dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Ослабление России

Ослабление России

Ослабление России

Новое обострение газового конфликта между Украиной и Россией с привлечением Европы (и под пристальным вниманием, но "безучастия" США) неожиданно заполнившее собой первые недели января нового года, достаточно трудно поддается осмыслению и объяснению исключительно в формате украинско-российских двухсторонних отношений.

Какой смысл было Киеву закусывать удила и сосать их так долго, если ужесточение позиции по газовому вопросу не способно принести какие-либо выгоды, но усиливает риск ухудшить и без того далекие от оптимального с точки зрения украинских интересов схему и формулу газовых поставок?

Победить Россию Украина не в состоянии. Итогом газового конфликта для нее станет, вероятнее всего, поражение с негативными последствиями как экономического и социального, так и внутри- и внешнеполитического характера, а также еще более заметное ухудшение репутации страны и ее власти в мире. Речи высоких чиновников, которые будут утверждать противоположное, вряд ли смогут убедить кого-нибудь, кроме них самих.

Какую практическую цель преследует Россия? Ввязавшись в "газовую войну", она вынуждена ежедневно тратить ресурсы, которые в нынешние непростые времена можно было бы с гораздо большей пользой использовать на какие-то иные - мирные - нужды. Любая война - забава весьма затратная. Даже если предположить, что Россия, действительно, полностью обеспечена всем необходимым для продолжения "битвы" против Киева, полезность для нее такого развития событий представляется более чем дискуссионной.

Добиться хотя бы частичного выполнения украинской стороной, по крайней мере, некоторых из предъявляемых ей требований России все-таки, по-видимому, удастся. Однако, даже в этом случае говорить о победе будет преувеличением. Победить в такой "войне", как "газовая", нельзя по определению. Да и цена итогового результата, представляемого как российская "победа", в любом случае окажется слишком высока.

Затягивание "газового" кризиса не отвечает национальным интересам обеих стран. Что касается Украины, то оно еще и самым непосредственным образом угрожает ее национальной безопасности. При таком развитии событий над страной нависает вполне реальная опасность превращения в "поле боя", на котором меряются силами все, кому не лень и не охота натаптывать в собственном доме.

Ситуация на "газовом фронте" и вокруг него станет, возможно, понятнее, если в основу ее истолкования положить предположение о том, что украинско-российская "война" представляет  собой не самостоятельное и самодостаточное явление, а часть гораздо более крупного и серьезного, интернационального "проекта". Проекта ослабления России.

Первейшим, логично вытекающим из этого предположения выводом должен был бы стать тогда тезис, согласно которому идея о переходе на новый виток газового противостояния родилась не в Киеве и даже не в Москве, а где-то вне пределов обоих конфликтующих ныне государств.

Киев, примерно так же, как Тбилиси в августе прошлого года, взял на себя роль стороны, провоцирующей обострение спора, а Москва - роль того, кто охотно отвечает на провокацию, считая свои шансы более высокими.

Под таким углом зрения момент инициации острой стадии конфликта выглядит более чем логично. Подготовленный и выбранный не Киевом и не Москвой, этот момент наступает буквально, как гром среди ясного неба, когда, казалось, что решение служащей формальным поводом для спора проблемы уже найдено. Персона, сыгравшая тут 31 декабря решающую роль, действовала не по своей воле, а всего лишь выполняла указание кого-то постороннего, предпочитающего оставаться за кулисами событий.

В таком случае становится хотя бы до определенной степени понятно, почему обе конфликтующие стороны с таким упорством идут на эскалацию конфликта, предпочитая оставаться на позициях, исключающих компромисс, а не заниматься действительными поисками такого компромисса на благо своих экономик, стран и народов.

Ведь, положа руку на сердце, вполне очевидно, что именно компромиссное решение в большей степени устроило бы как украинскую, так и российскую сторону. Тем более, если бы оно основывалось прежде всего на экономических параметрах, учитывало в равной степени интересы - опять же, в первую очередь, экономические - каждой из сторон.

По состоянию дел на данный момент не только до самого компромисса, но даже до начала разговоров о нем еще очень далеко. И это при том, что каждый новый день "газовой войны" приносит обеим сторонам убытки, истощает ресурсы, делая каждую из них еще более уязвимой перед угрозами и вызовами продолжающего идти вверх по нарастающей мирового кризиса.

Угрозы, вырисовывающиеся для каждого из непосредственных участников конфликта, различны и по своему характеру, и по степени разрушительности для национальных экономических и политических систем.

Россия, "воюя" с Украиной, теряет экономическую выгоду. Украина - и выгоду, и основные фонды. Серьезными дополнительными потерями при этом грозит ситуация, вызванная сначала недостатком газа, а впоследствие - резким повышением его стоимости, в социальной сфере, уязвимой и без того.

Россия ухудшает свой международный имидж, осложняет отношения с некоторыми из зарубежных партнеров, но не чувствует и не боится почувствовать в будущем ни дискомфорта в связи с разочарованием населения в действиях власти, ни дестабилизации самой системы власти.

Украина, в неменьшей степени, чем Россия, ухудшая свою репутацию в мире, своими действиями провоцирует прохождение точки невозврата системного внутриполитического кризиса, чреватое непредсказуемыми последствиями, включая частичную утрату суверенитета и дезинтеграцию части государственной территории. О степени доверия к власти нечего и говорить: она остается крайне низкой и поднять ее хотя бы на несколько пунктов вряд ли способен даже безоговорочный триумф над Россией.

Потери Украины от "войны" с Россией усугубляются еще и вследствие того, что украинская сторона в своих действиях в этой "войне" только условно самостоятельно. Россия воюет сама. Украиной воюют другие. Собственно украинские национальные интересы в такой ситуации все время оказываются даже не на втором, а на самом последнем плане.

Проект ослабления России является элементом стратегии сдерживания, не первый год воплощяемой в жизнь в отношении нее Западом.

Цели этой стратегии разноправлены и разноуровневы, но главная из них более чем красноречиво отражена в самом ее названии. Речь идет именно о сдерживании как о системе мероприятий, направленных на искусственное ограничение присутствия России на международной сцене и ее влияния на процессы, происходящие на глобальном и межрегиональном уровнях. 

Истощение "Газпрома" в стратегии сдерживания занимает важное место. "Газпром" для западных транснациональных корпораций - серьезный конкурент, с которым никак не удается совладать. Ограничение, а в идеале и преодоление его монополии на рынке - важный инструмент проникновения ТНК на российские месторождения газа. Перераспределение ролей в освоении этих месторождений в пользу США и Запада в целом давно заботит заинтересованные страны и их правительства по обе стороны океана.

Кроме экономического измерения, проект ослабления России имеет в виду оказание постоянного давления и другими методами. Один из них - дальнейшее продвижение "горячих точек" и зон замороженных конфликтов вплотную к границам России с последующим проникновением внутрь российской государственной территории.

Идея привлечения Киева к участию в реализации и политики сдерживания России, и проекта ее ослабления не нова. Мероприятия по ее осуществлению проводятся не первый год, и, надо сказать, практическое продвижение в заданном направлении тут, безусловно, имеет место.

Отличие - причем кардинальное - нынешнего момента состоит в том, что сегодня дальнейшее углубление и обострение конфронтации с Россией становится прямым вызовом уже не только благополучию Украины, а самому факту ее полноценного независимого существования.

Те, кто считают, что от участия в реализации стратегии сдерживания России Украине "светят" какие-то выгоды, заблуждается. Во-первых, для Украины, как для любой другой страны, объективно предпочтительнее сосед сильный, чем слабый. Во-вторых, включиться в распределение "призов",  предусмотренных в ходе этой реализации Киеву не по силам. Наконец, в-третьих, ответные мероприятия России могут стать для  украинской стороны болезнены. О чем лишний раз свидетельствует опыт "газовой войны-2009".