dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 14 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внутренняя политика «Ноу-хау» от Н.Азарова: гуманитарная сфера без вице-премьера

«Ноу-хау» от Н.Азарова: гуманитарная сфера без вице-премьера

Ноу-хау от Н.Азарова: гуманитарная сфера без вице-премьера

Итак, после непродолжительных раздумий Кабмин Н.Азарова все-таки пошел на упразднение должности вице-премьера по гуманитарной политике, распределив функции, ранее закрепленные за этим должностным лицом, между первым вице-премьер-министром (А.Клюевым), пятью вице-премьерами (Б.Колесниковым, С.Тигипко, В.Тихоновым, В.Сивковичем, В.Слаутой), а также министром Кабинета Министров (А.Толстоуховым).

Случай в истории украинской государственности беспрецедентый: такого еще в наших широтах не бывало. Во всех предыдущих правительствах "гуманитарный" вице-премьер непременно наличествовал, являя собой своего рода бюрократическое олицетворение того внимания, которое власть, якобы, уделяла гуманитарной сфере. Поскольку же на эту должность чаще всего брали директоров гуманитарных институтов Национальной Академии наук Украины, то это должно было восприниматься еще и как дань уважения государственной власти к науке и к НАНУ как ее флагману.

Вопрос о том, насколько эффективной была деятельность как конкретного чиновника, числившегося главным по "гуманитарке", так и гуманитарного блока в целом, оставим в стороне. Об эффективности украинской власти и украинских правительств, вообще, следует говорить весьма и весьма осторожно в связи с отсутствием таковой.

В советские времена бытовал очень смешной и многозначительный анекдот. Дескать, на каком-то совместном заседании каких-то госорганов всех социалистических стран представитель Венгрии попросил дать "добро" на создание в структуре правительства его страны нового министерства - Министерства морского транспорта. В ответ же на недоуменный вопрос представителя СССР: "Зачем вам такое министерство, у вас же моря нет?", - ответил тоже вопросом: "Но ведь у вас есть министерство культуры?".

Если следовать логике венгра из анекдота, вице-премьер по гуманитарным вопросам в украинском правительстве не был нужен никогда и никому, и упразднение этой должности в Кабмине Н.Азарова выглядит вполне логично. Если же исходить из тех реальных задач, которые мог бы ставить и пытаться решать член правительства с такими полномочиями, и из тех острейших проблем, которые накопились в гуманитарной сфере, - то шаг, на который то ли по собственной инициативе, то ли по чьему-то настоятельному совету пошел премьер-министр не выглядит убедительно.

Гуманитарную сферу сегодня надо спасать, а для этого ее ни в коем случае не следует дробить, разбивать на отдельные сегменты, контроль за которыми поручать осуществлять разным чиновникам.

Государство уделяет гуманитарной сфере весьма незначительное внимание, отказываясь как от того, чтобы брать на себя ответственность за разработку и внедрение концептуальных основ национального культурного и гуманитарного развития, так и от того, чтобы на надлежащем уровне обеспечивать это развитие финансовыми, организационными и другими ресурсами. Недофинансирование практически всей "гуманитарки" приобрело хронический характер, превратившись чуть ли не в норму. Стремления к  тому, чтобы изменить положение дел, не выказывал и не выказывает ни один из правящих режимов. На этом, если не принимать во внимание декларации, не сосредоточивает внимание ни одна из ведущих политических сил.

Государственная гуманитарная политика в Украине отсутствует. До сегодняшнего дня нет и сколько-нибудь внятной, четкой, последовательной концепции гуманитарного развития страны и нации.

У многих в стране сложилось устойчивое впечатление, что Партия регионов как ключевой и доминирующий элемент нынешней системы власти сознательно дистанцируется от проведения гуманитарной политики, пытаясь переложить ответственность за деятельность на этом направлении или на кого-то из коалиционных партнеров, или - как это ни странно - на ту часть оппозиции из круга национал-демократов и даже национал-патриотов, которая будет готова принять от ПР предложение об участии во власти.

Все или почти все происходящее в гуманитарной сфере строится на принципах и подходах, связанных с заимствованием как отдельных явлений, так и общих подходов из зарубежного опыта с той или иной степенью адаптации каждого из них к местным условиям.

В роли источника для заимствования выступает преимущественно европейское и, в целом, западное гуманитарное пространство. При этом в большинстве случаев заимствования осуществляются некритически. Этому в немалой степени способствует внедрение в массовое сознание тезиса о принадлежности украинцев к европейской цивилизационной общности, которая, кроме всего прочего, противопоставляется общности "неевропейской", "евразийской" или, иначе говоря, русской (как досоветской и советской, так и постсоветской).

Все предлагаемое от имени органов государственной власти, в его совокупности можно квалифицировать как "гуманитарный неолиберализм", на основе которого разрешается все без ограничений независимо от того, что именно отдельные составляющие этого "всего" собой представляют, насколько они соотносятся с украинской национальной идеей и украинскими национальными интересами,  каковыми могут быть их последствия.

Важнейшей предпосылкой понимания характера состояния гуманитарной сферы в современной Украине следует считать отказ от широко распространенного, приобретшего характер стереотипа, взгляда на нее как на явление трансформационного типа. Такой взгляд не отражает действительное положение дел. Переходный этап, обусловленный распадом СССР, а также особенностями постсоветского развития, в целом, завершен.

На сегодняшний день гуманитарная сфера Украины представляет собой феномен, практически полностью сформированный на новой основе, хотя при этом и сохранивший ощутимую преемственную связь с тем состоянием, которое было свойственно ему в рамках предшествующего - то есть, советского - этапа существования. Есть все основания констатировать, что эта сфера, вместе со сферами экономической, политической, социальной и другими, уже вступила в следующий период своего развития.

Нынешнее состояние гуманитарной сферы в Украине правильнее определять как кризисное. Что же касается ее специфики, то ее, в основном, определяют тенденции, позволяющие квалифицировать эту сферу как «посторанжевую», имея в виду, что преобладающая ныне гуманитарная составляющая базируется преимущественно на модели духовной культуры, предложенной либо непосредственно в рамках "оранжевого" периода украинского государственного развития, либо в той или иной связи с ним и в значительной степени в его русле.

Отбросив «оранжевый» политический проект, пришедшая к власти альтернативная "оранжевым" часть украинского политического класса и украинское общественное сознание сохранили целый ряд предложенных и устоявшихся именно в период 2004-2009 гг. идей, представлений, стереотипов, образов, мифов и в целом всего того, что определяет характер и особенности национального гуманитарного пространства.

Одним из них стало представление об исторически обусловленной неодинаковости и даже неоднородности украинской и русской гуманитарной сфер, о необходимости целенаправленного дистанцирования от всего того, что принадлежит к "русскому миру" и к русской культуре. В ряде случаев это представление приобретало характер явной или скрытой русофобии.

В русле тенденции оспаривания общности происхождения и исторической судьбы, близости языков, духовной и материальной культур русских и украинцев активно идет процесс кардинального переосмысления цивилизационной принадлежности последних с упором на, якобы, имеющих место существенных различиях украинской и русской ментальностей. При этом общая для них обеих опора на славянство и православие замалчивается.

Переоценке подвергаются, в первую очередь, три главные фактора, традиционно определявшие, а на уровне объективных реалий продолжающие определять, общность и близость украинцев и русских: принадлежность к славянству (и - уже - к кругу восточных славян),  православие, а также общий для обеих наций советский этап истории в составе СССР.  

В числе важнейших тенденций развития гуманитарной сферы следует упомянуть украинизацию, причем, как естественную, объективно обусловленную, так и искусственную, навязываемую вопреки характеру и особенностям реальной жизненной ситуации и сопровождаемую элементами принуждения и насилия.

Украинизация дала определенные положительные результаты, хотя говорить о том, что она достигла того уровня, на который ориентировались ее вдохновители и организаторы из числа украинских государственных деятелей и политиков разных поколений, - вряд ли приходится.

Следует обратить внимание и на то, что украинизация сопровождалась целым рядом негативних явлений, таких, например, как падение уровня общей культуры заметной части населения, особенно, молодежи,  а также уровня культуры собственно языковой; существенное ослабление украинско-русского языкового взаимодействия, служившего одним из важных источников развития и обогащения украинского языка; внесение достаточно большого числа поправок и изменений в понимание исторического прошлого и основных особенностей и закономерностей его развития.

Представление о том, что современное украинское гуманитарное пространство продолжает оставаться составной частью "русского мира", до недавнего времени воспринимавшееся как нечто само собою разумеющееся, является, если не ошибочным, то весьма спорным.

За последние 8-10 лет  процесс дистанцирования украинской "гуманитарки" от российской набрал обороты, дав на целом ряде направлений (в том числе тех, что входят в круг приоритетных) заметные результаты. Даже часть русскоязычной культуры в Украине (в том числе - СМИ) в значительной степени автономна от "материнской" русской, не ориентирована на нее как на главный, а, тем более, на единственный образец, не являсь, к тому же, пророссийской с точки зрения мировоззренческих, ценностных, эстетических основ.

Точных данных по процентному соотношению трех главных сегментов национальной гуманитарной сферы - "пророссийского", "антироссийского", нейтрального в отношении России - на сегодня нет. Если же верить оценкам, то в зависимости от региональной специфики количественные показатели уровня "пророссийскости" будут колебаться от 10-12% в западной части страны, до 30-40% в центре и 70-75% на востоке и на юге.

Формирование общенационального гуманитарного пространства в настоящий момент сталкивается с серьезными трудностями. Есть основания констатировать, что в течение, по крайней мере, последних 10-12 лет происходит не сближение "гуманитарных физиономий" различных регионов, а, наоборот, их отдаление друг от друга, сопровождающееся, к тому же, в отдельных случаях нарастанием антагонизма в восприятии ими друг друга.

Вместо общего гуманитарного пространства наблюдается консервация стихийно сложившейся, ситуативно закрепленной  совокупности отдельных макро-, микро-, минипространств, часть из которых не только не соотносится с остальными, но в ряде случаев пребывает в прямом конфликте с некоторыми из них. Фактором, еще более усугубляющим ситуацию, следует считать стремление к тому, чтобы вопреки здравому смыслу и логике культивировать конфликтность, возводя ее в ранг достоинства и даже важной особенности национального характера.

Значительно повышает уровень конфликтности и напряженности в гуманитарном пространстве неразбериха, царящая в сфере конфессиональной принадлежности и межконфессиональных отношений. С одной стороны, упорное нежелание государства определить и публично именовать основную, главную церковную организацию страны, с другой, - наличие, кроме греко-католической, римо-католической, мусульманской и др., нескольких православных церквей - УПЦ (Московского патриархата),  УПЦ (Киевского патриархата), УАПЦ - создают весьма запутанную и противоречивую ситуацию, крайне негативно отражающуюся на всей гуманитарной сфере.

Не способствует гармонизации гуманитарной сферы в Украине ее политизация. По состоянию дел в настоящий момент нет практически ни одной гуманитарной темы или проблемы, которая бы в той или иной степени не находилась в зависимости от политических симпатий и антипатий.

Сдерживающее воздействие на гармонизацию гуманитарной сферы и преодоление кризисных явлений в ней оказывает все еще остающееся аморфным состояние гражданского общества. В современной Украины его институты продолжают формироваться преимущественно "сверху", а не "снизу", то есть по распоряжению центральной и местной власти, а не по инициативе рядовых граждан.

Сеть неправительственных организаций (НПО) продолжает пребывать в стадии становления, не вполне отвечая запросам времени ни по количеству, ни, тем более, по своему "ассортименту" и качеству.

В таких условиях кабминовское "ноу-хау" с ликвидацией должности вице-премьера по гуманитарной политике не может не настораживать. Бросать "гуманитарку" на произвол судьбы ни в коем случае нельзя. Тем более сегодня, когда именно от нее в значительной степени зависит успех как экономических реформ, так и гармонизация социальной сферы, на которые, вроде бы, ориентируется правительство при поддержке президента и парламента.