dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 13 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Как-то раз в Женеве...

Как-то раз в Женеве...

Как-то раз в Женеве...

"…Как-то раз в Алеппо…". Эти слова произносит Отелло в своем последнем монологе перед тем, как вонзить в себя нож, вспоминая, как он когда-то покарал "турчина в чалме" за удар венецианца и "хулу" в адрес Сената, заколов его. В свете последних событий в Украине и вокруг нее, все в большей и большей степени приобретающих трагический характер и даже несколько апокаллиптическое звучание, уместным представляется вспомнить о событии, которое при определенных обстоятельствах могло стать переломным моментом, обратив течение событий вспять, направив их в русло поиска компромисса и стабилизации. Хотя могло и не стать.

Как-то раз в Женеве, точнее на Страстной неделе, в "чистый" четверг, собрались представители четырех сторон, задействованных в украинском кризисе. Кроме украинского министра иностранных дел А.Дещицы, пускай и с формальной приставкой "и.о.", это были его коллеги из США, России и Евросоюза. Все те, кто так или иначе, явно или тайно, зримо или незримо, результативно или не очень, присутствует в событиях "украинской весны".

С формальной точки зрения поработали очень даже неплохо, можно сказать, продуктивно. Несмотря на все разногласия сторон, вопреки опасениям, что встреча в Женеве вообще не состоится или состоится без участия России, первый блин не вышел совсем уж комом: во-первых, не подрались прямо за столом переговоров, во-вторых, сумели согласовать и принять итоговый документ – "Женевское заявление". Но это – с формальной стороны. Реально же сделано, явно маловато. Ну, и, кроме того, совсем мало из того, чего ждали украинские политические силы и украинцы, ориентированные на Россию, ждущие, чтобы Россия защитила или, хотя бы, оградила их от официального Киева. 

Договоренность договоренности – рознь. К тому, к чему пришли в Женеве, этот тезис относится в полной мере. 

Всем, в общем, понятно, что договоренность об освобождении захваченных зданий, если и будет выполнена, то в восточных областях, но не будет выполнена в Киеве. Впрочем, занятые здания и их освобождение – это, конечно, важно, но это далеко не самое главное. Это – полбеды. Настоящая же беда для жителей Юго-Востока, поднявшихся на борьбу за остатки своих прав, в том, что в Женеве достигнута договоренность о разоружении вооруженных формирований. А в этом вопросе ситуация ничем не отличается от ситуации с освобождением зданий: одни будут вынуждены разоружиться или их, покинутых Россией, разоружат принудительно, другим этого делать не придется, киевская власть их прикроет.

В какой-то момент от Женевы повеяло духом договоренностей, достигнутых 21 февраля в Киеве между В.Януковичем и лидерами  оппозиции при посредничестве министров иностранных дел Франции и Германии. Сразу же после того, как одна из сторон (В.Янукович) приступила к их выполнению, другая (оппозиция) демонстративно отказалась это делать, запустив в дело форсированный процесс захвата власти.

А как следует понимать, что в Женеве ни Россия, никто другой даже не заикнулись о том, что Киев должен в срочном порядке прекратить войну против собственных граждан, отменив "Антитеррористическую операцию"? А.Турчинов и кампания, кстати, этим обстоятельством не преминули воспользоваться, на следующий же день объявив, что АТО не будет отменена, а только "приостановлена".

Женевские договоренности выглядят в большей мере как "домашнее задание" для Кремля, чем как практический шаг к поиску реального компромисса. На эту мысль наводит многое. В частности, слова Дж. Керри, сказанные им на заключительной пресс-конференции: "Мы ожидаем от России…", и очередная угроза новыми санкциями в случае, если что-то пойдет не так, в адрес Москвы, сразу же озвученная Вашингтоном. 

От Украины и от ее официального руководства, надо полагать, Госдеп в плане выполнения обязательств, принятых на себя в Женеве, "не ожидает" ничего. И это симптоматично. Украине в очередной раз отводится весьма незавидная роль: провокатора. Перед Киевом ставится задача продолжать провоцировать Россию. Или даже уже не ставится. В славном стольном городе на берегах Днепра и так хорошо знают, что и как надо делать, чтобы угодить тем, кому очень хочется угодить.

В этой связи характерно, что А.Яценюк на следующий же день после Женевы заговорил о том, что "сепаратистов" и "террористов" разоружать и привлекать он и остальная киевская власть намерены, а "активистов" – нет. Но ведь ни в Конституции, ни в действующем украинском законодательстве нет понятий вроде "сепаратисты" или "активисты", там – все граждане. Как же тогда определить, кто, где, куда? И кто это возьмется делать?

О чем это может говорить? Не о том ли, что в Женеве, по сути дела, шла речь не столько об Украине, сколько… о Крыме? Хоть с формальной точки зрения вопрос о проблемном полуострове в повестке дня не фигурировал. И что достигнутые договоренности это – не столько первый шаг к компромиссному урегулированию украинского кризиса, сколько американский аванс Кремлю в деле молчаливого признания Соединенными Штатами того факта, что Крым теперь не украинский, а российский.

Несмотря на сложности, вопреки противоречиям, наличию гряды подводных камней, главный итог встречи в Женеве не может не вселять определенный оптимизм. Пускай сдержанный, но оптимизм. Именно – сдержанный, не более того. "Я не думаю, что в настоящий момент можно быть в чем-то уверенным", – сказал по этому поводу Б.Обама. И он прав. 

Тем не менее, главное, что продемонстрировала Женева, – это солидарное согласие заинтересованных сторон в вопросе о необходимости переведения ситуации в Украине в режим диалога. Или, по определению Дж. Керри, общее стремление "отойти от конфронтации". С.Лавров позволил себе даже заявить амбиции на то, чтобы диалог  стал "национальным". Впрочем, в свете всего того, что творится в Украине, и что творит новая украинская власть, надежды на что-либо подобное нет, увы, ни малейшей. Тем более что ни Европа, ни, тем более, Америка чего-то такого от Киева не требуют и не потребуют. А раз не потребуют, значит, этого и не случится.

Пусть видение проблемы и путей ее решения пока у каждого из участников переговорного процесса свое. Пусть в нем со всей очевидностью прослеживается желание США и Европы (особенно, конечно, США) сдержать Россию, минимизировать ее участие в судьбе украинского Юго-Востока. И все-таки, как любил говаривать "отец перестройки" М.Горбачев, процесс пошел. Что уже само по себе для начала неплохо.

Увы, уже на следующий день после относительного успеха или, по крайней мере, не неуспеха в Женеве, началось то, что можно было предвидеть: борьба интерпретаций того, о чем договорились 17 апреля. Стало ясно, что понимание итогов первого раунда переговоров "четверки" и их итогов у Киева и у Москвы разное, чтобы не сказать: противоположное.

…Подвиг в Алеппо шекспировскому герою не помог, жизнь у него не сложилась, окончить ее суждено было ему бесславно. Поможет ли примерное поведение в Женеве Киеву?