dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 18 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика «Не ждали» или Слава Богу, не по Репину живем…

«Не ждали» или Слава Богу, не по Репину живем…

Не ждали или Слава Богу, не по Репину живем

Название картины И.Репина "Не ждали", как нельзя лучше, отражает, по-моему, дух и пафос краткосрочного налета (но ни в коем случае не наезда!) Н.Азарова на Москву, куда он "мотнулся" 25 марта - день в день через месяц после инаугурации нового президента. Появление высокого украинского чиновника - не политика, заметьте, а хозяйственника - в российской столице оказалось, в самом деле, неожиданным  для всех, кроме немногочисленных посвященных, включая, естественно, самого визитера.

Остается только гадать, какие именно сладкие грезы, розовые мечты и потаенные "газовые" надежды обуревали в связи с этой поездкой самого Николая Яновича (думаю, теперь он вряд ли в этом признается), однако, то, что ни одной из них так и не суждено было воплотиться в жизнь, очевидно.

В принципе, "приз" за московский вояж мог бы, в самом деле, оказаться зрим и весом. Если бы по итогам межправительственных переговоров Киева и Москвы украинской стороне удалось истолковать в свою пользу хотя бы одну-единственную реплику партнеров, представив ее как намек на готовность обсуждать цену на газ на предмет ее снижения, - плац для будущего памятника Азару-чудотворцу можно было бы начинать подыскивать в самом что ни на есть ужайшем центре украинской столицы.

"Газовая" копейка - это сегодня именно то, что может целую независимую гривню сберечь. И не просто сберечь, а даже приумножить на радость всем заинтересованным сторонам. Только где ж эту самую копейку в нынешний голодный-холодный год сыскать, из-под кого вытянуть?

Порыв Н.Азарова лететь в Москву вряд ли можно считать хорошо продуманным и взвешенным. Он носил, скорее, спонтанный характер, основываясь, видимо, на эмоциях и на воспоминаниях об украинско-российской гармонии времен СССР. Хотя не стоит исключать и того, что премьер Украины элементарно переоценил свои возможности, не приняв во внимание того, что бывшая столица когда-то общей Родины не соответствует образцу не только далекого 1985-го, но и более близкого 2004-го года.

Кроме собственных тревог и печалей, ничего более весомого и хотя бы чуть-чуть более конкретного предложить московским друзьям гость не смог. Не потому, что не хотел или душа за беду страны не болела, а потому, что на волну принимающей стороны он настроен пока что больше на словах, чем на деле. Москва, как известно, слезам верит редко, а скупая мужская "слеза" Н.Азарова на фоне "горьких слез" Ю.Тимошенко выглядела бледновато.

Общий итог визита главы украинского Кабмина в Москву таков, что, по большому счету, можно было и не гонять казенную авиатехнику туда-сюда. Его словесной формулой стала многозначительно уклончивая фраза В.Путина: "Мы с вами давно знакомы…", - которую, как то дышло, можно повернуть, куда кому захочется. Кто-то увидит в ней аванс, кто-то - едва скрытую угрозу, а кому-то может, вообще, показаться, что она - пустой звук.

Судя по тому, как всегда подчеркнуто сдержанный и даже где-то слегка чопорный Н.Азаров в трогательном порыве - по собственной инициативе - распахивал объятия московским господам (у трапа самолета - М.Зурабову, в холле "газпромовского" небоскреба - А.Миллеру, от броска на грудь к В.Путину, правда, его что-то удержало), он явно ощущал себя, как герой известной поговорки, который как тот "свій" приехал  "до своїх по своє".

Хозяева от навязанной им чрезмерно бурной демонстрации братских чувств не уклонялись (а куда деваться, когда на тебя вместо "здрасте" набрасывается заезжий дядя?), но ни особого энтузиазма, ни радушия при этом не излучали. В том, что гость им, действительно, "свой" как по духу, так и по деньгам они, похоже, отнюдь не были уверены. Для них, судя по реакции на проявления радостных эмоций, встреча друзей была в большей мере обузой, чем радостью, за которую, как в той песне, "можно все отдать".

Сопереживать новой украинской власти, от имени которой Н.Азаров, собственно, и прибыл в "третий Рим", воспринимая ее проблемы, как свои собственные, ни Кремль, ни, тем более, "Газпром" сегодня не готовы. Над ними, как говорится, не каплет. В отличие от взявших, наконец, Киев "донецких", над которыми капает и еще как и которым любое послабление по деньгам - "черным" ли, или "белым", все равно - дорогого стоит.

Наблюдать за приключениями украинцев во главе с Н.Азаровым в России было и грустно, и смешно. Или, скорее, "и скучно, и грустно…" оттого, что "руку подать в минуту душевной тревоги" им было явно некому.

В какие-то моменты выражение лица главы делегации из Киева выдавало такую глубочайшую степень его изумленного разочарования (или разочарованного изумления?), что могло показаться, что он сидит не в уютном кресле в дружественном кабинете главного "газпромщика", а на табурете в приемной ненавистной хозяйки оффиса БЮТ на Туровской в Киеве, норовящей ударить посильнее да укусить побольнее.

Как, должно быть, хотелось в эти минуты Николаю Яновичу психануть и в знак протеста заговорить с этими заносчивыми москвичами-"москалями" по-нашему, по-украински! Как он с некоторых пор умеет. Да еще - гулять так гулять! - затребовать переводчика с украинского на русский - знай наших, огрызкино дело живет и побеждает. Но не поддался он искушению. Сдюжил, вытерпел, не подал виду, что остался недоволен не очень ласковым приемом.

И хорошо, что не психанул. А то ведь на каждый наш "псих" они своим "психом" ответить при желании могут. И что тогда? Ничего хорошего от этого ждать не приходится. По крайней мере, нам. Итак вон уже через день после возвращения Н.Азарова из Москвы киевлянам городская власть пообещала повысить тарифы на теплоснабжение вдвое-втрое.

По возвращении в Киев Н.Азаров подтвердил свою репутацию, если не "железного Феликса", то во всяком случае "бойца". Вопреки всему и всем, он провел пресс-конференцию, на которой старался выглядеть бодро и весело, гоня грустные мысли прочь. Возможно, он прав. Хоть первый "газовый" блин оказался для Киева комом, впадать в отчаяние преждевременно. То, что не удалось сделать, так сказать, мытьем, можно попытаться достичь катаньем.