dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 20 Мая 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Шотландский референдум: предыстория, возможные итоги и последствия

Шотландский референдум: предыстория, возможные итоги и последствия

Шотландский референдум: предыстория, возможные итоги и последствия

В современном глобализованном мире в объективе телекамер (как и в фокусе любых других, в том числе, и электронных СМИ) чаще всего оказываются события, дающие динамичную и драматическую картинку. Увы, преимущественно, таковыми оказываются революции, войны вооруженные конфликты и прочие инциденты, связанные с применением насилия. Например, гражданская война в Сирии, или вооруженное противоборство на Востоке Украины.

Между тем, как верно подметил в свое время еще великий немецкий философ В.Г.Ф. Гегель, «крот истории роет медленно, но роет хорошо». Вот и в современном мире зачастую происходят неспешные и вполне легальные процессы, результаты которых могут довольно сильно изменить его облик.    

К таковым, несомненно, стоит причислить и приближающийся референдум о независимости Шотландии. О его значимости говорит даже тот факт, что хотя до даты его проведения (18 сентября 2014 г.) остается еще немало времени, он уже успел стать самым популярным политическим событием в истории букмекерского бизнеса. Британская букмекерская контора «William Hill», приняла рекордное количество ставок на это событие на сумму более 1 миллиона фунтов и их прием продолжается. Примечательно, что 56 % игроков поставили на то, что Шотландия не изберет независимость на грядущем референдуме. На это же анонимным игроком сделана и самая большая ставка в истории политики - 400 тысяч фунтов.

Впрочем, вопрос, вынесенный на референдум - «Должна ли Шотландия быть независимой страной?» (с несложным выбором вариантов ответов: «Да», или «Нет») - далеко не новый. Не будет преувеличением сказать, что он задавался еще со времени вхождения Шотландии в состав Великобритании после заключения союза с Англией в 1707 году. Однако легально на политическом уровне вопрос отделения Шотландии стал открыто обсуждаться только с начала 1930-х гг., когда была сформирована Шотландская национальная партия. Первоначально она ставила своей целью  лишь расширение автономии в составе единого государства.

Однако, ситуация изменилась после открытия в начале 1970-х гг. (как раз во время первого глобального энергетического кризиса) у берегов Шотландии нефтяного месторождения Брент – одного из крупнейших в Европе. Местным жителям, не без оснований, казалось, что они получают слишком мало от эксплуатации природных недр своей родины.  Их массовая протестная кампания привела к проведению в 1979 г. референдума по вопросу о создании шотландского парламента, который имел бы полномочия частично распоряжаться местными финансами, в том числе нефтяными доходами. За его создание тогда проголосовали 51,6 процента шотландских избирателей, однако согласно тогдашним законодательным нормам этого было недостаточно. Затем, парламентарию от партии лейбористов все же  удалось добиться утверждения нормы, согласно которой для принятия такого решения достаточно согласия 40 % проголосовавших.

Второй референдум, проведенный в 1997 г., достаточно убедительно, продемонстрировал, что избиратели высказались за создание своего местного парламента.  Имплементируя его итоги в 1999 г. Шотландия сформировала собственный парламент, наделенный ограниченными полномочиями в сфере налогообложения.

На выборах в парламент Шотландии 2007 г. наибольшее число голосов набрала Шотландская национальная партия, а ее лидер Алекс Сэлмонд занял пост первого министра Шотландии и впервые поднял вопрос о независимости. Однако тогда его партия не получила поддержки со стороны других партий и не смогла сформировать парламентское большинство.  

Снова вернуться к обсуждению независимости Шотландии А. Сэлмонд смог только в 2011 г., когда его партия, наконец, смогла набрать необходимое для формирования правительства парламентское большинство -  69 мест из 129, и в мае того же года пообещала провести референдум по вопросу о независимости.

В то же время организационно оформились и оппоненты А. Сэлмонда и его партии - 1 июня 2012 г. было создано политическое объединение «Лучше вместе». Как свидетельствует самоназвание, в него вошли  партии, общественные организации и частные лица, выступающие за голосование против независимости Шотландии на предстоящем референдуме.

Соглашение, непосредственно определяющее порядок проведения референдума о независимости Шотландии осенью 2014 г было подписано 15 октября 2012 г. между премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и первым министром регионального правительства Шотландии Алексом Салмондом. А уже 21 марта 2013 г. последний во время заседания парламента объявил точную дату проведения референдума - 18 сентября 2014 года. Предполагается, что в нем примут участие около 4 млн. шотландских избирателей. В ходе агитационной кампании противоборствующим сторонам разрешено потратить по 2,5 млн. долларов на ее проведение.

Что касается возможных результатов референдума, следует иметь ввиду, что доля сторонников независимости среди шотландцев периодически довольно резко колеблется от 20% до 60% в зависимости от экономического положения и правящей партии. Как правило, она увеличивается во времена экономических кризисов и нахождения у власти консерваторов и, соответственно, падает в периоды экономического благополучия и правления лейбористов. Учитывая, что в настоящее время экономическое положение желает лучшего, у власти находятся консерваторы, и они собираются вскоре прибегнуть к очередным урезаниям бюджета, то шансы шотландских «самостийныков» как никогда высоки.

В случае, если им все же удастся вырвать победу, то суверенитет Шотландии официально будет объявлен лишь 24 марта 2016 года (по иронии судьбы именно в этот день в 1603 г. Шотландия и Англия были объединены в династическую унию). Так как до этого момента Эдинбург и Лондон должны будут полюбовно утрясти все условия раздела Великобритании (как, например, это произошло между Чехией и Словакией при разделе Чехословакии).

Что же ожидает Шотландию в случае, если она все-таки выберет полную независимость? Часть ответов на этот вопрос содержится в «Белой книге» объемом в 670 страниц, опубликованной вышеупомянутым Алексом Сэлмондом 26 ноября 2013. В независимой Шотландии, в частности,  предлагается в качестве валюты оставить британский фунт стерлингов, а главой государства и далее официально признавать королеву Великобритании. Помимо этого планируется создание собственных вооружённых сил, вывоз с территории Шотландии британского ядерного оружия, поднятие минимальной заработной платы, законодательное обеспечение присмотра за малолетними детьми в специальных учреждениях, сбор налогов без повышения ставок по сравнению с нынешними.

Если вновь провозглашенную независимой Шотландию сравнивать с другими странами Северо-Западной Европы то окажется, что и по населению (5,5 млн. человек) и по территории она вполне соразмерна с теми же, например, Данией или Норвегией. Не видят шотландцы большой проблемы и в том, что на родном гэльском языке среди них говорит всего 1% населения. Ведь в соседней Ирландии, например, практически все тоже разговаривают на английском и, тем не менее, это вовсе не мешает ей уже довольно давно быть независимым государством.

В экономическом плане Шотландия также выглядит весьма самодостаточной по этому показателю. Так по уровню ВВП на душу населения из 12 регионов Великобритании она уступает только Лондону и прилегающей к нему Юго-Восточной Англии. По этому показателю, как предсказывают местные поборники суверенитета, независимая Шотландия  будет находиться где-то приблизительно между Францией и Германией. Нелишне напомнить и то, что именно на шотландском шельфе добывается около 90% британской нефти. А по ее разведанным запасам Шотландия среди европейских стран уступает только Норвегии. Однако, не сырьем единым – не чужда эта страна и современных высокотехнологических производств. Именно в ней находится крупнейшая «силиконовая долина» (Silicon Glen) Европы – мощный комплекс предприятий, занимающихся информационными технологиями. Немаловажно и то, что шотландская столица Эдинбург является четвертым по размеру финансовым центром Европы. Противники обретения Шотландией независимости приводят вполне резонный аргумент - две трети шотландского экспорта приходится на Великобританию. Однако, их оппоненты, в свою очередь, возражая им подчеркивают, что в случае создания своего государства они будут выступать за сохранение единого экономического пространства с бывшей метрополией. К тому же, по их мнению, шотландцы без посредничества Лондона смогут успешнее развивать прямые экономические связи с другими  странами Евросоюза.

Разумеется, сторонники сохранения единства Великобритании тоже не сидят, сложа руки.  Так, например, Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон уже неоднократно обращался к жителям Шотландии с просьбой проголосовать против ее выхода из состава Соединенного Королевства. В частности, в своём последнем новогоднем видеообращении он сказал, что жители Англии, Уэльса и Северной Ирландии хотят, чтобы Шотландия осталась в составе Великобритании. При этом Д. Кэмерон подчеркнул:  «Вместе мы сможем построить более сильное Соединенное Королевство для наших детей и внуков». 

Британский вице-адмирал Джон Маканалли предостерегает, что в случае выхода Шотландии из состава Великобритании она может лишиться своего ядерного оружия, а министр финансов Великобритании Джордж Осборн угрожает, что в случае отделения Шотландии он запретит ей использовать в качестве валюты британский фунт стерлингов (на что рассчитывают сами шотландцы).

Между тем, есть в Лондоне и более умеренные политики, готовые пойти на компромиссы с Шотландией даже в случае, если она все-таки выберет независимость. Так скажем, представитель британского правительства в Эдинбурге считает, что Великобритания и Шотландия могут заключить валютный союз, а в обмен на это Великобритания сохранит свою военно-морскую базу на шотландской территории в Фаслейне, где находятся ее ядерные баллистические ракеты «Trident».

Расходятся в оценках политики относительно будущего членства Шотландии в Европейском союзе в случае победы на референдуме сторонников независимости. Так, министр энергетики, предпринимательства и туризма Шотландии Фергюс Эвинг заявил, что независимая Шотландия останется, самостоятельным членом ЕС, так как ни одна из крупных шотландских партий не заинтересована в выходе из него. Однако, в то же время председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, намекая именно на Шотландию, недавно заявил: «В случае если появится новая страна, новое государство, вышедшее из состава одного из нынешних государств-членов ЕС, этой стране придется подавать новую заявку на членство. И конечно, будет крайне сложно, если не невозможно получить одобрение всех членов ЕС на вступление страны, отделившейся от другой страны-члена ЕС».

Особое беспокойство европейских чиновников вызывает тот факт, что, по их мнению, если шотландские националисты выиграют референдум, то это может запустить целую цепную реакцию в других странах Европы, а именно в тех, где отдельные регионы уже давно тоже стремятся к отделению.  Имеются ввиду, в частности, Каталония и Страна Басков в Испании, Фландрия - в Бельгии, Корсика – во Франции и т.д.

Кровно заинтересованы в сохранении своего самого верного военно-политического союзника в Европе и США. Совсем недавно, 5 июня, президент США Барак Обама на совместной пресс-конференции с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном в Брюсселе, заявил, что предпочел бы видеть Шотландию в составе Великобритании. Бывший государственный секретарь США Хиллари Клинтон в интервью «BBC News» также выступила за единство Великобритании, сказав «я не хотела бы, чтобы вы потеряли Шотландию».

Впрочем, последнее слово останется, разумеется, за самими шотландскими избирателями. Большинство же серьезных аналитиков, прогнозируя их выбор, все же уверены, что идея независимости не наберет необходимого числа голосов. Пока что, во всяком случае, радует одно – судьбоносный шотландский выбор (в отличие от многих других стран мира) проходит исключительно в мирной обстановке. А посему, нет сомнений в том, что чем бы ни закончился шотландский референдум, его участники даже с противоположными взглядами всегда смогут сесть за один стол и выпить вместе старого доброго шотландского виски.