dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 18 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика Измаильский инцидент

Измаильский инцидент

Измаильский инцидент

Читателям, родившимся еще до первого принудительного изъятия денежных средств у украинцев не старой, советско-"тоталитарной", а уже новой - родной, независимо-"демократической" - властью в середине 90-х, не составит особого труда вспомнить песню о "часовых Родины", стоящих там на границе, где "тучи ходят хмуро" и "край суровый тишиной объят". Залитая светом и теплом, благоухающая ароматом фруктов и вина Бессарабия отнюдь не принадлежит к числу "краев суровых", тем не менее, с некоторых пор тучи над ней стали тоже "ходить хмуро". Политические.

Выборы мэра славного бессарабского города Измаила 1 августа не состоялись, хотя были, вроде бы, назначены и хотя Территориальная избирательная комиссия вела подготовку к ним до последнего момента (если верить сведениям, полученным от ТВК, то к проведению выборов все было готово, включая полный комплект избирательных бюллетеней), приняв решение об их отмене задним числом. Измаильский избирательный инцидент вызвал немало споров, однако, что же на самом деле произошло в городе в последние дни июля так и осталось неизвестным не только для жителей других городов и сел Украины, но и для большинства самих измаильцев.

Измаильские выборы 1 августа создали новый прецедент в сфере местных выборов в Украине. В прошлом году, как многие помнят, выборы в областной совет в Тернопольской области тоже сначала были назначены, потом отменены, но, в конце концов, состоялись на основании судебного решения, вопреки запрету на проведение. Теперь вот получилось по-другому: выборы были сначала назначены, потом отменены и так и не состоялись.

В предвыборно-избирательную возню в Тернополе в 2009-ом были вовлечены практически все основные на тот момент политические силы страны. По поводу тернопольских выборов высказывались, в историю с ними были впутаны "звезды" отечественной политики, включая президента и премьер-министра, каждый из которых, собственно, и "крышевал" свою группу непосредственных участников конфликта из числа местных.

В измаильском случае обошлось без публичного вмешательства центральной власти, хотя радоваться этому и считать это позитивом вряд ли стоит. Охваченный отпускной лихорадкой Киев предпочел промолчать, счеты же на публике сводили между собой городская и областная власти. У каждой из них был собственный взгляд как на правовую подоплеку истории, так и на фактическое развитие событий, а также на его мотивы и движущие силы. Вследствие этого инцидент не вышел за локальные рамки.

Оценки, данные случившемуся непосредственными участниками того противостояния, которое сложилось в связи с выборами мэра в Измаиле, оказались прямо противоположными. Они не прояснили ситуацию, а еще сильнее запутали ее, заставив предположить, что в СМИ попала либо неполная, либо и неполная, и недостаточно правдивая информация.

Что же произошло в Измаиле? Если попытаться вычленить из потока фактажа и характеристик оценочного плана некие узловые моменты, не вызывающие особых разногласий и разночтений, то можно составить следующий "инфо-робот" измаильского инцидента.

Во-первых, выборы мэра города 1 августа, если следовать букве закона, должны были состояться, а если ориентироваться на дух этого закона, то - не должны были. При этом миссию определения соответствия духа букве или буквы - духу взяла на себя областная власть в лице губернатора Одещины Э.Матвийчука, а также внушительный как по численности, так и по качеству должностей отряд его подчиненных.

Во-вторых, получилось так, что один коллективный "кто-то" хотел, чтобы выборы состоялись именно в эти сроки, именно в этом формате, в то время, как другой - тоже коллективный - "кто-то" выступал решительно против их проведения в первое воскресенье августа. В результате верх взяла логика другого, хотя ее безукоризненность по целому ряду позиций, в частности, с точки зрения законности выглядит достаточно сомнительной.

В-третьих, каждая из противостоявших сторон предпринимала какие-то шаги, осуществляла какие-то действия для того, чтобы воплотить в жизнь именно свой план и свой сценарий развития событий. Более эффективными оказались шаги и действия областной власти.

Решающую роль в победе одной из сторон и, соответственно, в срыве выборов мэра Измаила 1 августа сыграли, как мне кажется, два фактора: несомненное преимущество областной власти по отношению к власти города и большая весомость областного админресурса в сравнении с городским, а также активнейшее участие на стороне противников проведения выборов правоохранительных органов и, в первую очередь, милиции во главе с первым заместителем главы Одесского областного УВД.

Как последнее обстоятельство соотносится с не так давно высказанным президентом категорическим требованием деполитизации МВД и других силовых структур, - вопрос, ясное дело, сугубо риторический. Победителей у нас по уже сложившейся и прочно укоренившейся традиции не судят, а потому славным одесским милиционерам и милицейским чиновникам обвинений в участии в политических "разборках" можно не бояться.

Эмвэдэшный "след" в измаильской истории настораживает, пожалуй, более всего, отодвигая на второй план даже "след" бесцеремонного административного вмешательства в избирательный процесс со стороны Одесской областной власти и лично губернатора области. Вмешательства, которого не должно было бы быть ни при каких обстоятельствах.

В не меньшей степени настораживает и вызывает беспокойство тот факт, что роль территориальной общины - в данном конкретном случае - городской общины Измаила - в политической жизни и в избирательном процессе как ее важнейшей неотъемлемой составляющей продолжает оставаться на очень низком уровне. На бумаге права такой общины зафиксированы и гарантированы. На деле же никаких гарантий ей никто не дает, и защитить свои права она, по сути, не в состоянии.

Что послужило первопричиной срыва выборов в Измаиле? Ответ на этот вопрос, думаю, лежит на поверхности: в областном центре испугались того, что обеспечить успех своему кандидату не удастся, и победу на выборах мэра города одержит кто-то из тех, кто по тем или иным причинам не устривает областное руководство. Иными словами, срыв выборов 1 августа - это избирательная технология, которую пришлось применить после того, как все остальные технологические ходы и приемы не сработали.

Измаильский инцидент представляет собой наглядный пример того правового нигилизма и властного беспредела, в котором украинцам приходится существовать и пытаться реализовывать свои гражданские права, в том числе и записанное в Конституции право избирать и быть избранным.  

Чего испугалась областная власть в лице одесского губернатора? В первую очередь, свободного волеизъявления граждан даже в одном, отдельно взятом городе. Против чего она повела жесткую борьбу на уничтожение? Прежде всего, против того, чтобы что-то в области происходило без контроля с ее стороны и без ее согласия на то, что это "что-то" произошло.

И последнее. Накануне назначенных на 31 октября выборов в местные органы власти, предусмотренных по всей Украине, процесс превращения Партии регионов из партии, по сути, одного-единственного региона в партию значительной части или даже большинства украинских регионов идет пока не без труда, а в определенном смысле даже крайне болезненно.

После того, как ПР прочно взяла в свои руки власть в центре на местах за право представлять ее в своем регионе развернулась жесткая конкуренция, в рамках которой различные группы и группировки отчаянно бьются друг с другом, менее всего заботясь о репутации их новой политической силы или о высоких материях, продиктованных принципами демократии.

Контроля из центра за этой борьбой нет. Поэтому и побеждает в ней частенько не тот, что объективно лучше и кого поддерживает большая часть населения, а тот, кому подфартило лучше использовать свои связи в высоких киевских кабинетах и кто успел в нужный момент попасться на глаза руководству партии и государства. Раньше это называли "антиотбором". Ни к чему хорошего такой подбор кадров на местах привести не может.