, что малейшее неосторожное движение суда в отношении VIP-подсудимой, а, тем более, явная несправедливость в отношении нее способны сами по себе всколыхнуть всех "честных людей" и большинство политических группировок соответствующей ориентации, спровоцировав "майданный эффект", - в своих ожиданиях обманулся. То ли ожидания были явно завышены, то ли другое время на дворе, другие приоритеты. Желающих идти на чужую "войну" стало очень-очень мало. Бесплатно бороться за справедливость, которая, якобы, есть, - еще меньше.

Поведение непосредственных участников конфликтной ситуации в отношениях между властью и оппозицией в виде судебного разбирательства в Печерском суде города Киева в обстоятельствах, изменившихся вследствие взятия Ю.Тимошенко под стражу, оказалось предсказуемым. Реакция сторонних наблюдателей, включая, зарубежных, в принципе, тоже.

Власть предпочитает хранить молчание. Дескать, чем у нас судьи занимаются и что творят, нам неведомо: независимые они у нас. И точка! С одной стороны, это, наверное, чрезвычайно умно – на уровне теоретического замысла. С другой, - невероятно глупо и неосмотрительно – на практике.

Хотя, если В.Янукович и близкие к нему ребята из АП, действительно, не причастны к суду-судилищу, то почему ни сам Президент, ни кто-нибудь из них не дадут комментарий, не сформулируют отношение одной из ветвей государственной власти к действиям и решениям другой – судебной? Тем более что эти самые действия и решения – особенно, постановление об изменении меры пресечения для подсудимой Ю.Тимошенко – вызывают значительный общественный, внутри- и внешнеполитический резонанс.

Формальная логика подсказывает: если это не их решение, какие-то слова по этому поводу были бы обязательно сказаны, если слова не сказаны, значит, инициатива решения все-таки исходит от них, не так ли, читатель?

Ю.Тимошенко держится молодцом. Стойко переносит тяготы тюремного заключения и судебного разбирательства. После 5-го августа она несколько притихла и чуть сбавила агрессивный тон. Нет, не взялась за ум в том понимании, в каком бы этого, верно, хотелось режиму. Но сменила тактику безоглядного наступления на оборонительно-выжидательную.

Хотя остается собой, продолжая политизировать все вокруг себя и давая поводы для сомнений в правдивости и искренности как ее самой, так и ее "команды". Адвокат утверждает, что ее в СИЗО будят в 5-00, привозят в суд, где она сидит в ожидании начала заседания по 2-3 часа. Она же сама говорит, что в 6-00 выходит в тюремный дворик, где бегает целый час...

Общество отреагировало на арест Ю.Тимошенко на удивление вяло и безразлично. Мне почему-то думается, что такая реакция должна была неприятно удивить Юлию Владимировну и людей из ее окружения, заставив и ее, и их хорошенько задуматься над тем, как себя вести в будущем.

Главный вопрос теперь для них состоит в том, каким образом, за счет каких ресурсов можно в случае необходимости добиться подключения человеческого фактора для реализации их политических целей и планов. Если люди не бросились, сломя голову, на "майдан" при виде Ю.Тимошенко за решеткой, пойдут ли они туда в ответ на фальсификацию выборов?

Оппозиция попробовала повести себя, если не шумно, то, во всяком случае, шумновато. Получилось, прямо скажем, не очень убедительно. Покричали ставшее уже традиционным "Ганьба!" в суде, которым нынче никого не удивишь, не испугаешь и, уж тем более, не мобилизуешь. Потолкались с милицией. Сказали какие-то слова, поставили какие-то подписи под очередным документом об объединении, предприняли какие-то попытки поднять людей, но реальных результатов так и не достигли. Ничего из того, что можно было бы засчитать как результат, просто-напросто нет. Нет и, судя по всему, в ближайшем будущем не предвидится.

Первая неделя физической изоляции Ю.Тимошенко подтвердила ее чрезвычайную важность и ключевую роль для БЮТ и для всего нынешнего оппозиционного движения. Даже во главе с нею оппозиции сегодня крайне непросто. Без нее – невыносимо.

Все, на что оказалась готовой обезглавленная оппозиция, это – игра на публику, имитация настоящего возмущения, а не возмущение как таковое.

Невольно бросилось в глаза еще и то, что судьба Ю.Тимошенко для большинства политиков, приходящих, якобы, с целью поддержать ее в суд, это – не больше, чем сопутствующий элемент, который с той или иной долей целесообразности может быть использован в процессе дальнейшего выстраивания собственной политической судьбы и карьеры.

Мировое сообщество возмутилось 5 августа достаточно бурно и весьма оперативно, но при этом строго в рамках дипломатических приличий. Арест Ю.Тимошенко откровенно пришелся не по душе ни Западу, ни России, но карать украинскую власть за него никто ни в Европе, ни в США не собирается. По крайней мере, пока.

Американцы, возможно, до конца лета еще проявят в той или иной форме свою заинтересованность в деле Ю.Тимошенко. Особенно если С.Власенко или какой-нибудь другой Юлин "гонец в Пизу" свезет кому-то из тамошних серьезных людей еще пару номеров счетов и долларовых "котлет".

А вот от Брюсселя ждать не только активизации, но даже активности не приходится. Коридоры Европейской Комиссии с 8 августа опустели – начался период массовых отпусков. Даже всемогущему Г.Немыре не преодолеть этого препятствия: августовские каникулы для евробюрократов один из тех неотъемлемых элементов образа жизни, одна из тех святынь, от которых ни один из них не откажется даже ради борьбы за демократию.

Складывается впечатление, что, если Киев не станет дразнить Запад сильнее, чем делает это сейчас, то шансы быть прощенными у нынешних хозяев Печерских (нет-нет, не судов!) холмов есть и очень неплохие. Особенно при условии, что они найдут надежные и действенные каналы доведения до сведения главных мировых столиц своей правды, запустив в добавок к этому новую лоббистскую волну.

Что в итоге? Вялую реакцию на неординарное событие, по целому ряду признаков заслуживающее на то, чтобы стать поводом для кардинального перелома в развитии ситуации, следует, видимо, считать не неблагоприятным для одной стороны и благоприятным для другой стечением обстоятельств, а – велением времени.

Что это означает? Означает многое. И в первую очередь, то, что судьбу страны в ближайшие пару-тройку лет будут решать не люди и не свободные объединения этих людей, а пару десятков человек, засевших в высших кабинетах государственной власти и сумевших прибрать к рукам все рычаги реального управления страной и обществом.