dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Европейский перебор

Европейский перебор

Европейский перебор

Что бы там не говорили, как бы там не хвалились успехами в деле евроинтеграции П.Порошенко, А.Турчинов и иже с ними, очевидно, что европейский "блин" вышел у "демократической" украинской власти комом. Да еще каким! Ничего подобного не знали, не ведали ни Латвия с Эстонией, ни Венгрия со Словакией, ни даже Болгария с Румынией, вволю хлебнувшие европейского "благополучия" и "благоденствия", став членами ЕС. После многолетнего активного, порой даже какого-то нездорового, с элементами самоуничижения и необъяснимой агрессии, заигрывания с Брюсселем в ущерб собственным национальным интересам, Киев, рванувший, задрав штаны, с "Евромайдана", якобы, в Европу, да подальше от России, вместо пресловутого европейского выбора получил… европейский перебор. Сделав на словах и на бумаге решительный шаг в сторону Запада, Украина, в действительности, не только не приблизилась к европейской модели организации государственной, общественной, личной жизни, а, наоборот, в считанные месяцы отдалилась от нее на дистанцию огромного размера.

Жизнь умеет быть и частенько бывает символичной в малом, отражая в незначительной, казалось бы, детали, в сущей мелочи глубинную сущность процессов и явлений. Именно так случилось в истории с европейским путем Украины. Счастливое для власти завершение эпопеи с подписанием Соглашения об ассоциации Украина – ЕС, преподносимого не иначе, как начало новой – "как в Европе!" – эры, не стало столь же радостным для обычных граждан. Более того, подпись П.Порошенко на  Соглашении, не знаю, то ли случайно, то ли символично, дала толчок целой череде плохих и очень плохих событий и новостей. Сразу после нее появился ряд негативных симптомов, свидетельствующих о том, что формальная ассоциация с Евросоюзом, ни на йоту не приблизив Украину к европейскому уровню жизни, привела к заметному ухудшению той ситуации, к которой ее жители привыкли. Начавшись с исчезновения горячей воды в Киеве на немыслимые прежде три месяца, модель жизни "как в Европе" на украинский манер продолжилась затем все более и более пессимистичными прогнозами относительно отопительного сезона и резким обесцениванием национальной валюты, повлекшим за собой обвальное удорожание жизни. На столь печальном фоне мало кто обратил внимание на такой "пустячок", как информация о том, что уровень содержания формальдегидов в воздухе в столице превысил норму в 5-7 (!) раз, достигнув второго класса опасности. Реальная цена сомнительного успеха с подписанием СА с ЕС оказалась не только непомерно высокой, но еще, к тому же, вредной для здоровья.

Та гремучая смесь лозунгов и мифов, что называется у нас "европейским выбором", однажды появившись, в какой-то момент приобрела такой размах, что превратилась едва ли не в национальную идею. С каждым годом все более и более прочно укореняясь в государственной политике и общественном сознании, евроромантизм и еврооптимизм разрослись, в конце концов, до невероятных масштабов. Ближе к середине 2000-х значительная часть отечественной элиты принялась активно насаждать идею, согласно которой для Украины европейский выбор-де не имеет альтернативы. Имелось в виду, что такая альтернатива, как стратегическое партнерство и конструктивное соседство с Россией, не должна рассматриваться вообще. На поверку вышло, что евровыбор для Украины не был безальтернативным, но что альтернативой для него оказалось не новый украинско-российский межгосударственный альянс, не евразийство, а – европеребор.

Сегодня никто из представителей правящей элиты не вспоминает ни одного из обещаний молочных рек и кисельных берегов, раздававшихся ими и от их имени в ходе навязчивой агитационно-пропагандистской кампании "за Европу". Объяснение подобного беспамятства лежит на поверхности: ни одно из обещаний не было выполнено. Не было, и не будет! Подписывая Соглашение об ассоциации, Киев принял на себя целый ворох обязательств и ограничений, не получив взамен практически ничего. Партнерство с Брюсселем вылилось в длинный перечень обязательств "младшего" партнера перед партнером "старшим" при полнейшем отсутствии списка его прав.

Взять хотя бы вопрос о пенсиях. О них власть любила говорить, и говорила с каким-то особым удовольствием. Заключительным аккордом сладкой пенсионной сказки стала телевизионная реклама с участием тогда еще не премьера, а одного из лидеров оппозиции А.Яценюка, в которой он уверял сограждан, что после подписания СА с ЕС украинские пенсии повысятся в пять (!) раз, сравнявшись с пенсиями граждан Германии и Франции. Что получилось на поверку? Соглашение подписали, пенсии же  остались на прежнем уровне, о том, что их надо повышать или, хотя бы индексировать, речь не идет, а падение гривны обесценивает их все больше.

Негативный экономический и катастрофический социальный эффект от прихода в Европу в виде подписания СА с ЕС сопровождается нарастанием отрицательных явлений и тенденций практически во всех других сферах жизни. Украинцам, поверившим власти, твердившей им, что европейское будущее их и их детей в Европе будет светло и прекрасно, казалось, что с получением Украиной статуса ассоциированного члена Евросоюза в стране станет больше демократии, больше прав и свобод, больше порядка. Не стало! Ни того, ни другого, ни третьего. Что же касается демократии, то после подписания Соглашения об ассоциации ее уровень, наоборот, начал неуклонно снижаться. Приход к власти "проевропейских" политических сил ознаменовался невиданным прежде у нас ограничением прав, свобод, возможностей, как политических оппонентов, так и рядовых граждан. Приход Украины в Европу, пускай даже только формальный, а не реальный, привел к тому, что из страны "молодой" демократии она превратилась в страну дикой, разнузданной диктатуры с заметным национал-фашистским душком. "Україна понад усе!", - гласит надпись на патриотических биг-бордах, развешанных вдоль дорог и улиц накануне Дня Независимости, этот лозунг Вам ничего не напоминает, читатель, не вызывает ассоциации с лозунгом: "Германия превыше всего!", - известным из времен пребывания у власти в этой стране фашистского режима? Вопрос риторический.

Если к большинству украинцев разрекламированная Европа пришла в результате реализации на практике европейского выбора Украины в виде новых тарифов на коммунальные услуги, подорожания хлеба и других продуктов питания, отключения воды и света, то некоторым из наших сограждан повезло в этом смысле еще меньше. В их дома Европа заявилась с оружием в руках, принявшись забрасывать их снарядами, минами, ракетами, бомбами, заставив спасать свою жизнь и жизнь своих детей или в подвалах и бомбоубежищах, или в изгнании. Получилось, что украинцам, ставшим вследствие подписания СА Киева и Брюсселя еще беднее, чем они были до него, или даже нищими, крупно повезло. Хотя бы потому, что они не стали переселенцами и беженцами, как их сограждане, которым "не повезло", не были объявлены "сепаратистами" и "террористами", как жители Юго-Востока, особенно, Донецкой и Луганской областей.

О внешнеполитическом измерении сближения Киева с Западом говорить и вовсе не приходится. Подписав Соглашение об ассоциации, Украина окончательно утратила свою международную субъектность и самостоятельность. Украинский же государственный суверенитет превратился в пустую формальность. Если говорить начистоту, то в Европу Киев пришел не как столица государства, а как административный центр территории, обладающей формальными признаками собственной государственности, но лишенной ее в реальной действительности. Как периферия общего европейского пространства, такое себе отдаленное европейское "село". Или даже не "село", а "хутор", ближайшими центрами цивилизации для которого являются такие "евросела", как Варшава, Вильнюс, Будапешт, а до "райцентров", "еврогородов" Рима и Парижа – не дотянуться. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вопрос вопросов нынешнего исторического момента – это вопрос: почему так получилось? Стал ли европеребор следствием объективных процессов и тенденций, или же явился следствием беспомощности украинской власти, не сумевшей обеспечить достойные условия, как до, так и после подписания Соглашения об ассоциации? По этому поводу можно, конечно, говорить и спорить до хрипоты, высказывая мнения не просто разные, а прямо противоположные. Тем не менее, главную причину еврокатастрофы ни скрыть, ни завуалировать не удастся, как не старайся. О ней украинская власть говорить, естественно, не хочет, и никогда не захочет. Она же – причина – лежит на поверхности: идти в Европу, обрывая связи с Россией, для Украины было смерти подобно. Пошли, оборвали, вот и получили то, что должны были получить – смерть. Причем, к глубочайшему сожалению, не только социально-экономическую, гуманитарную, цивилизационную "смерть" большинства украинцев – "і мертвих, і живих, і ненарожденних…", - но еще и физическую смерть тысяч и страдания десятков тысяч людей в восточных областях страны.

В базовом документе под названием "Об основах внутренней и внешней политики" было записано, что Украина берет курс на европейскую интеграцию с непременным сохранением отношений стратегического партнерства, добрососедства, дружбы и сотрудничества с Россией. Можно (и нужно!) задуматься над тем, не стоило ли поменять местами в данной модели Европу и Россию? Иначе говоря, взять курс на интеграцию не европейскую, а евразийскую, сохраняя отношения партнерства и сотрудничества с Евросоюзом и его государствами-членами. Сейчас, однако, речь не об этом, а о том, что стремление "забыть" о второй части геополитической и внешнеполитической стратегии привели страну к катастрофе. Попытки реализовать европейский выбор без оглядки на Россию предпринимались и прежде, начиная даже не с В.Ющенко, а с Л.Кучмы. "Евромайдан" и правящий режим, пришедший к власти на поднятой им волне, пошли в этом вопросе еще дальше, взявшись продавливать европейский выбор уже не только без оглядки на Москву, но вопреки ее мнению, назло ей. Вот и напоролись то, за что боролись: европейский перебор, одним из проявлений которого стало разочарование Европы в Украине как в самостоятельном государстве, уважающем себя и заслуживающем уважения от других.