dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 11 Декабря 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Испытание Кавказом

Испытание Кавказом

Испытание Кавказом

Просыпающийся от "оранжевой" спячки Киев, ставя перед собой задачу выхода из тупика и преодоления негатива - как системного, так и унаследованного от прошлого режима, не скрывает намерений не ограничиться внутренними делами, замахнувшись на то, чтобы восстановить утраченные позиции на международной арене. Первые усилия в сфере внешней политики, что естественно, направлены на свой и соседние регионы, где есть реальная перспектива для достижения успеха в близкой перспективе.

Новый украинский подход к проблеме Приднестровья уже заявлен. Его главная особенность в том, что в основу положена общая согласованная позиция Украины и России. Суть этого подхода сводится к тому, что Киев и Москва выступают за политическое, мирное урегулирование конфликтной ситуации, за диалог между сторонами, который бы позволил предоставить Тирасполю особый, надежно гарантированный статус при условии соблюдения суверенитета и территориальной целостности Молдовы.

Следующим шагом по логике вещей должен был бы стать Кавказ. Ключевым звеном "кавказской" политики на сегодняшний день является вопрос о статусе Абхазии и Южной Осетии. Именно в этом вопросе украинской дипломатии следовало бы определиться, либо признав их независимость, провозглашенную в одностороннем порядке, без одобрения Тбилиси, при непосредственной поддержке России, либо, наоборот, обосновав мотивы своего уклонения от такого признания. Что касается аргументов, то они существуют в пользу как первого, так и второго варианта.

На главном формальном аргументе "против" заострил внимание министр иностранных дел К.Грищенко, заявивший, что в этом вопросе Киев будет последовательно руководствоваться принципом территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ и, что характерно, даже не упомянувший при этом о теснейшим образом связанном с ним как в теории, так и на практике праве наций на самоопределение.

Оставаться на позиции непризнания толкает Украину солидарность с ЕС. На этот фактор указал другой чиновник МЗС К.Елисеев, в комментарии для EUobserver безапелляционно заверивший Европу в том, что "признание двух поддерживаемых Россией мятежных областей Грузии "не обсуждается", и это - одна из "своего рода "красных черт" в отношениях с Евросоюзом".

Оглядываться на Брюссель и ведущие европейские столицы, в самом деле, стоит. Хотя зацикливаться на такой оглядке, возводя ее в абсолют, ни в коем случае не следует по целому ряду причин. Позиция объединенной Европы в отношении "спорных" государственных образований неоднозначна и, положа руку на сердце, непоследовательна. Не признавая Южную Осетию и Абхазию, большинство стран-членов ЕС признало Косово, подтвердив то, что в международной практике продолжают действовать двойные стандарты, и то, что дозволено проамериканским силам, не дозволяется пророссийским.

Кроме того, нельзя не видеть, что восприятие конфликта на Кавказе в США и в Европе постепенно меняется. У Запада вызывает все больший скепсис предлагаемая Тбилиси модель реинтеграции Абхазии и Южной Осетии. Канада и Великобритания в рамках ОБСЕ призвали Грузию строить "госстратегию", направленную на возвращение контроля над автономиями,  на основе диалога с абхазами и осетинами, а также с российской стороной. ЕС указал Тбилиси на необходимость устранения препятствий и ограничений для контактов с Сухумом и Цхинвалом. Позитивный для "мятежников" перелом по "грузинскому досье" проявился на весенней сессии ПАСЕ. Отходит от безоговорочной поддержки Грузии и Госдеп США, склоняясь к налаживанию контактов с другими участниками конфликтной ситуации по формуле "сотрудничество без признания".

Признание Абхазии и Южной Осетии не осложнит перспективы украинского евроинтеграционного проекта ввиду отсутствия таковых. А вот вызвать определенное недовольство ЕС способно. К счастью для Киева каких-то санкций в любом случае не последует. Разве что "Восточное партнерство" притормозится, хотя об этом думать вряд ли стоит, так как жизнеспособность этого формата сотрудничества и без того под остается большим вопросом.

 В то же время повышенный интерес к Украине со стороны Европы при таком развитии событий обеспечен.  В ЕС по большому счету, если не ожидают от Киева "кавказского подвоха" наверняка, то не исключают его и внутренне к нему готовы. Брюссель достаточно внимательно отслеживает все то, что происходит на постсоветском пространстве, намереваясь уже очень скоро прозондировать вероятные изменения подхода Киева к этой проблеме.

Надо учитывать и то, что признать независимость бывших грузинских автономий означает для Киева смертельно обидеть официальный Тбилиси, хотя, с другой стороны, грузинским властям все равно придется рано или поздно смириться с тем, что на путь такого признания станут многие страны.

На то, чтобы не форсировать события на кавказском участке своей внешней политики, семь раз отмерив прежде, чем отрезать и сделать какой-либо шаг, настраивает Киев еще и боязнь принять непосредственное участие в создании опасного с точки зрения его собственных интересов прецедента, который в будущем мог бы быть использован применительно к Крыму.

Хотя опасения подобного рода в быстро меняющейся ситуации продиктованы в большей мере стереотипами прошлого, чем реальностю. Угроза отделения автономии от Украины после урегулирования проблемы ЧФ перешла в разряд теоретических. Провозглашение независимости Крыма всегда было и остается возможным исключительно от имени крымских татар при поддержке Запада, то есть, иначе говоря, по "косовскому" сценарию. Пока Черноморский флот находится в Севастополе, и Киев его не выгоняет, переведение этого сценария в практическую плоскость вряд ли возможно.

На другой чаше весов, в числе аргументов "за" признание Украиной нового статуса Абхазии и Южной Осетии - достижение региональной стабильности.  Если подталкивать Тбилиси (прямо ли, косвенно ли) к тому, чтобы восстанавливать свой суверенитет над "мятежными" территориями,  - вспышки конфликтности и резкого обострения общей ситуации в регионе Черного моря не избежать. Причем - с непредсказуемыми последствиями.

Признание Абхазии и Южной Осетии продемонстрировало бы, кроме всего прочего, принципиальность и последовательность позиции Партии регионов и ее лидера. В августовском конфликте 2008 года ПР в  противовес официальному Киеву встала на сторону России, а не Грузии, выступив за признание за абхазами и южноосетинцами права на самоопределение. В.Янукович тогда недвусмысленно заявлял о том,  что Украина   должна    поддержать волю этих народов. В ходе предвыборной компании он и его соратники заверяли, что после избрания его президентом этот вопрос будет незамедлительно поставлен на повестку дня. Эту позицию президент Украины подтвердил в своем выступлении 27 апреля в Страсбурге.

Решающим доводом в пользу решения о признании независимости должно было бы стать его соответствие интересам России, которые в данном случае близки украинским интересам. Этой близости не стоит ни бояться, ни стесняться. Наоборот, самое время объявить о том, что интересы Киева и Москвы в черноморско-кавказском регионе во многом сопадают.

Да и проучить М.Саакашвили за систематическое втягивание Украины во времена В.Ющенко в разные авантюры и, особенно, за десант "наблюдателей", собиравшихся "изнасиловать" Донецк в ходе первого тура президентских выборов, - не мешало бы. Уклоняясь от признания Сухуми и Цхинвала, Киев фактически становится на сторону нынешней грузинской власти, играет на руку этой власти, способствует ее сохранению.

Испытание Кавказом на пути к международной "реабилитации" Киеву, судя по всему, все-таки придется пройти. Хочется верить, что это будет сделано с честью, на основе долгосрочных интересов Украины, с прицелом на закрепление ею за собой роли одного из региональных лидеров.

Пока же до этого не дошло, стоило бы подумать о развитии двух- и многосторонних отношений с Абхазией и Южной Осетией в формате регионального сотрудничества. Как это, к примеру, происходит на Балканах, где возрождение "горизонтальных" связей между странами региона - торгово-экономических, политических, гуманитарных, инфраструктурных - стало сегодня едва ли не главной темой текущего момента.

В процесс восстановления таких связей втянуты не только недавние враги Сербия и Хорватия, но даже Сербия и Косово. Категорически не признавая независимый статус Косово, Белград, тем не менее, дал понять, что не собирается препятствовать участию Приштины в региональных проектах, в том числе, в тех, в которых планирует участвовать Сербия.

Попытки навязать России конкуренцию за лидерство на постсоветском пространстве или, хотя бы, в одной его части, предпринимавшиеся Киевом в предшествующие годы по указке со стороны, не только не принесли успех, но даже не дали сколько-нибудь заметного результата. Для здравомыслящих политиков этот отрицательный опыт должен служить еще одним аргументом в пользу вывода о том, что в интересах Украины не соперничать с Россией, а быть ее партнером. Именно в этом кроется залог будущих успехов Киева.