dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Надеюсь, г-н министр экономики, Вы станете таким же большим оптимистом, как я

Надеюсь, г-н министр экономики, Вы станете таким же большим оптимистом, как я

Владимир Канаш

С некоторых пор я испытываю идиосинкразию к пресс-конференциям. Мои коллеги по цеху (преимущественно женщины и преимущественно молодые) приходят с уже сформулированными вопросами, которые они просто не в силах изменить по ходу пресс-конференции. К тому же каждый корреспондент задает, как минимум, два вопроса, которые и вопросами-то трудно назвать: журналист пространно и менторским тоном излагает свою точку зрения по тому или иному поводу, а затем, словно делая одолжение, все-таки что-то спрашивает. Времени уходит уйма, а проку от этих тягомотин выходит немного.

Поэтому меня в последнее время больше привлекают он-лайновые пресс-конференции, где можно заранее нормально сформулировать вопрос и отправить его по «электронке». Просмотреть все ответы можно в скоростном режиме, а ответ на свой вопрос копируешь полностью. Так было недавно, когда газета «Аргументы и факты в Украине» организовала пресс-конференцию министра экономики Украины Василия Цушко. В анонсах обозначались темы, вполне актуальные для состояния нынешней экономики страны:

- Почему по статистике  в стране дефляция, а на самом деле цены растут?

- Кому надо готовиться ко второй волне кризиса?

- Чем грозят экономике Украины внешние заимствования?

- Будем ли мы жить за счет экспорта?

- Долго ли Украине оставаться экономически отсталым государством?

Впрочем, участники пресс-конференции не захотели оставаться в рамках предложенной тематики, а задавали вопросы, многие из которых выходили за пределы ответственности министра экономики. Скажем, по поводу повышения цен за коммунальные услуги. Но министр не стал ссылаться на то, что вопрос не совсем «по его профилю». «Если смотреть на то, что повышенные цены ударят по людям, у которых доходы ниже прожиточного минимума, – сказал Васлий Цушко, – то это плохо. Но с точки зрения рыночной стратегии необходимо, чтобы платили все. Вот только малообеспеченным необходимо помогать». Министр мужественно отвечал и на многие другие вопросы, которые впрямую не относятся к функциям возглавляемого им министерства: «Кто ответит за разворовывание страны?», «Почему коррупционеры из правительства Тимошенко до сих пор на свободе?», «Зачем поднимаются акцизы на алкоголь?», «Как будем расплачиваться за кредиты, предоставленные МВФ?» и т. д. Но такой разброс тематики задаваемых вопросов вполне объясним: что уж говорить о простых гражданах, если сами  функции министерства достаточно размыты?!

Собственно, этим и объяснялся мой вопрос:

«Министерство в принципе по своим функциям схоже с Госпланом советского периода. Пока что, судя по сообщениям СМИ, нынешнее министерство в лучшем случае занимается текущим планированием экономики страны. Расскажите, пожалуйста, о более важной функции возглавляемого Вами министерства – о перспективном планировании и стратегии экономического развития Украины. Насколько сейчас учитываются новые вызовы, порождаемые глобализацией и кризисными явлениями мировой экономики? И второй, связанный с предыдущим вопрос: насколько  при этом используются новейшие методы  экономического планирования и как этому способствуют научные учреждения страны?»

Василий Цушко ответил на эти вопросы кратко, но выразительно:

«Вы – большой оптимист. Минэкономики растеряло все свои навыки. Только сейчас мы выносим на рассмотрение закон о стратегическом планировании. Мы изучили опыт других стран, чтобы вернуться к тому, что когда-то у нас было. Кстати, в Южной Корее сейчас такой уровень планирования, что СССР отдыхает.

Наше министерство согласовывает акты других ведомств. Чтобы вернуться к тому уровню, который был несколько десятилетий тому назад, понадобится еще несколько лет. У нас есть неплохой департамент макростратегического планирования, но этого катастрофически мало. Мы работаем с  академическим Институтом экономики и Институтом, который находится при нашем министерстве. Стараемся учитывать все мнения.

Отказавшись в начале 1990-х от планирования, мы стали жить по закону джунглей. Замечу при этом, что одна из причин экономического кризиса в Украине  – это последствия фактического разрушения школы экономического планирования.

Повторюсь: Вы – большой оптимист. Но, если будет принят закон о стратегическом планировании, у нас у всех появится больше оптимизма».

Думаю, что оптимизма у министра экономики прибавилось бы, если бы отказались от практики формирования путей решения экономических проблем в соответствующих подразделениях администрации Президента в еще большей степени, чем это делалось в советские времена в отделах ЦК партии.