dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 25 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика От «Кучма - геть!» до «Кучма-гейт»: дело Л.Кучмы как юридический казус и как общественный вызов

От «Кучма - геть!» до «Кучма-гейт»: дело Л.Кучмы как юридический казус и как общественный вызов

От Кучма - геть! до Кучма-гейт: дело Л.Кучмы как юридический казус и как общественный вызов

Позволю себе высказать одно предположение. Мне кажется, что Украина – если говорить о ней и как о государстве, и как об обществе – ныне, как никогда, пожалуй, прежде в своей истории, остро ощущает крайнюю нужду в двух вещах: во внутреннем равновесии и в моральном очищении.

Под первым надо понимать достижение баланса между финансово-экономическими, политическими, культурно-конфессиональными, региональными, криминальными  группами и группировками. Без него под угрозой может оказаться (или уже оказалось?) само существование страны под таким названием, с такими цивилизационными, пространственными и прочими параметрами. Речь идет именно о балансе, а не о триумфе одних и полнейшем крахе всех остальных.

Под вторым – возрождение национальной (но ни в коем случае не радикально националистической!) системы ценностей, которую бы сознательно приняло большинство населения, включая государственную, политическую, интеллектуальную, духовную элиту. Ее неприятие влекло бы за собой безусловное общественное осуждение, не предполагающее ни "амнистии", ни игнорирования со стороны сильных мира сего.

Объективно существующая нужда, тем не менее, не вызывает к жизни те субъективные факторы, без которых о ее практическом воплощении не приходится даже думать. По состоянию дел на данный момент ни власть, ни элита, ни общество не выказывают ни малейшего намека на то, что они обладают способностью к обновлению и возрождению через баланс и очищение. Хотя, может быть, это впечатление обманчиво. Может, власти, элите, обществу просто нужен какой-то новый стимул, сильный толчок, встряска, которая позволила бы "остановиться-оглянуться", вырвавшись из суеты повседневности и возродившись к новой жизни.

В этой связи возбуждение уголовного дела против Леонида Кучмы, как и все возможные контексты этого события, приобретают, думается, особый смысл и особое значение. Выплывшее, как бы вдруг, из глубин полузабытья едва ли не в стиле "Летучего Голландца" дело Кучмы могло бы при определенных условиях сыграть роль именно такой жесткой и жестокой, но счастливой встряски. Могло – но не сыграло. По крайней мере, пока.

Феномен пребывающего под следствием президента, пускай даже бывшего, для украинской общественно-политической жизни это – явление неординарное, без преувеличения из ряда вон выходящее. Телесюжеты с регулярно, почти как на новую работу, входящим в здание Главного следственного управления ГПУ сменщиком Л.Кравчука в главном кабинете страны на Банковой превратились в самую настоящую сенсацию.

Тем не менее, информационная возня вокруг дела Кучмы вызвала, по-моему, совсем не тот эффект, какой должна была бы. Да и вопросы, над которыми стали ломать головы журналисты и эксперты, оказались не те.

Вместо того, чтобы думать-гадать, кому это выгодно, посадят - не посадят, виновен – не виновен, кто окажется следующим и т.д., и т.п., - следовало бы, в первую очередь, озаботиться проблемой номер один: должен ли Л.Кучма нести моральную ответственность за смерть Г.Гонгадзе, циничное унижение  и лишение будущего подавляющего большинства украинцев, превращение Украины в настоящее пугало для Европы и мира, погружение ее в глубокую пропасть материальной и моральной деградации?

Украинцы – народ, способный, как показывает исторический опыт, привыкнуть к чему угодно и свыкнуться с чем попало. Эта особенность в значительной степени помогла людям пережить годы президентства Л.Кучмы, а затем и период "Украины без Кучмы", с которым некогда связывалось так много надежд.

Привыкнуть и свыкнуться – далеко не всегда означает принять. Живя "при Кучме", помимо своей воли соотнося собственную жизнь с теми условиями, которые сложились в ту пору, многие украинцы прекрасно видели истинную суть "кучмизма", понимали его ущербность и вредность.

Отношение к самому Данилычу не было однородным. Однако говорить о том, что он, действительно, пользовался у людей популярностью и вызывал симпатию, было бы, думаю, очень большим преувеличением и искажением реального положения дел. В представлении значительного числа украинских граждан второй по счету украинский президент явно "не тянул" на роль политического лидера и руководителя такой страны, как Украина.

Из-за разительного несоответствия Л.Кучмы той высокой должности, которую он занимал, и прямых последствий этого несоответствия Украина остановилась, так и не сумев выйти на траекторию устойчивого развития. Несколько поколений украинцев оказались обречены на то, чтобы не жить полноценной жизнью, которая, как известно, дается один-единственный раз, а прозябать в ожидании того, что завтра станет еще хуже, чем есть сегодня, и в ужасе от того, что детям будет совсем плохо.

Украина при Л.Кучме погрузилась в антимир, в котором все наоборот, не так, как должно быть. В этом антимире врач не лечит, а калечит. Учитель не учит, а мучит. Милиционер не останавливает руку бандита, а сам же эту руку и направляет. Директор с доходом в пару десятков тысяч долларов забирает у пенсионера пенсию в несколько сотен гривен.  Министр и депутат соревнуются друг с другом, кто быстрее, больше, лучше перетянет себе в карман бюджетные средства, предназначенные для обеспечения самого необходимого для миллионов людей.

Нынешнее положение дел в стране не было бы столь плачевно и печально, если бы его основы не были со старательностью, заслуживающей лучшего применения, заложены в десять лет, названных "эпохой Кучмы".

Без Л.Кучмы не было бы В.Ющенко, и стране и ее гражданам не пришлось бы пережить весь тот мучительный "оранжевый" позор,  которым пал на их головы после "Майдана" и которым их изнуряли пять долгих лет пребывания у власти американского зятя и подпольного миллионера, любившего разводить пчел и витиевато рассуждать о  ценностях.

По всем этим и многим другим пунктам обвинения, которые могли бы и должны были бы прозвучать в адрес второго президента, ответ, по моему глубочайшему убеждению, был бы возможен единственный – да, несет ответственность, да, должен отвечать!

Именно на нем, на Л.Кучме, лежит значительная доля вины за то, что в Украине сложилась гнусная, гнетущая атмосфера, в которой Зло всегда торжествовало и торжествует, и остановить его не могло и не может ничто и никто. Атмосфера, в которой преследование, травля, убийство журналиста или любого другого человека по чьему-либо заказу (да еще и руками не кого-нибудь, а стражей порядка!) были не только возможны, но выглядели обычным делом, не заслуживающим особого внимания.

Л.Кучма, безусловно, виновен! Но судить его должна не нынешняя власть, которая в огромной степени воспринимается как его наследница, а – общество. Общество, являющееся главным пострадавшим и от его действий в качестве главы государства, и от его бездействия, и, в конце концов, от его нынешних неуклюжих попыток представить себя в роли ни в чем неповинной жертвы неблагоприятных обстоятельств и злых людей.

Как юридический казус уголовное дело против Л.Кучмы не предполагает никаких последствий, кроме, разве что, политических. Даже если предположить, что этот человек прямо или косвенно виновен в смерти Г.Гонгадзе, доказать его вину сегодня практически невозможно.

Как общественный вызов дело Л.Кучмы представляет собой серьезное испытание на зрелость и украинского гражданского общества, и того, что можно было бы назвать украинским национальным самосознанием. Уйти от того, чтобы, назвав вещи своими именами, дать объективную оценку всему тому, что творилось во власти и в стране при Кучме-президенте, конечно, можно. Такой уход, однако, во-первых, деструктивен по своей сути, а во-вторых, открывает дорогу для окончательного утверждения "кучмизма" в качестве доминирующего алгоритма всей нашей с вами, читатель, жизни.