dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 18 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Крымская партия Европы и Турции

Крымская партия Европы и Турции

Крымская партия Европы и Турции

Так географически сложилось, что Босфор и Дарданеллы во все времена считались ключом к Черному морю. Крым же рассматривался как морские ворота к восточноевропейским пространствам. В ХІХ веке Крым неоднократно пытались подчинить многие пассионарии международной политики. В том числе Османская, Британская, Французская империи. И сегодня Крымский полуостров весьма привлекателен, к сожалению, не в туристическом, а в геополитическом отношении для потомков вышеперечисленных государственных образований и не только.

О турецких и американских крымских амбициях мы уже писали в ряде статей: «На Крым надвигается шторм» , «Турецкая экспансия в Крыму» , «Осторожно! К нам приближаются «нулевые проблемы» . Заслуживающими внимания, как нам показалось, также являются и европейские инициативы в крымском направлении. Но сначала немного о новой политике Турецкой республики.

После того, как министром иностранных дел Турции стал Ахмет Давутоглу, внешнеполитические интересы страны значительно расширились. Одновременно с повышением международного престижа и усилением политической позиции Турции, уменьшилось число разногласий со странами региона и расширилось поле сотрудничества с соседями.

Стремление Турции выстроить прочные отношения в регионе после продолжительного периода игнорирования восточных соседей начинает беспокоить ее политических соперников как в регионе, так и на Западе.

Турция становится все сильнее, что особенно заметно на фоне кризисных процессов в США и ЕС. Турецкое правительство отменило визовый режим с Сирией и Иорданией, и в ближайшее время собирается отменить его с Суданом, Азербайджаном и Ираном. Турция подписала соглашения о стратегическом сотрудничестве со странами Персидского залива, Ираком, Сирией и другими государствами региона.

За прошедший год были предприняты шаги к нормализации отношений с Арменией, укреплены связи с Россией, улучшены отношения с США. Турция ищет пути решения кипрской проблемы и вопроса с Нагорным Карабахом. Западу непривычно наблюдать такие успехи турецкой внешней политики, и европейские страны наблюдают за ними с возрастающим беспокойством.

Известный эксперт Филип Стивенс в статье "Турция поворачивается на восток, а Европа цепляется за прошлое», опубликованной в британской газете "The Financial Times" считает, что у политиков Турции «иссякло терпение». Им не интересно «привилегированное партнерство», предлагаемое ЕС в качестве суррогата полноправного членства. Именно поэтому правительство премьер-министра Реджепа Эрдогана решило обратить взоры на восток.

Р. Эрдоган изложил «восточную» стратегию в своей речи на открытии Стамбульского форума, организованного турецким Центром стратегической коммуникации (Centre for Strategic Communication) при поддержке Фонда Маршалла "Германия-США" (German Marshall Fund of the United States). Правительство, заявил Эрдоган, сохранит свои европейские привязанности. Но оно не намерено вести себя как беспомощный проситель. Турция будет играть ту роль, которая соответствует ее статусу быстро развивающейся державы, расположенной на стратегическом перекрестке путей Востока и Запада.

Другой известный эксперт Дэвид Шенкер, являющийся директором Программы по арабской политике из вашингтонского Института ближневосточной политики пошел еще дальше. Он опубликовал во влиятельном американском издании Wall Street Journal статью "НАТО без Турции". Авторитетный аналитик всерьез считает, что процесс исламизации внешней политики Турции может вскоре привести к выходу этой страны из Североатлантического альянса.

Следует заметить, что до сих влияние Турции было заметно на относительно небольшие народы. К так называемому «второму поясу» в доктрине «неоосманизма», обычно причисляют государства Балкан, Кавказа и Ближнего Востока - Болгарию, Албанию, Македонию, Боснию, Молдову, Грузию, Сирию и другие. В данный «пояс», несомненно, входит и Украина. При этом Анкару совершенно не смущает то, что Украина – одно из наиболее крупных и индустриально развитых европейских государств.

Турция пытается рассматривать Украину не как равное себе крупное государство, а лишь в качестве страны, вовлеченной в орбиту турецкой политики. Данное восприятие Украины в Турции возникает не только по причине давних имперско-османских стереотипов, но и в контексте мировой и региональной геополитической борьбе за влияние, в которой нет места «скромности» и «умеренности».

Основные направления деятельности Турции в отношении Украины могут быть осмыслены как элементы общей политики «неоосманизма». Украина - это то направление внешней политики Турции, как и России, на котором между данными державами все еще нет необходимых долговременных соглашений, так как их намерения во многом принципиально не совпадают. Подобно Сирии на Ближнем Востоке, за влияние на которую происходит борьба многих заинтересованных государств Запада и Востока, Украина стала «ареной» конкурентной борьбы между атлантическими державами и Россией, и Турция также становится участником этой игры.

По оценкам турецких экспертов, постепенно нарастающая межнациональная напряженность в Крыму и соперничество между Россией и Украиной за политическое влияние на полуострове создают для Турции благоприятные условия для упрочения своих связей с крымско-татарской общиной и ее последующего использования в регионе в своих целях. Более того, Анкара не намерена ограничивать сферу своих интересов исключительно Крымом и собирается идти дальше, взяв курс на укрепление собственных позиций на Кавказе и в черноморском регионе в целом.

Так, на состоявшейся в октябре с.г. в Сараево конференции "Наследие Оттоманской империи и современные исламские общества на Балканах", министр иностранных дел Турции А.Давутоглу в своем выступлении откровенно заявил, что турецкая внешняя политика имеет целью объединить под "своей защитой" все народы, которые ранее были в составе Оттоманской империи, в том числе чеченцев, абхазов и татар.

При этом эксперты отмечают, что турки, укрепляя свои позиции в Крыму, поддерживают не только меджлис крымско-татарского народа, но и формируют местные татарские СМИ, "культурные ассоциации" и многочисленные коммерческие структуры, завязанные на турецкий рынок. Цель - оказание поддержки, в том числе финансовой, "национальному движению татарского народа Крыма" на случай "возникновения необходимости отстаивания его прав в отношениях с Украиной". Для финансирования деятельности на полуострове татарских националистов и умеренных исламистов Анкара задействует НПО и Агентство регионального развития.

Контакт с крымским меджлисом по поручению секретариата премьер-министра Р.Эрдогана осуществляет Кирим Меклиси Баскани. На эти цели в текущем году ему выделено 36 млн. долларов. Другой эмиссар Анкары Мустафа Киримоглу располагает бюджетом в размере 12 млн. долларов, который предназначен для поддержания социально-культурных программ для крымско-татарского населения. 3,5 млн. долларов из этих средств зарезервированы для газеты "Аделет".

В последнее время у турецкого правительства все большее беспокойство вызывает решение ЕС о выделении средств на реализацию программ в рамках "Совместной европейской инициативы в Крыму" по экономическому и социальному развитию автономии, которая должна стать одним из ключевых пилотных проектов "Восточного партнерства". "Совместная европейская инициатива" предусматривает сочетание финансирования из бюджета союза (12 млн. евро) с вкладом отельных его участников в реализацию секторальных программ развития крымского региона. За рядом членов ЕС закреплены конкретные блоки кураторства. Так, Великобритания будет отвечать за экономику, Швеция - окружающую среду, Нидерланды - развитие гражданского общества, а Германия - наращивание рекреационного потенциала и энергосбережение.

Наряду с этим предусмотрена широкая вовлеченность в инициативу восточноевропейских участников ЕС (Венгрии, Польши, Литвы; о своем намерении подключиться к сотрудничеству заявила также Эстония), что, по замыслу европейцев, должно придать новый импульс развитию приграничного взаимодействия Украины с соседями из Евросоюза. Предполагается, что реализация этой программы начнется после президентских выборов на Украине. В политическом плане в Брюсселе рассчитывают, что успешная реализация масштабного проекта ЕС в Крыму, постоянный мониторинг ситуации в различных областях станут дополнительным фактором противодействия сепаратистским тенденциям отдельных региональных политических сил и этнических объединений, а также существенной гарантией со стороны ЕС территориальной целостности Украины.

В связи с этим в Анкаре серьезно обеспокоены тем обстоятельством, что Турция, рассматривающая Крым как ключевое направление усилий по расширению своего влияния в Черноморском бассейне, может оказаться не у дел при реализации региональных есовских проектов. В подтверждение этому в октябре с.г. глава МИД Турции Давутоглу в ходе переговоров с генсекретарем совета ЕС Х.Соланой во время его ближневосточного турне настаивал на необходимости срочного подключения Анкары к "Совместной европейской инициативе в Крыму". Солана проинформировал турецкую сторону о том, что Брюссель намерен начать реализацию этого проекта лишь в будущем году, и обещал проработать этот вопрос с еврокомиссией.

С другой стороны, и Европейскому Союзу сотрудничество на крымском направлении с Турцией может принести в перспективе весомые дивиденды. Так, Олег Неменский, научный сотрудник Института славяноведения РАН, в интервью «Эхо Москвы», высказал следущие суждения: «Турция проводит очень успешную политику в отношении Крыма. С одной стороны, в Европейском Союзе опасаются радикального усиления Турции в этом регионе, с другой стороны, это возможность сотрудничества между Европейским Союзом и Турцией. Это поставит всю политическую линию Анкары под контроль Европейского Союза».

Как отмечают украинские эксперты, усиление позиций Турции в Крыму, скорее всего, приведет к обострению и без того напряженной межнациональной ситуации, радикализации требований крымских татар, повышению роли исламского фактора. На фоне упрочения экономических позиций лояльных Анкаре этнических групп положение русскоязычных и украинских общин неизбежно будет ухудшаться. В конечном счете, турецкая политика направлена на их постепенное вытеснение с полуострова и создание своей пятой колонны из крымскотатарской диаспоры. Упрочение в Крыму позиций Турции как одного из активных членов НАТО неизбежно приведет к приходу этого военно-политического блока в черноморский регион. Альянс давно пытается проникнуть в "подбрюшье России", взять под свой контроль проходящие здесь транспортные магистрали и углеводородные ресурсы соседнего Каспия.

Заманчивые на первый взгляд есовские проекты в отношении Крыма, как считают украинские эксперты, в действительности нацелены на решение Европой собственных задач, а не на полноценное развитие полуострова и удовлетворение насущных нужд крымчан. ЕС намерен вкладывать деньги в экономическое развитие региона, во главу угла ставя, прежде всего, усиление там своих позиций. При этом объем средств, который планируется выделить в рамках "Совместной европейской инициативы в Крыму", недостаточен для того, чтобы кардинально простимулировать подъем экономики автономии. Прямые финансовые вливания Брюсселя нацелены на то, чтобы привлечь население Крыма на сторону ЕС и заставить его отвернуться от России. Тем самым ЕС пытается ускорить процесс вытеснения российских организаций и Черноморского флота "под шумок кризиса". В свою очередь, украинские власти получают в политическом плане дополнительную возможность продемонстрировать, что Крым - это украинская территория, и Украина инвестиционно привлекательна. Есовские проекты в отношении Крыма, по оценкам "оранжевого" руководства Украины, позволили бы противопоставить европейский капитал и инвестиции возросшему интересу со стороны российского бизнеса к экономике полуострова и наметившемуся углублению сотрудничества Российской Федерации с Автономной Республикой Крым.