dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Двадцать первое колесо в «Большой двадцатке»

Двадцать первое колесо в «Большой двадцатке»

Двадцать первое колесо в Большой двадцатке

В Австралии состоялся очередной саммит G-20 или, как ее еще иногда называют, "Большой двадцатки". В Киеве с ним связывали серьезные надежды, рассчитывая, что, собравшись вместе, мировые лидеры сумеют, наконец, объяснить В.Путину, в чем состоят различия в видении ситуации, сложившейся в Донбассе, чего они ждут от России в "украинском вопросе", каким бы им видится урегулирование конфликта на востоке Украины. Градус напряжения накануне австралийского саммита в какой-то момент поднялся на берегах Днепра до такой степени, что кое-кому из высокопоставленных чиновников захотелось самим принять участие в мероприятии, выступив в роли неформального двадцать первого участника встречи. С особой откровенностью позволил себе высказаться на этот счет министр иностранных дел П.Климкин. Правда, почему-то в социальных сетях.

Саммит состоялся, США и их союзники из Канады, Австралии, Европы выразили президенту России свое коллективное "фе", ясно и недвусмысленно дав ему понять, что уступать в конкуренции за Украину не намерены ни под каким видом и ни при каких обстоятельствах. Мировые СМИ много и охотно писали о всевозможных демонстративных жестах лидеров этих стран, обращенных к В.Путину и призванных показать ему их недовольство. Жесты, правда, так и остались жестами. Ни к чему более серьезному они не привели, во всяком случае, пока.

В тексте заключительного совместного коммюнике, принятого по итогам саммита, Украину не упомянули. Это означает, что общей позиции по кризисной ситуации, сложившейся в нашей стране и вокруг нее, ведущие страны мира так и не выработали. Каждый остался при своем мнении, каждый сохранил за собой право действовать в дальнейшем по своему собственному усмотрению, исходя из собственных интересов.

Об Украине, естественно, говорили, однако, главное внимание было уделено все-таки не ей, а проблемам глобальной экономики и изменения климата. С точки зрения Киева такое развитие событий вряд ли может считаться удовлетворительным. Хотя бы по той причине, что ни Б.Обаме, ни А.Меркель, ни кому-либо еще из их влиятельных коллег не удалось убедить В.Путина в том, что ему следует изменить отношение к украинскому кризису, приняв точку зрения, которой придерживаются США и Европа.

Ко всему прочему, хозяин Кремля покинул саммит раньше времени, не оставшись на рабочий завтрак. Мотивацию своего поступка он предложил вполне логичную и дипломатичную, однако, вряд ли могут быть сомнения в том, что такой шаг стал, кроме всего прочего, следствием раздражения,  вызванного всеми теми демаршами, которые позволили себе представители Запада в ходе саммита. В интервью, последовавшем сразу же после окончания австралийской встречи на высшем уровне, В.Путин много внимания уделил объяснению своего видения украинских проблем и путей урегулирования украинского кризиса. В числе уже хорошо известных всему миру тезисов прозвучали и новые или, по крайней мере, несколько подзабытые старые (такие, например, как идея о неизбежности перехода Украины от унитарного строя к строю федеральному). Это обстоятельство прямо указывает на твердое намерение Москвы и в дальнейшем гнуть свою линию, не обращая особого внимания на то, что требует от нее Запад.

В конечном счете, получилось, что саммит G-20 в Австралии на развитие событий в Украине не повлиял. Ожидания, которые с ним связывались, не оправдались. Урегулирование кризиса в Донбассе и вокруг него не стало ближе. Говорить о том, что в этом вопросе забрезжил, наконец, свет в конце тоннеля, вряд ли приходится.

Мечтания молодого министра П.Климкина о том, что Украина станет двадцать первым участником встречи "Большой двадцатки" так и остались мечтаниями. И винить его за это не поднимется рука: выше головы, как известно, не прыгнешь, а насильно мил, как ни старайся, не будешь. Вот только стоило ли выносить эти мечтания на суд общественности? Этот вопрос остается, как мне кажется, открытым. Если работа по обеспечению приглашения для П.Порошенко на саммит Министерством иностранных дел проводилась, но не принесла результата, "заявка" П.Климкина в соцсетях не имела никакого смысла. Если не проводилась, то подобные высказывания министра выглядят еще более странно и непродуманно.

В любом случае мы так и остались для мировой элиты лишними. Двадцать первое колесо для "телеги", в которой колес предусмотрено только двадцать, не понадобилось.