dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 18 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Молчание на заданную тему

Молчание на заданную тему

Молчание на заданную тему

Как-то незаметно внешнеполитический пыл участников президентской гонки иссяк. Не то чтобы совсем. То Виктор Ющенко предложит конкурентам написать диктант из слова «НАТО», то Арсений Яценюк выйдет на борьбу с коррупцией в гипотетической империи от Сахалина до Чопа, а часом и Петр Симоненко сотоварищи разразится воззванием об отстранении от власти в Украине националистов (которые существуют исключительно в его не по годам чувствительном воображении). Но накал страстей не идет ни в какое сравнение со своим собратом пятилетней давности. Где же вы, герои бескомпромиссных битв между Востоком и Западом, суровым добром и вселенским злом, скрывающимся под личиной потребительской цивилизации?

И вроде действующие лица нашей политики все живы - здоровы, и на политической карте мира не произошло существенных изменений, а Украина взяла – и дезертировала с передовой демократизации Евразийского пространства. Или может ее понизили в звании и конвоировали в тыл от греха подальше?

Чтобы попытаться понять происходящее, необходимо принять во внимание несколько основоположных событий, происшедших со времен славной оранжевой революции.

Во-первых, Россия не только встала с колен, но и осмотрелась по сторонам. С трудом узнав себя в разбитом зеркале и вспомнив свое настоящее имя, Москва взялась за любимое дело, четко понимая, что жизнь не вечна, а прожить ее надо так, чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы.

И никого не должно удивлять, что любимым делом России оказалась экспансия, пусть и не территориальная, по периметру собственной границы. Только в таких условиях у наших соседей сжимается пружина внутренней мобилизации и срабатывает инстинкт самосохранения.

Во-вторых, сбылась мечта легендарного Мартина Лютера Кинга и президентом США стал афроамериканец. Не то чтобы Обама ощущает дефицит советников - украинистов, но вот ресурсов для поддержки большой американской мечты в глобальном измерении Вашингтону явно начинает не хватать. Тут с китайцами успеть бы наладить конструктивный диалог да не остаться в одиночестве на передовой борьбы с исламским экстремизмом.

Поэтому восточноевропейский внешнеполитический вектор новой американской администрации становится все более прагматичным, а романтизм испаряется из него быстрее, чем уходят из большой политики Лех Валенса и Вацлав Гавел.  

В-третьих, ЕС попал в расставленную собственными руками ловушку, упорно пытаясь составить искусный витраж Объединенной Европы из необработанных болванок и кусков арматуры. Пытаясь нейтрализовать центробежные тенденции в рамках европейского объединения, Брюссель акцентирует внимание, прежде всего, на безопасности своих сегодняшних границ.

Любые резкие телодвижения на украинском направлении противоречат этой цели, так как опыт 2004 года наглядно продемонстрировал легкость, с которой можно дестабилизировать ситуацию в таком большом государстве, как Украина.

В-четвертых, наши соседи не спали и в урожайные годы набивали закрома запасами. В Восточной Европе, «на помощь» Польше подоспели сразу несколько стран, претендующих на региональное лидерство. Румыния, Турция, и, как не экстравагантно это звучит, Белоруссия сегодня представляют намного больший интерес для Запада в плане расширения влияния и коммуникаций, каждая на своем направлении.

Поэтому сложившаяся ситуация в Украине, при всей позитивной риторике тех же поляков, наших соседей, по большому счету, устраивает. Потенциальный конкурент уничтожает себя собственными руками и главное, как говорится, чтобы не было войны. А остальное само собой сложится. 

Пятое событие – пресловутый экономический кризис. Как признал умудренный биржевой спекулянт Дж. Сорос, «это худший кризис за время нашей с вами жизни». Может на старика финансиста пагубно повлияли депрессивные ялтинские пейзажи, но, так или иначе, он пророчит очередные кризисные волны и чрезвычайно медленные темпы восстановления мировой экономики.

Обеспечение безопасности, в том числе путем «демократизации», требует значительных финансовых издержек. Свободных средств в данной ситуации хватает разве что на удержание Украины от банкротства, чреватого не возвратом долгов мировому финансовому сообществу. Как говорится, и на том спасибо! 

Ну и о чем же в этих условиях рассуждать нашим кандидатам? Какие внешнеполитические доктрины генерировать в недрах штабов и мозговых центров? К кому обращаться за внешней поддержкой?

Безусловно, сенсаций не предвидится. Программы всех кандидатов базируются на сходных принципах ведения внешней политики – мы ни кому ничего не должны, «сами с усами» и равноправные отношения построим хоть с Путиным, хоть с Обамой, а хоть и с Каддафи в купе с Ахмадинеджадом. Радикальный вектор братского слияния с Россией уже не пользуется весомым спросом среди электората. Так же скептически оценивает народ перспективы европейской и, тем более, евроатлантической интеграции. В общем, чтобы не прогадать, кандидаты не делают резких заявлений и старательно «фильтруют» свою позицию.

Подходит к логическому концу эпоха «дорожных карт». Интересно было бы узнать результаты их внедрения в жизнь, но вряд ли этот вопрос кого-нибудь всерьез беспокоит. Но что же мы получим взамен?

Скромное молчание кандидатов по поводу внешнеполитических перспектив Украины не может не настораживать. Возникает смутное подозрение, что наши лидеры не самостоятельны в выборе вектора развития и, в отсутствие конкретных указаний извне, просто не в состоянии сформулировать внешнеполитические приоритеты государства.

Безусловно, можно формально подойти к данному вопросу, сославшись на то, что упомянутые приоритеты определяются Верховной радой в соответствующем законе. Но если все без исключения кандидаты в президенты наперебой твердят о фактическом банкротстве текущего внешнеполитического курса страны, они могли бы предложить обществу внятные альтернативы.

За бессодержательными фразами о взаимной выгоде, равноправии и прагматичном партнерстве в отношениях с внешним миром скрывается отсутствие политической воли к систематизации наших интересов и определению путей их достижения.

Нуждаемся ли мы по-прежнему в странах – адвокатах, к которым в разное время относили Польшу, Канаду и ряд других стратегических партнеров? Какие рынки являются приоритетными для нашего бизнеса? Каким образом и за счет каких гарантий мы собираемся поддерживать нашу обороноспособность, имея собственную армию в более чем разобранном состоянии? Как разблокировать патовую ситуацию в отношениях с наиболее проблемными соседями, какими, в частности, стали для нас Румыния и Молдова?

В конце концов, способна ли Украина предложить собственную концепцию региональной безопасности или, хотя бы, конкретную формулу партнерства в треугольнике ЕС-Украина-Россия, вместо абстрактных разговоров о «мосте между Европой и Азией»?   

В стране, чей экономический и интеллектуальный потенциал позволяет реализовать самые смелые амбиции,  наступало внешнеполитическое затишье. На кону стоял вопрос о повышении социальных выплат на 30 гривен…