dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 28 Июня 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Эпоха, которая остается с нами

Эпоха, которая остается с нами

Эпоха, которая остается с нами

«Былое нельзя воротить - и печалиться не о чем: у каждой эпохи свои подрастают леса.  А все-таки жаль, что нельзя с президентом Медведевым поужинать в "Яр" заскочить хоть на четверть часа», - Булат Окуджава, почти дословно.

Конец эпохи Ющенко» - десятки таких и подобных заголовков буквально заполонили информационный эфир в Украине и России сразу после оглашения предварительных результатов первого тура украинских президентских выборов.

С точки зрения украинского обывателя эпитет «эпоха» по отношению к временам правления действующего президента звучит слишком пафосно. Жителям Украины как никому другому понятно, что любое количество самых красивых слов и обращений к нации само по себе не является явлением эпохальным. Тем не менее, ключевые приметы так называемой «эпохи», особенно в контексте испытаний, которые претерпели за эти годы украинско-российские отношения, заслуживают осмысления. Особенно важно понять, сколько в событиях последних лет было личностного («процент» Ющенко, Путина и прочей политической братии в коктейле двухсторонних отношений), а что диктовалось объективными обстоятельствами.

Принято считать, что факт прихода Ющенко в 2004 году на высший государственный пост в Украине был воспринят президентом Путиным слишком близко к сердцу, так как трактовался в качестве его личного поражения. Поражения собственного авторитета в Украине и поражения внешним недругам — от англо-саксонских геополитических стратегов до одиозного Березовского. Косвенным подтверждением этого тезиса можно считать та мощь, с которой обрушилась на новоизбранного украинского президента вся российская пропагандистская машина, напор которой, по большому счету, не охладел до последних дней работы «бойца, вспоминающего минувшие дни».

В то же время из уст президента Ющенко неоднократно приходилось слышать, что он знает имена своих отравителей, недвусмысленно при этом указывая в сторону восточных соседей. Если предположить, что это был не блеф и украинский президент искренне верил в свои утверждения, намечается веселая смесь взаимных «симпатий», задававшая импульс атмосфере контактов высшего политического руководства двух стран в период первой и, как оказалось, единственной каденции Виктора Ющенко.

Была ли в программу действий Ющенко изначально заложена антироссийская составляющая однозначно утверждать не легко. Исходя из конспирологической теории, согласно которой, заокеанские спецслужбы годами вели «кандидата от демократических сил» к агрессивной миссии по сдерживанию России, ответ на поставленный вопрос кажется очевидным. С другой стороны, сложно предположить, что воспитанный в лучших традициях «совка», политический «сын» президента Кучмы испытывал патологическую личную ненависть к России. Да и последующие события ярко продемонстрировали — для осуществления какой либо программы у Ющенко катастрофически не хватало не только кадровых ресурсов, но и морально-волевых качеств. Что уж говорить о сколь нибудь серьезном противодействии мощному северному соседу.

Скорее всего, речь прежде всего шла об однозначном декларировании прозападного курса на вступление в ЕС и НАТО, что само по себе стало огромным раздражителем для Москвы. Однако, кремлевские опасения развеялись буквально в первые месяцы правления Виктора Андреевича — после судорожной беготни украинских дипломатов по европейским столицам с вопросом когда подавать заявку на вступление страсти быстро улеглись и реальных действий не последовало. А блокировать непродуманные политические инициативы Вашингтона в рамках НАТО России, вместе с ее партнерами по ЕС, уже тогда вполне хватало ресурсов.

Таким образом, характеризуя эпоху Ющенко мы можем с определенной долей уверенности говорить о наличии личностного конфликта между президентами Украины и России, который, в то же время, сам по себе не мог иметь фатальных последствий для развития двухстороннего сотрудничества. Нет также оснований утверждать, что в период президентства Ющенко появились непреодолимые препятствия для реализации российских экономических интересов в Украине. По крайней мере, российским предпринимателям всегда было легче сориентироваться в ситуации по сравнению с другими иностранными коллегами.

Фактором, сдерживающим украинско-российский диалог, стал диаметрально противоположный московскому внешнеполитический и, что не менее важно, внутриполитический курс, провозглашенный президентом Ющенко. Именно здесь Россия почувствовала реальные угрозы собственной безопасности. Именно тогда борьба всеми доступными средствами с «оранжевой угрозой» в самой России и за ее пределами разгорелась с новой силой. Именно обозначенный еще в 2004 году импульс заставляет Владимира Путина заявлять о недопустимости «украинизации» политической жизни в России даже сейчас, когда эпоха Ющенко формально подходит к логическому концу.

Побеждена ли «оранжевая идея» в российском понимании с уходом президента Ющенко? Насколько сильными окажутся традиции конкурентной политики в украинском обществе? Ведь именно эти идеи не отвечают основоположным ценностям российской управленческой модели и именно их дискредитации были посвящены усилия многочисленных информационных технологий в рамках не объявленной «холодной войны», царившей в отношениях между Украиной и Россией в последние годы.

Ответ на этот вопрос более чем важен, учитывая что шансы на мирное урегулирование пост-выборной ситуации в Украине во многом зависят от способности к поиску компромисса на основе базовых демократических стандартов, гарантирующих будущей оппозиции не только мирное существование, но и возможность возврата к власти в будущем. Есть основания предполагать, что в случае Украины, в отличие от России, возврат к авторитаризму есть перспективой призрачной или, по крайней мере, не способной гарантировать прочную стабильность политической системы. Украинцы порядком устали от воцарившегося в период правления Ющенко фирменного политического хаоса. Но сказать, что поток болтовни с телеэкранов вызывает у них страх, было бы преувеличением. Речь скорее идет о поиске механизмов политического контроля и ответственности, которые можно ввести сильной рукой, а можно и в ходе выборной селекции. Хватило бы, как говорится, времени на поиск в условиях жесткой внешней конкуренции.

Другой раздражающей наших соседей особенностью эпохи Ющенко стало педалирование чувствительных исторических вопросов, в чем видится уже след личных преференций уходящего президента. Справедливости ради следует отметить, что на повестку дня выносились, в основном, вопросы принципиальные именно для России, а не допустим той же Польши (вручение высокой награды С.Бандере уже не будет иметь политических последствий для Ющенко) или Румынии, с которыми у наших историков тоже есть о чем поговорить.

Надо отдать должное президенту Украины, который всеми силами пытался восполнить самый опасный дефицит, сформировавшийся в структуре национального продукта — дефицит национальной идеи. Оценивая важность устранения данной угрозы, Ющенко активно занялся мифотворчеством. И не простым, а во многом противоречащем мировоззрению наших соседей. Но, к сожалению, как и во многих других его начинаниях, позитивная энергия на 90% ушла на посадку кустов калины. Суммарный общественный эффект с позиций сегодняшнего дня оценить трудно, но вспоминать Ющенко, как человека, обращенного в прошлое, сограждане вспоминать будут еще долго. Репутация же оголтелого националиста в России присуждена ему навсегда.

 Эпоха Ющенко запомнится украинцам также постоянными разговорами о судьбах Черноморского флота; угрозой реализации российского сценария дестабилизации ситуации в Крыму с последующим разделом Украины на две, а то и три части; невиданным расцветом стратегических отношений с Грузией в контексте попыток создания «пояса демократии» на западных рубежах России; настойчивыми спекуляциями на тему второго официального языка и федерализации страны — и теперь уже не понять, какие темы были лично рождены Ющенко, а какие привнесены в политический дискурс его внутренними и внешними, в т. ч. российскими оппонентами.

Россия же за это время сумела добиться важного «успеха» - в борьбе с режимом Ющенко количество сторонников дружественных отношений с Украиной сократилось более чем вдвое. Как говорится, осталось лишь отдать соответствующий приказ...

Сложность в том, что нельзя ожидать ухода в прошлое негативных тенденций в украинско-российских отношениях вместе с уходом Ющенко. В конце концов, его «заклятые друзья» продолжают руководить Россией и им лишь предстоит строить отношения с новым руководством Украины. В этой связи, оправдаются ли их ожидания (и каковы они собственно) по отношению к очередному украинскому президенту покажет лишь время. Хотелось бы надеяться на перемены к лучшему. Но такие вещи, обычно, за один день не происходят. Тем более, что Виктор Андреевич искренне надеется остаться в украинской политике...