dc-summit.info

история - политика - экономика

Воскресенье, 22 Июля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Украина - страна особого риска

Украина - страна особого риска

Доктор филологических наук, Рудяков П.М.

За годы, минувшие с момента провозглашения независимости, Украина  так и не вышла на уровень хотя бы отчасти стабильного государственного развития, предполагающего, среди прочего, и такой элемент, как наличие действенной системы контроля за рисками и противостояния им.

Страна остается зоной повышенного динамизма, нестабильности и рисков самого различного характера и свойства.

"Ассортимент" рисков вместо того, чтобы сокращаться, проявляет тенденцию к расширению. Степень же разрушительности некоторых из них близка к той, что может быть квалифицирована как несовместимая с полноценной государственной независимостью.

Сила и эффективность внутренних факторов в формировании и актуализации тех или иных рисков достигли уровня факторов внешних.

Некоторые из внутренних и внешних факторов тесно переплелись между собой, привнеся еще большую неопределенность в общую ситуацию.

Если говорить откровенно, то в Украине практически не осталось ни одной сферы жизни, в которой бы угрозы не превалировали над всем тем, что можно было б относить к механизмам их сдерживания и нейтрализации. 

Государственный менеджмент окончательно продемонстрировал свою беспомощность во всем, что предполагает хоть какое-то участие государства.

Украинские ведомства и службы, когда при молчаливой, а когда и при публично озвученной поддержке со стороны политического руководства, умудрились превратить в отрасль повышенного риска даже такое по определению выгодное и безусловно прибыльное дело, как транзит газа.

В руках наших директоров и председателей акционерных обществ даже курица, не предназначенная ни для чего другого, кроме того, чтобы нести золотые яйца - газотранспортная система, - превратилась в обузу для национальной экономики. По крайней мере, для ее государственного сектора.

По состоянию дел в настоящий момент с украинской ГТС связано гораздо больше негативных, чем позитивных или хотя бы обнадеживающих ожиданий. У собственника сложного технологического объекта, называемого "трубой",  денег на его обслуживание всегда не хватало, не хватает и, судя по всему, теперь уже никогда не хватит. Средств на модернизацию - тем более.

Хроническая нехватка собственного финансового ресурса для нужд ГТС не может не удивлять. В отсутствии денег там, где их не может не быть, наглядно проявляются вопиющие бесхозяйственность и безответственность, усугубленные хронической коррупцией в особо крупных размерах.

Не удивляет, а потрясает воображение другое. Нынешняя власть с нарастающей решительностью берется разыгрывать непрогнозируемую в своих возможных последствиях комбинацию, суть которой состоит в превращении ГТС в разменную монету во внешнеполитических интригах, не имеющих ни особого смысла, ни ясно осознанной и обозначенной цели.

Играть Киев собирается против партнеров, гораздо более опытных и грамотных, чем он, и к тому же заведомо лучше подготовленных к той игре без правил, в которую их надеются втянуть за их же собственный счет.

В то время, когда добрый десяток стран Европы, не жалея сил, бьется за возможность включения своей территории в схемы новых маршрутов транзита газа в рамках "Северного" и "Южного" потоков, "Nabucco" - руководство Украины, не покладая рук, принимает на себя - причем исключительно в одностороннем порядке - новые и новые обязательства перед ЕС и Россией как вероятными спонсорами проекта модернизации ГТС.

При этом обещания, даваемые, с одной стороны, Европе, а с другой - России, во многом прямо противоречат и взаимоисключают друг другу, что создает откровенно патовую ситуацию, результатом которой может стать отказ зарубежных партнеров от участия в очередной украинской афере.

Внешнеэкономический и внешнеполитический контексты отнюдь не способствуют воплощению в жизнь украинских национальных интересов в энергетической сфере. Тем более - интересов, превратно истолкованных в ситуации одновременного цугванга и цейтнота для основных внутриполитических "игроков", возникшей накануне выборов, и "согласованных"  с интересами отдельных групп влияния.

Евросоюз, на словах успокаивая Украину обещаниями и "совместными заявлениями" на газовые темы, на деле рассматривает ее проблемы, в основном, в контексте украинско-российских отношений. Его позиция в данном вопросе сводится, по сути, к формуле: "Я тебе помогу, но ты сначала договорись обо всем со своим соседом". Киев такой вариант вряд ли устроит.

Европа не скрывает того, что не собирается защищать Украину от "газовых" претензий и угроз России. Малоприятным дополнением к этому, и без того невеселому, для Киева обстоятельству является, хотя и не очень афишируемый, но твердый, настрой "старых" европейцев во главе с немцами работать на украинском направлении только "на пару" с россиянами.

Россия же все более последовательно демонстрирует неожиданную для нее твердую неготовность разыгрывать "украинскую карту" по прежним -"братским" - правилам, закрывая глаза на евроатлантические, европейские, "грузинско-гуамовские", "восточно-партнерские" и прочие шалости  Киева.

Когда несколько дней назад высокие чины Еврокомиссии призвали Кремль дать гарантии того, что январский газовый кризис не повторится впредь, - Москва категорически отказалась это делать, мотивируя свой отказ именно проблемами, связанными с Украиной и ее способностью обеспечить надежный транзит российского газа европейским потребителям.

Для украинской стороны это - неприятный сигнал. Подписывая  "Совместное заявление" по газу с Брюсселем, Киев, по-видимому, хотел заручиться помощью ЕС, использовав ее для наращивания давления на Россию. Получается же по-другому. Реальной помощи от Европы нет и не предвидится, а степень неуступчивости Москвы, вызванной украинско-европейским газовым блефом растет и, судя по всему, будет расти и дальше.

Россия ставит перед Европой проблему обеспечения  поставок газа все более жестко. Украина в этом контексте упоминается как "слабое" звено, как зона особого риска. Украинская власть при этом заняла позицию затягивания времени, что подтверждает ее неспособность быть равноправным партнером.

Минимизировать "украинские" транзитные риски Москва предлагает Брюсселю, объединив силы и средства. "Мы, дескать, найдем денег, чтобы прокредитовать украинских газовиков, но лучше бы это сделать вместе, поскольку проблема-то для России и Европы общая".

Брюссель сегодня к этому неготов. В ходе недавнего саммита ЕС-Россия европейская сторона в ответ на российское предложение найти общую схему финансового обеспечения закачки необходимого запаса газа в украинские хранилища устами одного из еврокомиссаров еще раз подтвердила, что у нее для Украины "денег нет".

Дополнительные риски создает превратившееся в норму жизни двоевластие, осложняемое отсутствием контроля и центра в целом, и обоих его нынешних властных "полюсов" над ситуацией в большинстве регионов.

Региональные элиты и местные "полевые" командиры предпочитают выжидать. Политическая нестабильность всем изрядно надоела,  но, пока она не несет в себе прямых угроз экономическим (и энергетическим) интересам областных "князей" и "воевод", они готовы терпеть, молча раскладывая политические "яйца" во все имеющиеся на сегодняшний день "корзины".

Готовящийся центральной властью передел ГТС в любых его проявлениях, включая такие, как смена формального владельца или как (со)участие европейских фирм, при определенных обстоятельствах способен нарушить стабильность. Терпение кое-кого из "авторитетов" в областях, особенно в тех, где есть физический доступ к "трубе",  может лопнуть буквально в любой момент в связи с любым поводом. И даже без такового.

В ту войну "всех против всех", которую с заслуживающим лучшего применения упорством ведут основные "игроки" в центре, могут включиться регионы. По собственной ли воле, или по чьему-либо "совету" - это в данном случае не суть важно, хотя и достаточно существенно.

В случае, если на стороне какого-нибудь региона против центра начнет серьезно и наступательно играть "внешний" фактор, шансы на сохранение даже того кризисного, таящего в себе колоссальные риски, но все же еще как-то удерживающегося на плаву, статус-кво, которое мы имеем сегодня, будут сведены к минимуму.

Как это ни парадоксально, но ситуация, при которой некоторые регионы способны получить больше и быстрее как энергетических, так и финансовых и других ресурсов из-за рубежа путем форсирования и наполнения практическим содержанием приграничного сотрудничества, чем из Киева, - тоже создает для последнего вполне реальные риски.