dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 19 Августа 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Высокие ставки «Большой двадцатки» в Брисбене

Высокие ставки «Большой двадцатки» в Брисбене

Высокие ставки Большой двадцатки в Брисбене

В последние годы многие авторитетные политики и маститые аналитики все с большей уверенностью утверждают, что мир в целом как система вступил в новую фазу своего развития, отличающуюся чрезвычайной неуравновешенностью динамики протекающих в нем процессов. Нахождение в подобной точке бифуркации весьма утруждает достоверную экстраполяцию каких либо тенденций и, таким образом, делает весьма проблематичным построение вероятностных прогнозов даже на ближайшее будущее. Даже такой убежденный сторонник стабильности и преемственности, как президент Казахстана Нурсултан Назарбаев недавно был вынужден констатировать, что мир находится на пороге изменения его привычной архитектуры.

Неожиданно востребованной оказалась выдвинутая более чем два десятилетия тому назад известным западным мыслителем Уильямом Бэком и его последователями концепция «общества риска». Действительно, в настоящее время новые риски и вызовы стали возрастать с такой быстротой, что биполярный мир периода американо-советской «холодной войны» кажется теперь почти ностальгическим периодом относительной стабильности и предсказуемости. Кстати, о «холодной войне». Все больше симптомов указывает на то, что она возобновляется. Причем, центральными штабами противостоящих сторон снова стали Белый дом и Кремль. Правда, вместо бывшего СССР в схватке теперь участвует его правопреемница – Российская Федерация, что же касается США, то они, как и раньше, консолидируют вокруг себя ведущие державы Запада.             

Подтвердил такой расклад сил на глобальной арене и состоявшийся на днях в австралийском городе Брисбене саммит «Большой двадцатки». Как известно, название «Большая двадцатка» (она же G-20, или «Группа двадцати»; официально - англ. «The Group of Twenty, major advanced and emerging economies») уже традиционно закрепилось за форумом правительств и глав центральных банков государств с наиболее развитыми, а также наиболее динамично развивающимися экономиками. Из них - 19 – это крупнейшие национальные экономики (Австралия, Аргентина, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Мексика, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, Южная Корея, ЮАР, Япония), плюс Европейский союз (ЕС). Последний обычно представлен Государством-председателем Совета Европейского союза (кроме тех случаев, когда страна-председатель является членом Большой восьмерки и таким образом уже непосредственно представлена в «G20»). Помимо них, традиционно на встречах «G20» присутствуют представители различных международных организаций, среди которых Совет по финансовой стабильности, Международный валютный фонд, Всемирная торговая организация, Организация Объединённых Наций и Всемирный банк.

Учредительная конференция будущей «двадцатки» прошла 15-16 декабря 1999 года в Берлине. Тогда группа была создана по инициативе министров финансов семи ведущих промышленно развитых стран - Великобритании, Италии, Канады, США, ФРГ, Франции и Японии - для ведения диалога с развивающимися странами по ключевым вопросам экономической и финансовой политики.

Изначально столь представительное собрание замышлялось как форум для сотрудничества и консультаций по вопросам, относящимся к международной финансовой системе.  Что вполне рационально – ныне в совокупности на долю членов G20 приходится уже 85% мирового валового национального продукта, 75% мировой торговли (включая торговлю внутри ЕС) и две трети населения мира. Со временем все чаще стали озвучиваться и политические вопросы – уж больно тесно переплетены экономика с политикой, особенно в современном мире.

До 2008 года группа не проводила саммитов на высшем уровне, её основной формой деятельности были ежегодные встречи на уровне министров финансов и глав центробанков. Встречи такого рода на высшем уровне стали практиковаться лишь начиная с, так называемого, «Антикризисного саммита» «G20» проходившего 14-15 ноября 2008 года в Вашингтоне для обсуждения вопросов, связанных с мировым финансовым кризисом. Продолжению проблематики мирового финансового кризиса был посвящен и Лондонский саммит «G-20» состоявшийся 2 апреля 2009 года. Его основными целями стали: обсуждение необходимых действий по предотвращению глобальной рецессии, дефляции, укреплению финансового сектора и недопущению протекционизма; усиление глобальной финансовой и экономической системы; меры для перехода мировой экономики к устойчивому росту.

Главными итогами третьего саммита проходившего 24 - 25 сентября 2009 года в Питтсбурге (США) были: обещание совместно повышать банковские стандарты, в том числе ограничивая необоснованно высокие выплаты топ-менеджерам и намерение создать систему согласованных действий всех участников «G20» в сфере экономической политики. В итоговой декларации четвертого саммита «G-20» в Торонто (Канада; 26-27 июня 2010 года) развитыми странами было принято обязательство сократить дефицит бюджета в 2 раза к 2013 году. Пятый Сеульский Саммит «G-20», проходивший 11-12 ноября 2010 года, имел большое значение для налаживания диалога по экономическим проблемам между азиатскими и европейскими государствами. На шестом саммите «G-20» состоявшемся 3-4 ноября 2011 года в Каннах (Франция) было принято решение об ужесточении контроля над банками и обсуждении мер по предотвращению новой волны мирового кризиса. На седьмом Мексиканском саммите «G-20», который прошёл 18-19 июня 2012 года в Лос-Кабосе (Мексика) на фоне разворачивающейся второй волны мирового экономического кризиса, была достигнута договоренность об увеличении резервов Международного валютного фонда более чем на 450 млрд. долларов.

Наконец, предпоследний восьмой саммит «G-20» прошел в Санкт-Петербурге (Россия) 5-6 сентября 2013 года. В ходе той встречи основное внимание лидеров было уделено вопросам обеспечения экономического роста и финансовой стабильности, создания рабочих мест и борьбы с безработицей, стимулирования инвестиций, укрепления многосторонней торговли и содействия международному развитию, а также войне в Сирии. Кстати, этому форуму в свое время была посвящена статья, опубликованная на «ДК Саммит» - «Саммит «G20» в Санкт-Петербурге: основные итоги повестки дня» http://dc-summit.info/temy/vneshnjaja-politika/2842-sammit-g20-v-sankt-peterburge-osnovnye-itogi-povestki-dnja.html.  

Видимо местом проведения нынешнего девятого саммита «G-20» город Брисбен был избран неслучайно. Расположенный на востоке Австралии, на берегу реки Брисбен (отсюда название города) и залива Мортон Тихого океана, административный центр штата Квинсленд признан наиболее быстро растущим городом в Австралии. Он занимает 1 место в Австралии и 2 место в мире по скорости роста населения. По официальным данным, в период с 1999 по 2004 год его население города выросло на 11,5%. К тому же, Брисбен производит 9% ВВП страны. Вероятно, этот факт должен был вызвать у участников ассоциации с экономическим ростом.  

Благоприятный влажный субтропический климат, казалось бы, должен настроить участников форума на благодушный миролюбивый лад. Однако, не тут то было – ведь, саммит проходил на фоне нарастающей геополитической и экономической нестабильности., продолжалась полномасштабная гражданская война в Ираке и Сирии — в результате которой появилось самопровозглашённое исламское государство Ирака и Леванта, не прекращались беспорядки в Ливии, снова разгорелся арабо-израильский конфликт, а тут еще и возникший в 2014 году вооружённый конфликт на юго-востоке Украины.

Не добавляло хорошего настроения участникам саммита и положение дел в мировой экономике. В Европе продолжалась стагнация: наиболее динамичные ранее в Европе экономики Германии и Италии по итогам второго квартала 2014 года вновь показали спад, немногим лучше ситуация и во Франции. Даже китайская экономика замедлила свой ход: в сентябре были опубликованы данные, из которых видно, что энергопотребление в стране в августе сократилось на 2,2 процента по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Рост промышленного производства в Китае за август 2014 года оказался самым слабым со времени экономического кризиса 2008 года. Все эти факторы привели к тому, что в сентябре 2014 года начали падать цены на нефть: ее стоимость уже достигла худших показателей со времён кризиса 2008-2009 гг.

Положение дел в экономике настолько серьезно, что дабы избежать политизации ее проблем, еще в преддверии встреч глав государств в Брисбене, в другом австралийском городе Кэрнс 20-21 сентября 2014 года, состоялось заседание «Финансовой двадцатки» членов «Группы 20» на уровне министров финансов и руководителей Центробанков. Председательствовал на этой встрече главный казначей Австралии Джо Хоки, и российская делегация принимала в ней активное участие. Участники этой встречи подтвердили намерение добиться в ближайшие 5 лет ускорения экономического роста дополнительно на 2% по сравнению с существующими национальными планами.

Однако же, главные страсти, как и следовало ожидать, развернулись в политической плоскости еще до начала самого саммита в Брисбене. Тон задал будущий хозяин мероприятия, премьер-министр Австралии Тони Эбботт, который накануне еще во время саммита АТЭС предложил президенту России Владимиру Путину извиниться за сбитый над Донецкой областью малазийский «Боинг», на борту которого, среди прочих, погибли 28 граждан Австралии. Кроме того, Т. Эббот заявил, что желает добиться двусторонней встречи с Путиным, чтобы подчеркнуть, насколько важно для Австралии, Нидерландов, Малайзии и других стран, граждане которых погибли в катастрофе рейса «MH17», полномасштабное сотрудничество в расследовании этой трагедии. Кстати, такая встреча Т. Эбботта и В. Путина состоялась, и по словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, в ходе разговора не прозвучало «жестких выражений»: стороны обсудили двусторонние отношения, а также ситуацию в Сирии, в Украине и иранский вопрос.

Уже незадолго перед открытием саммита в Брисбене, Министерство обороны Австралии выступило с заявлением о том, что оно зафиксировало четыре российские военные корабли, направляющиеся через международные воды к северу Австралии. В своем комментарии по этому поводу премьер-министр Австралии Тони Эбботт обвинил президента РФ Владимира Путина в том, что тот пытается «воссоздать утраченную славу царизма и Советского Союза».

Другие лидеры «двадцатки» демонстрировали и примеры миролюбия. Скажем, Ангела Меркель на пути в Австралию побывала с визитом в Новой Зеландии. Там канцлер Германии умилила журналистов общением с дикой природой и аборигенами местного племени маори. В частности, канцлер прошла обряд маорийского приветствия «пофири» (когда два человека при встрече трутся носами). Как знать, если бы сей обряд ввести в протокол встреч мировых лидеров, может тогда они гораздо быстрей смогли бы перетереть все острые вопросы?

Кстати, уже в самом Брисбене президент РФ В. Путин тоже засветился перед камерами ведущих мировых СМИ на фоне местной экзотики – он сфотографировался с коалой на руках. Впрочем, похоже, это было одно из немногих миролюбивых существ, окружавших в Австралии Владимира Владимировича – западные лидеры вели себя куда более агрессивно.

Однако, несмотря на жесткий прессинг (в том числе, психологический) Президент России Владимир Путин не только прибыл в Брисбен (ведь многие западные эксперты накануне пророчили, что он вообще не рискнет туда явиться), но и принял активное участие в большинстве его мероприятий.   Помимо основных мероприятий саммита, Владимир Путин принял участие во встрече лидеров стран БРИКС, а также провёл ряд двусторонних встреч. Затем, он провел пресс-конференцию, где подвёл для журналистов предварительные итоги саммита «Большой двадцатки» в Брисбене. На ней президент поделился своими впечатлениями от работы: «Я доволен и результатами, и атмосферой. Более того, я хочу поблагодарить жителей Брисбена, очень благожелательно нас здесь принимали. Посмотрел на местную прессу, на другие СМИ. Происходило некоторое нагнетание обстановки,  действительность реальной и виртуальной жизни в СМИ в данном случае сильно между собой разошлись. Господин премьер-министр создал очень благоприятную атмосферу совместной работы. Да, в чем-то наши взгляды не совпадают, но дискуссия была предметной, благожелательной, содержательной, на мой взгляд, очень полезной».

Правда, домой российский президент отбыл несколько ранее, сославшись на значительную разницу в часовых поясах и необходимость отдохнуть перед началом новой трудовой недели.

Приходиться констатировать, что по итогам саммита в Брисбене, ведущим западным лидерам так и не удалось найти взаимопонимания с Москвой по одному из важнейших геополитических вопросов – перспективам урегулирования ситуации в Украине. Их риторика по этой проблеме была выдержана в лучших традициях «холодной войны».

Однако, лучше плохие переговоры, чем «хорошая» война. Поэтому сам факт того, что стороны все же готовы садиться снова и снова за переговорный стол, уже дает основания для надежды, что вскоре мы все увидим свет в конце тоннеля.