dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 17 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Украинские «газовые террористы» и российские «ненадежные партнеры» вместе пугают Европу

Украинские «газовые террористы» и российские «ненадежные партнеры» вместе пугают Европу

Украинские «газовые террористы» и российские «ненадежные партнеры» вместе пугают Европу

На Европу дохнуло холодом. Холодом не авторитаризма или тоталитаризма, а обычным – температурным. Дохнуло с того самого Востока, откуда европейцы привыкли ждать "плохие новости". Оттуда, где, как точно знают европейские школьники, находятся богатая газом Сибирь, "плохая" Россия, а еще, вроде бы, "демократическая", "почти европейская" Украина.

Еще только предчувствуя вероятность экономического проигрыша в неравной "газовой" войне с "Газпромом", Киев уже проиграл не менее (если не более) важную битву - имиджевую. Международная репутация страны – и без того не очень привлекательная – пострадала еще сильнее. Вдобавок ко всем иным бедам, усилия, направленные на то, чтобы заставить Европу признать, что "Украина – не Россия", оказались перечеркнуты. Имиджевые потери российской стороны вряд ли могут быть достаточным утешением.

Особо разбираться в том, кто именно из двух восточных соседей устроил газовую неразбериху как раз в самые лютые морозы, европейцы не хотят. Их мнение уже сформировано. Его нюансы варьируются в зависимости от того, насколько низко упали показатели приборов, измеряющих температуру воздуха в жилищах и офисах. Но суть, к сожалению, для нас сводится к тому, что виноваты и те, и другие. В глазах Европы к давно известным своей потенциальной "ненадежностью" русским добавились новые "плохие парни" - украинские "газовые террористы".

Теперь для того, чтобы доказать несправедливость такого подхода и убедить европейских партнеров в обратном, украинцам придется приложить немало усилий, потратив, можно сказать, впустую еще уйму времени, столь драгоценного для реализации национального проекта евроинтеграции.

Никому ненужная ни в самой Украине, ни за ее пределами, вряд ли имеющая под собой серьезные основания ссора с ненасытным российским "Газпромом" может вылиться и для украинской власти, и для рядовых украинцев в такую копеечку, по сравнению с которой даже цена в 500 долларов за тысячу кубов газа показалась бы не такой уж высокой.

***

Россия в "газовом" конфликте с Украиной вдруг повела себя крайне наступательно. Москва заинтересована в том, чтобы "приструнить" Киев, показав, кто все-таки в регионе "хозяин". Показать и украинской власти, не оставляющей мечты о НАТО, и заинтересованным наблюдателям вне страны.

Вместе с тем, это желание не исчерпывает, по-видимому, комплекса мотивов, определяющих нынешнюю - жесткую, в чем-то рискованную для самой России - позицию "Газпрома" в очередной "газовой склоке".

Проблема, с которой столкнулись сегодня Украина, Россия и Европа, глубже, чем ее можно рассмотреть, оставаясь только в формате российско-украинских споров по газовой проблеме и даже двухсторонних отношений официальных Киева и Москвы в целом.

У российской стороны есть, по крайней мере, два обстоятельства стратегического свойства, толкающие ее на максимальную активность в ответ на очередную дозу провинциальных "шалостей" со стороны Украины, к которым в Кремле, в общем-то, успели привыкнуть.

Первое из этих обстоятельств состоит в том, что России, ощущающей острую потребность в диверсификации маршрутов транзита энергоносителей в Европу, нужно убедить европейских партнеров в целесообразности скорейшего перевода в практическую плоскость проектов строительства новых магистральных газопроводов на севере и юге континента - "Северный поток", "Южный поток" - в обход украинской территории.

Согласие европейцев дается с огромным трудом. Проблемы возникают буквально на каждом шагу. Одна из главных причин в том, что использовать новые российские газовые "потоки" страны ЕС смогут только по-отдельности, но никак не все вместе. Под угрозу, таким образом, может быть поставлен один из краеугольных камней европейского единства – принцип солидарности. Это, в свою очередь, несет в себе серьезнейший вызов самому существованию Евросоюза в его нынешнем формате.

Смысл второго обстоятельства заключается в поиске оптимального "информационного повода" для сообщения Европе "плохой новости". В России уже знают, что газа для всех европейцев скоро хватать не будет. Для Москвы в этой связи важно найти путь, позволяющий приучить к этой мысли Европу. И начать договариваться с ней на принципиально новой основе. Избежав отрицательных последствий для себя в виде, например, требований допуска мировых компаний к разработке российских газовых месторождений или закрепления за страной репутации "ненадежного партнера".

То будущее, которое казалось очень далеким и в котором на рынке энергоносителей важнейшим параметром, кроме цены на газ, неминуемо должен был стать объем газовых поставок, а точнее сказать, возможность его заметного ограничения по причине отсутствия у поставщика достаточного для всех потребителей количества товара - уже, кажется, наступает.

В условиях дефицита газа, уже не возможного "когда-то", а вполне реального "сейчас", добиться того, чтобы газовый баланс позволял каждой из стран Европы удовлетворить все ее потребности будет очень непросто.

"Воюя" с Россией, Украина, сама того, по-видимому, как следует не осознавая, помогает "Газпрому" решать его стратегические задачи. В частности, перераспределяя ответственность за недопоставки газа в Европу сегодня и подготавливая почву для такого распределения в будущем между ним самим и "газовыми терористами" из "Нефтегаза" и украинского правительства, оказавшегося откровенно неготового к "газовой войне" (неготовой к ней оказалась также и оппозиция - и "левая", и "региональная").

***

В действиях "Газпрома" и России присутствует определенная логика выстраивания "газового" спора. Просматривается у Москвы и стратегический план ведения кампании. У украинской стороны, похоже, нет ни тактики, ни стратегии. Она совершает одну неточность за другой, даже не пытаясь делать из ошибок выводы, способные изменить ситуацию. Это делает ее идеальной жертвой, которой придется оплачивать весь "банкет" после его окончания.

Согласие допустить международных наблюдателей на свои объекты, обеспечивающие транзит газа в Европу, не выглядит победой Києва в конкуренции с Москвой за внимание и благосклонность Европы. Принести положительные для Украины результаты присутствие наблюдателей вряд ли способно. В то же время риски, вызванные им, очевидны.

Это решение означает косвенное признание справедливости "газпромовских" обвинений в том, что Украина самостоятельно неспособна обеспечить бесперебойный транзит газа для европейских потребителей.

Допуск наблюдателей - шаг крайне серьезный и рискованный с еще одной точки зрения. Это - едва ли не самый очевидный признак перевода в плоскость практических действий процесса отчуждения украинской газотранспортной системы от ее нынешнего владельца – государства Украина.

Европа в этом вопросе охотно прислушивается к мнению Москвы. В части установления контроля над деятельностью украинской ГТС это мнение отвечает интересам как трансационального капитала, так и государственно-политических элит ведущих европейских стран. Степень же их соответствия украинским национальным интересам остается вопросом дискуссионным.

Допуск наблюдателей из Европы вряд ли способен усилить позиции Украины в противостоянии с Россией. Попав на украинские газовые объекты, эти люди будут делать свою работу, выполняя указания тех, кто их туда направил и не очень-то заботясь о том, чтобы найти аргументы для подтверждения украинской "правды" и опровержения российской "лжи".

В появлении международных наблюдателей таится еще одна скрытая опасность. Степень прозрачности всего того, что связано с газовым бизнесом в Украине, минимальна. О том, что в действительности происходит в украинском "секторе газа" не положено знать никому.

Дать шанс европейским специалистам на месте познакомиться с нашей газовой "кухней" означает примерно то же самое, что посадить сотрудника уголовной милиции в кабинет судьи И.Зварича (или П.Олийника) в момент очередного сеанса "посевания". В какой мере заинтересованы в утечке конфиденциальной "газовой" информации украинские олигархи и политики, вопрос риторический. Какова окажется реакция на такое развитие событий со стороны причастного к "теме" криминала, остается только гадать.

Европу могут весьма удивить и, мягко говоря, разочаровать сведения о стиле ведения дел, полученные в результате присутствия международных наблюдателей на объектах украинской ГТС. Репутация Украины как одного из центров экономической коррупции может получить новые подтверждения.

***

Есть еще одна сторона "газовой" проблемы, о которой даже как-то страшновато думать, но и прятать голову под крыло негоже. Дело в том, что, ввязавшись в ссору с "Газпромом", украинская власть начала игру с огнем.

Своими действиями в решении "газовой" проблемы Украина в чем-то повторяет алгоритм поведения Грузии в августе 2008-го. Киев, по сути, идет по пути, пройденному Тбилиси. Он активно провоцирует Москву, ожидая, с одной стороны, что ее реакция не окажется "чрезмерной", с другой, что Запад не просто встанет на украинскую сторону, но сделает это оперативно, консолидировано, результативно. Комбинация ожиданий, прямо скажем, из сферы "ненаучной" фантастики. Это все равно, что ждать два туза в прикупе.

Украина выбрала не самую лучшую тактику для того, чтобы обеспечить природным газом своих потребителей в новом году. Если, конечно, предположить, что речь в данном случае, действительно, идет о заботе власти о "газовом" благополучии страны и нации, а не о чем-то ином.

Президент Украины следует примеру президента Грузии так упорно и последовательно, что остается только диву даваться. Чрезмерная солидарность украинского лидера с его грузинским собратом во время трагических августовских событий теперь не выглядит спонтанной и эмоциональной. В результате такой превратно истолкованной последовательности украинская позиция в "газовом" споре, бывшая и без того недостаточно убедительной, становится еще слабее.

В одном из своих декабрьских телеинтервью В.Ющенко в охваченной кризисными страстями стране вдруг заявил, что кризиса в Украине вовсе и нет, он, дескать, есть только на 7-ом этаже Дома правительства, в кабинете премьера. "Газовый" кризис у нас точно есть. И главный его виновник - глава державы. Именно его позиция обострила ситуацию, превратив банальные торги о цене на товар в проблему политическую и выведя ее вдобавок ко всему еще и на международный уровень.

Главной ошибкой М.Саакашвили в августе стала неправильная оценка положения дел, усугубленная неверным прогнозом возможных ответных действий со стороны России. Неумение адекватно оценить ситуацию грозит превратиться в ГУАМ в заразную болезнь: не минуло и полгода, как признаки неадекватности демонстрирует и стране, и миру В.Ющенко.

Итоговую оценку действиям грузинского лидера в ходе "пятидневной" войны на Кавказе дала К.Райс, которую трудно заподозрить в симпатиях к оппонентам М.Саакашвили. Используя всю широту маневра, предоставляемую дипломатическими формулировками, Госсекретарь США вынуждена была квалифицировать его поведение как "безответственное".

В.Ющенко сегодня удалось сделать серьезную заявку на то, чтобы сравняться с грузинским коллегой по степени безответственности, а ведь российско-украинская энергетическая война, в отличие, от "пятидневной" российско-грузинской, еще не окончена. Президента, в принципе, можно понять: своими "газовыми" претензиями Россия объективно "давит" на него, усиливая в то же время позиции его главного конкурента - Ю.Тимошенко.

Шансов на благополучное завершение украинской "газовой" авантюры с каждым днем остается все меньше. Банковая при этом сохраняет олимпийское спокойствие, тиражируя настолько же благодушные, насколько безответственные заявления, преследующие, по-видимому, единственную цель: хотя бы на некоторое время успокоить общественное мнение.

Обещания, даваемые при этом и самим В.Ющенко и от его имени и нации, и мировому сообществу в большинстве своем явно невыполнимы. И явно превышают компетенцию украинского президента. Это, в частности, касается президентско-премьерских заверений в том, что украинцы "не ощутят неудобств" в связи с "газовым" спором. Уже ощутили, да еще как!

Цель игры, затеянной президентом и его окружением, имеет, похоже, мало общего с газовым вопросом. Наблюдая за происходящим и реакцией на него со стороны Банковой, трудно избавиться от ощущения ее – реакции - откровенной неадекватности. Помимо воли закрадываются сомнения в том, что вся суматоха направлена, главным образом, на то, чтобы "насолить" Ю.Тимошенко! Серьезность ситуации для своей страны и ее населения, а также для, как минимум, десятка стран Центральной и Юго-Восточной Европы, судя по всему, никого в окружении В.Ющенко не особенно волнует.

***

Может ли Украина рассчитывать на то, что помощь Европы в решении возникшего спора с Россией, принесет ей, если не победу, то хотя бы ничью?

Вряд ли. Европа нам, конечно, друг, но ее посредничество может стоить слишком дорого. Как это случилось в свое время с СФР Югославией, которая согласилась на участие европейцев в урегулировании внутреннего кризиса и очень скоро распалась. В том числе, и усилиями посредников.

Может быть, все-таки лучше полагаться на собственные силы, думая о компромиссе, в первую очередь, в двухстороннем – украинско-российском – формате? Этот вариант выглядел бы, на мой взгляд, предпочтительнее. Но при одном условии. Если бы удалось удержать Россию от "чрезмерной" реакции, которая проявляется уже сейчас? По силам ли это Украине?

Что вообще считать в такой ситуации "чрезмерной" реакцией, а что – адекватным ответом на деструктивные действия противоположной стороны?

В случае с Грузией Запад сумел, в конце концов, остановить Россию, не позволив ей сделать с поверженным противником все то, что было, возможно, задумано. Правда, для Грузии момент остановки наступил поздновато. Потери, понесенные в ожидании его, оказались слишком весомы.

Стоит ли нам перенимать этот негативный опыт? Наверное, нет.

Реальный инструмент разрешения "газового" конфликта без ущерба для украинских национальных интересов один. Это - возобновление прямого украинско-российского политического диалога, восстановление взаимного доверия, возвращение к переговорному процессу в сфере энергетики. Если отбросить политические игрища, то окажется, что Украине вполне по плечу собственными силами обеспечивать транзит энергоносителей в Европу.