dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Услышать другого

Услышать другого

Услышать другого

Искусство слушать и слышать собеседника всегда ценилось если не выше, то, по крайней мере, не ниже, чем умение складно и изысканно излагать собственные мысли. У древних существовал особый культ общения, основанный именно на слушании и восприятии услышанного.

В украинском политическом процессе последнего времени остро ощущается утрата одной принципиально важной особенности, без которой вряд ли можно говорить о его полноценности. Эта особенность - диалогизм, то есть способность субъекта не только высказывать другим свои идеи, но и соотносить их - эти идеи - с оценками и мыслями других субъектов, сформулированными ими самими. Политиков, готовых услышать другого, у нас сегодня можно, к сожалению, пересчитать на пальцах.

В доме повешенного не говорят о веревке. Эта неписанная норма распространяется даже на того, кто ни о чем другом, кроме этой самой веревки, вести речь не умеет или по каким-то причинам не расположен.

Сумев за годы своего президентства убедить всех и вся в том, что для него не существует правовых табу и ровным счетом ничего не значат и не стоят ни зафиксированные на бумаге законы, ни даже Конституция страны, - В.Ющенко взялся теперь доказывать, что и неписанные правила поведения сдержать его в некоторых ситуациях не в состоянии.

В середине июня (точнее, 18-го числа) президент посетил с рабочим визитом Сербию. Целью поездки на Балканы было участие в ежегодном саммите глав государств стран Центральной и Юго-Восточной Европы (предыдущую подобную встречу В.Ющенко, кстати, пропустил; сообщение об отказе от поездки в македонский Охрид поступило в ночь перед вылетом, вызвав глубочайшее недоумение ее организаторов и участников).

В программе визита значилась встреча президента с представителями русинско-украинской общины. В Сербии русинов и украинцев немного (20 тысяч), но они имеют места своего традиционного компактного проживания (в основном, в автономном крае Воеводина), хорошо организованы, пользуются всеми правами,  предусмотренными сербскими законами для национальных меньшинств.

Главной на встрече стала, если верить информации президентской пресс-службы, тема евроатлантической интеграции Украины. В.Ющенко поведал тем, кто пришел его послушать, о том, что украинское стремление в НАТО не ослабевает, а, наоборот, растет с каждым днем, и что успехи в движении страны в направлении членства в Альянсе налицо.

Так это или не так, судить не нам. Не может не удивлять другое. Тему НАТО как величайшего из всех благ президент решил почему-то обсуждать с людьми, пережившими натовскую агрессию против Югославии в 1999 году и на собственной шкуре ощутившими всю прелесть того "демократизма" и той  прогрессивности, которую несет в себе этот военный блок.

Для русинов и украинцев Воеводины тема НАТО и сегодня продолжает оставаться тем, чем является красная тряпка для быка. Любое упоминание о ней будит болезненные воспоминания, вызывая нескрываемое раздражение.

При малейшем намеке на позитивную роль НАТО в их сознании невольно всплывает картинка разрушенных натовскими ракетами и бомбами мостов через Дунай, в том числе и в том самом Новом Саде, в котором побывал В.Ющенко.  Неужели чиновникам с Банковой это неведомо?

Неужели у президента Украины и у зарубежных украинцев нет других тем для обсуждения? Почему не поговорить о чем-то таком, что, действительно, волнует людей, к которым президент пришел на встречу?

Например, о том, как их дети смогут теперь поступать в вузы Украины, если прием осуществляется по результатам независимого тестирования, а сербским русинам и украинцам сдавать тесты негде. Разве это не важнее, чем эфемерная украинская интеграция в НАТО, которая не нужна ни украинцам в "большой" Украине, ни их соплеменникам из больших и малых диаспор?

Еще не успев, как следует, переварить сербские впечатления, В.Ющенко в начале июля отправился в Севастополь. И там тоже сумел потрясти воображение вопиющей неуместностью того, что и как говорил.

Главной темой крымских встреч стал вывод российского флота с базы в Севастополе, а лейтмотивом - противопоставление "хорошей" Украины и "гадкой" России. Неужели этого ждали от президента севастопольцы? Неужели государственному деятелю такого ранга стоило ехать в такую даль, чтобы озвучивать этот примитивный набор банальностей?

Примеров политической недальновидности и вопиющей человеческой бестактности от президента В.Ющенко можно было бы привести гораздо больше. В этом, однако, нет необходимости. И без того очевидно, что В.Ющенко показал себя воинствующим противником любого диалога.

Никого, кроме себя самого, он не слышит и слышать не хочет. Любой тезис, отличающийся от того, что думает по данному поводу президент, вызывает у него раздражение и злость.

Отсутствие диалога - политического, общественного,  диалога власти и общества - следует рассматривать как едва ли не самую главную и самую болезненную проблему сегодняшней украинской жизни.

Огромные трудности создает неумение наладить полноценный диалог и в такой важнейшей сфере, как межгосударственные отношения. Украина уже в более чем достаточной степени пострадала от такого неумения, лишившись даже тех инструментов дипломатического диалога, которые достались ей в наследство от СССР и оказавшись, по сути дела, в состоянии, близком к международной изоляции.

Президент США едет в Москву, считая для себя необходимым при этом сделать важный акцент, заявляя: "К России следует относиться с уважением. И к ее настоящему, и к ее прошлому".

С точки зрения президента Украины, считающего себя чуть ли не прямым потомком и трипольцев, и запорожцев, российская история выглядит, по-видимому, не столь презентативно. Хотя личное представление одной, пусть и высокопоставленной, персоны вряд ли целесообразно возводить в ранг государственной политики.

В.Ющенко в Москву не ездит и не собирается. Во-первых, потому что ему там нечего делать. Во-вторых, в силу того, что его там никто не ждет. Что же касается уважения к России и к ее истории, то примером украинского подхода к данной проблеме, настойчиво предлагаемого В.Ющенко, может служить недавнее празднование 300-летия Полтавской битвы.

 Если от юбилейных полтавских мероприятий официальный Киев ждал новых поводов для обиды на Россию, то можно признать, что юбилей удался на славу. Мы им опять показали! Только, к сожалению, совсем не то, что стоило бы показывать. Ничего, кроме собственной местечковости и невежества, украинские лидеры миру не продемонстрировали. Хотя, конечно, Москву опять слегка подразнили и позлили, не без того.

В то же время в конкуренции национальных Полтавских мифов - русского, украинского, шведского - мы ни малейшего преимущества не получили, хотя и играли, вроде бы, на своем поле, что давало возможность, если не диктовать свои условия другим участникам, то, хотя бы, ожидать и требовать от них непременного учета украинских трактовок исторических событий и легенд, с ними так или иначе связанных.

Встретившись в Москве, президенты Б.Обама и Д.Медведев наглядно продемонстрировали готовность слушать друг друга. Каждый из них говорил на своем - как в прямом, так и в переносном смысле - языке. При этом, однако, оба они буквально излучали настроенность на диалог, на то, чтобы услышать и попробовать понять другого.

Этот факт не может не вселять оптимизм. В российско-американских отношениях в связи с этим уже в самое ближайшее время следует ожидать сдвигов в лучшую сторону, а, возможно, и настоящих позитивных прорывов как двухстороннего, так и глобального масштаба.

"Мы должны заново научиться друг друга слышать", - сказал Б.Обама, словно подводя итог своего первого московского, без преувеличения исторического, визита.

Услышать другого - первейшее и едва ли не главнейшее условие, необходимое для того, чтобы начать диалог, без которого немыслимы ни нынешний мир, ни новый миропорядок, рождающийся на наших глазах.

После этого можно будет подумать и о том, чтобы попробовать понять друг друга, даже несмотря на несовпадение интересов и различия в подходах.

Для отношений украинско-российских что-либо подобное тому, что происходит нынче в отношениях российско-американских, - дело весьма отдаленного будущего.

Перспективы этих отношений будут и впредь оставаться туманны до тех пор, пока президенты и политики двух стран не попробуют услышать друг друга хотя бы в той степени, в какой это делают лидеры США и России.

Казалось бы, что может быть понятнее и проще? Прислушаться к другому и попробовать услышать его. Почему же В.Ющенко так упорно избегает того, чтобы пойти этим путем? Что ему мешает? Чего он боится?