dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 24 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Боснийский «Удар» - «брат» украинского «УДАР-а»

Боснийский «Удар» - «брат» украинского «УДАР-а»

Боснийский Удар - брат украинского УДАР-а

В Боснии и Герцеговине набирает обороты то, что в разных странах, где оно происходило прежде, называлось то "цветной революцией", то "арабской весной", то каким-то там "майданом". В общем, нечто такое, о чем можно красиво и с упоением рассуждать, пребывая от него на безопасном расстоянии, но что приводит в ужас своим действительным обликом и разрушительными последствиями тех, кто оказался поблизости. "Нечто", о котором идет речь, – это массовые акции уличного протеста, сопровождающиеся погромами и другими насильственными действиями.

Так же, как сейчас в Украине, а несколько ранее в ряде стран арабского мира,  "нечто" – импортный товар, хоть и на отечественном, так сказать, сырье. Инициаторы и организаторы протестов в БиГ, в первую очередь, ставят перед собой задачу смены власти. Они намерены без всяких выборов, методами силового давления при поддержке извне, то есть, нелегитимным путем, повалить действующую власть, обладающую легитимностью, полученную в результате победы на демократических выборах. Повалить, заменив ее другой "командой", более подходящей под мерки иностранных сценаристов и режиссеров февральского тузланского социального бунта.

Так же, как в Украине и в арабских странах, окунувшихся в пучину "весен", протестующие (или, как у нас говорят, "активисты") демонстративно дистанцируются от политики. Они уже взялись создавать собственные неполитические объединения – "гражданские пленумы", –  которые, надо полагать, станут самостоятельным субъектом диалога с властью по поводу поиска компромиссного решения кризиса и формирования новой системы государственного управления.  Существуют, однако, обоснованные сомнения в не ангажированности кое-кого из людей, вышедших на улицу, в их не связанности с политическими силами, особенно, с теми, за которыми стоит Запад. Ряд боснийских наблюдателей уже высказал предположение, что манифестации в Тузле, Сараево и других городах не спонтанны, а спланированы, организованы, оплачены за счет средств, поступающих извне.

Отличием боснийского варианта известной модели массовых акций протеста как средства недемократической смены власти, его национальной спецификой можно считать то, что, кроме вопроса о власти, тут присутствует еще и другая цель: изменение государственного устройства. То есть, иначе говоря, превращение Боснии и Герцеговины из государства федеративного в государство унитарное, причем, мусульманское, без Республики Сербской.

Схема развития драматических событий один к одному совпадает с той, что имела место в Киеве. Вспышка гнева праведного людей с выходом на улицу, быстрая смена настроения протестующей толпы и возвращение по домам, развертывание информационной кампании с явным привкусом пропаганды, оперативное публичное проявление интереса к событию со стороны Европы и США. Затем же вместо снижения градуса напряженности, которое было бы вполне логичным и оправданным, новый всплеск активности теперь уже с провокациями и с политическими требованиями.

Если кто-то решит, что представленная схема – это что-то новое, не встречавшееся никогда прежде, он окажется в заблуждении. Все тонкости поощрения "народного гнева" и направления его в нужном русле так хорошо известны и многократно обкатаны, что диву даешься, насколько скудна фантазия тех, кто инициирует и организовывает подобные вещи. Достаточно вспомнить, к примеру, резню в посольстве России в  Иране в далеком от нас 1829 г., в ходе которой было убито около сорока человек, среди них – посол, выдающийся писатель А.Грибоедов.

Нападение на русскую миссию, прибывшую в Тегеран, произошло 11 февраля, несколько дней назад можно было отметить его годовщину. Толпа напала, сделала то, что намеревалась (убила беглого чиновника шаха, укрывшегося в посольстве, увела с собой женщин-пленниц), и… разошлась, чтобы через полтора часа снова явиться к зданию посольства и взяться за уничтожение русских, находившихся там. Став более многочисленной и более оснащенной средствами нападения: к палкам и саблям добавились, невесть откуда взявшиеся, огнестрельные ружья. Впрочем, почему "невесть откуда"? Одна из наиболее правдоподобных версий, проливающих свет на то, что же, на самом деле, произошло в тот далекий февральский день в Тегеране, содержит в себе указание на "английский след" в нападении на русское посольство и в жестокой расправе над всем его персоналом. Этим, думаю, сказано, если не все, то очень многое. В том числе и то, что способно пролить свет на прямую связь исторических событий с тем, что происходит сегодня, на наших глазах. "Английский след", даже если он ныне не совсем "английский", а, скажем, "англо-американский", "англо-саксонский" или "евро-атлантический", продолжает играть важную роль в мире и во многих кровавых заварухах, в нем время от времени случающихся.

По мере того, как Боснию охватывает пламя – и в переносном, и, к сожалению, в прямом смысле – протестов, о происходящих там событиях начинают высказываться и у нас. Кто как может. Каждый при этом видит у соседа именно то, что ему хочется видеть, не вникая особо в суть проблемы и даже не пытаясь увидеть и оценить все так, как оно есть на самом деле.

От пророссийских кругов высказался В.Медведчук, увидевший в БиГ разочарование в европейской интеграции и ее социальных последствиях. Ну, и, ясное дело, протест против коррупции в высших эшелонах власти. Вину за происходящее лидер движения "Украинский выбор" возложил на Европу.

От гей-мафии – уж и не знаю, украинской или международной – слово решил взять В.Портников, понесший полную ахинею по поводу и без повода. В его тексте, посвященном боснийским событиям, смешались в кучу не только, как в стихотворении, "кони, люди", но и все его интеллектуальные, национальные, сексуальные комплексы. Этот видный деятель ЛГТБ-движения предложил списать вспышку насилия в Тузле, Сараево и других боснийских городах на… покойного С.Милошевича, ну, и, конечно, Россию. Как же без этого у ярого поборника евроинтеграции?

Представитель боснийской мусульманской диаспоры поспешил свалить вину на олигархов, подославших, якобы, в протестующую толпу провокаторов с целью превратить мирные акции в немирные, вызвав ответную реакцию со стороны полиции.

Американский профессор предпочел высказаться в таком духе, чтобы придать боснийским протестам максимально привлекательный и позитивный вид, сконцентрировав внимание на том, что "в центре протестных акций находятся рабочие". Это и понятно, такой взгляд и такая расстановка акцентов дают возможность отвлечь внимание от технологического характера демонстраций, представив их как чисто социальный протест.

Никто при этом даже не упомянул о том, что события в Боснии, как и новый "майдан" в Украине, – это, прежде всего и в первую очередь, технология, разработанная вне пределов каждой из стран, а затем на скорую руку адаптированная к местным условиям и пущенная в ход с четко определенными целями и задачами.

Доказательств этого предположения существует более, чем достаточно. Не утомляя читателя их полным перечнем, хотел бы обратить внимание на два из них. Во-первых, на тот факт, что в западных – европейских и американских – СМИ и политических кругах разговоры о том, что в Боснии в начале 2014 года начнутся массовые беспорядки, шли с весны 2013-го. Во-вторых, это – присутствие в политическом процессе обеих стран субъекта под одним и тем же названием: "Удар". В Украине – это, как известно, аббревиатура названия партии В.Кличко, в Боснии и Герцеговине – фейсбук-движение, инициаторы которого без обиняков кивают на украинский пример как на образец, которому они решили следовать.