dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 22 Сентября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Иран: минус обогащенный уран, плюс нефтедобычи план

Иран: минус обогащенный уран, плюс нефтедобычи план

Иран: минус обогащенный уран, плюс нефтедобычи план

О том, что после поражения на президентских выборах в Иране бывшего президента Ахмадинежада и прихода нового - Х. Рухани, эту страну неминуемо ожидают перемены твердили практически все аналитики (см. например: «Иран: конец эпохи Ахмадинежада, что дальше?»).

Вопрос состоял лишь в том, насколько эти перемены будут все охватывающими и радикальными – здесь мнения расходились. А главное, что интересовало практически всех: удастся ли новому президенту (основным из девизов избирательной кампании которого стало слово «умеренность») преодолеть противостояние с мировым сообществом по ядерной проблеме, а также ее прямые следствия: - международную изоляцию Ирана, разрушительное воздействии международных санкций и весьма тяжелое положении в экономике. Тем более, что ключ к решению всех этих непростых проблем был в решении самой непростой – нормализации отношений с США, огласивших Иран государством-изгоем и периодически угрожавших ему прямым вооруженным вторжением (см.: «Мнимая бомба Тегерана как реальный козырь Вашингтона»).

Но вот то, что многие политики считали абсолютно нереальным в обозримом будущем, произошло. В ночь на воскресенье 24 ноября текущего года «шестерка» международных посредников по иранской ядерной программе (в нее входят пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия) и иранские дипломаты пришли в Женеве к историческому соглашению - впервые за десять лет. Его краткие итоги: Иран обязался прекратить обогащать уран свыше 5% и уничтожить запасы обогащенного до 20% урана, не запускать новые центрифуги и пустить инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты.

Как выяснилось, ради достижения этого прорыва США даже вели в последние месяцы непосредственные тайные переговоры с Ираном. А слухи о грядущем прорыве стали просачиваться еще днем ранее - после присоединения к переговорам глав внешнеполитических ведомств России, США, Китая, Британии, Франции, Германии и Ирана.

Итак, согласно достигнутым договоренностям, в течении полугода Тегеран сократит работы в рамках национальной ядерной программы, предоставит международным экспертам МАГАТЭ доступ для более тщательных проверок своих ядерных объектов. За этот же период Иран обязался не устанавливать новые центрифуги на своем заводе в Фордо (такие планы уже были анонсированы накануне) и не использовать уже установленные центрифуги в ядерном центре в Натанзе. Одновременно должны быть заморожены работы над ядерным реактором в Араке. Иран, как уже говорилось, сможет обогащать уран до 5%, но при этом должен уничтожить весь запас урана обогащенного до 20%. Количество последнего оценивается в 200 килограммов.

В случае соблюдения всех названных условий с Ирана через полгода могут снять все экономические санкции. Но часть санкций снимут уже сейчас, в экономическом выражении это даст стране 7 млрд. долларов (по другой информации – 4,2 млрд. долларов). Также в этот период продолжатся переговоры, чтобы в итоге достичь окончательных договоренностей о параметрах, требуемых для мирной ядерной деятельности Тегерана. Таковы итоги 10-летних переговоров «шестерки» международных посредников с Тегераном.

Если исходить из высказываний высоких должностных лиц Ирана и США, то в целом они остались довольны достигнутым соглашением. Так, по словам министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, соглашение достигнуто «на основе взаимного уважения» и Тегеран «готов к расширению сотрудничества с МАГАТЭ для устранения озабоченностей» Запада.

Президент США Барак Обама назвал нынешний этап промежуточным, и «если Иран нарушит принимаемые обязательства в течение шести месяцев, то санкции будут восстановлены и могут быть применены новые санкции». Однако госсекретарь Джон Керри рассчитывает, что Иран и «шестерка» все же придут в ближайшем будущем к всеобъемлющему соглашению.

В свою очередь министр иностранных дел России Сергей Лавров верит в добросовестное сотрудничество Ирана с МАГАТЭ. «Договоренность эта означает, что мы согласны с необходимостью признать право Ирана на мирный атом, включая право на обогащение, при понимании, что все вопросы, которые к иранской ядерной программе сохраняются, будут закрыты и сама эта программа будет поставлена под строжайший контроль МАГАТЭ. Это конечная цель, но она уже зафиксирована в сегодняшнем документе», – пояснил С. Лавров, напомнив, что Москва никогда не признавала односторонние санкции против Ирана. К тому же, соглашение может позитивно сказаться и на подготовке мирной конференции «Женева-2» по Сирии, в которую может быть вовлечен и Иран, добавил С. Лавров.

Однако, далеко не все в США остались довольны мирным урегулированием иранской проблемы. Так, например, выступающие за жесткую линию в отношениях с иранскими аятоллами республиканцы раскритиковали соглашение. «Коль скоро соглашение не предусматривает, что иранские центрифуги будут разобраны, мы ничего не достигли», – написал в Twitter влиятельный сенатор от Южной Каролины Линдси Грэм. «Я скептически настроена относительно соглашения с Ираном, потому что если некоторые санкции сняты, слишком сложно вернуться назад», - заявила сенатор от Нью-Гэмпшира Келли Айотт. «Похоже, что сделка дает Ирану миллиарды в обмен на косметические уступки, которые не замораживают полностью и не откатывают назад ядерную программу», – считает сенатор-республиканец от Иллинойса Марк Керк.

Также явное недовольство критиков Б. Обамы вызвал сам факт того, что США вели с Ираном тайные переговоры до заключения сделки с «шестеркой». Об этом, в частности, сообщило агентство «Reuters» со ссылкой на высокопоставленного представителя администрации США. Так как ранее Белый дом практически ничего не сообщал о двусторонних контактах с Ираном, помимо единичного телефонного разговора президентов Барака Обамы и Хасана Роухани.

В то же время, по мнению многих экспертов, заключение данного соглашения – это лишь первый шаг. Так, например, как считает президент Национального совета американцев иранского происхождения (NIAC), автор книг по внешней политике Ирана Трита Парси, «США и Ирану следует активно добиваться долговременного соглашения, которое позволит нормально развивать мирные отношения двух стран». Она также добавила, что в обеих странах сторонники жесткой линии попытаются «подорвать и саботировать» предварительное соглашение.

Достигнутое соглашение произвело противоречивое воздействие на международную безопасность. Если, с точки зрения ядерной безопасности и предупреждения возникновения нового вооруженного конфликта, такое воздействие носит, безусловно, позитивный характер, то мировой нефтяной рынок ожидают весьма серьезные потрясения из-за прихода нового столь крупного участника. Это, в свою очередь, не могло не стать неожиданной проблемой для стран - экспортеров нефти.

Ведь возвращающийся на рынок после столь длительного отсутствия Иран готов после отмены санкций выдавать 4 млн. баррелей нефти в день. А переизбыток предложения нефти, несомненно, обрушит цены на нее на мировом рынке. Причем, намерения Ирана в этом направлении, кажется, более чем серьезны – Тегеран уже приглашает к себе крупнейшие американские компании с целью стремительного наращивания нефтедобычи.

В свою очередь, опасающиеся такого сценария страны ОПЕК пока что не предпринимают никаких шагов для того, чтобы избежать возможного падения цен на нефть из-за возвращения на рынок Ирана. Так, на завершившемся накануне заседании этого картеля не было принято решение ограничить квоты на добычу нефти, составляющие ныне 30 млн. баррелей в день.

Это объясняется тем, что, по ожиданиям участников ОПЕК, в ближайшие полгода никаких серьезных потрясений не будет. А чего ожидать дальше, сказать трудно. Заместитель премьер-министра Кувейта, министр нефти Мустафа Джасем аль-Шамали заявил, что предложение на рынке нефти со стороны стран, не входящих в ОПЕК, в 2014 году вырастет на 1,2 млн. баррелей в сутки. При этом спрос на нее в 2013 году увеличился на 1 млн. баррелей в сутки.

К тому же, ожидается, что рынок вскоре может залить сланцевой нефтью США. Но здесь слишком много неизвестных факторов. А вот приход на нефтерынок Ирана – это перспектива уже вполне реалистичная. Иранский министр нефти Биджан Занганех заявил, что Иран, как только снимут санкции, может очень быстро нарастить добычу нефти до 4 млн. баррелей в день, из которых 2,3 млн. баррелей уйдут на экспорт. «Перед нами не стоит технических сложностей для того, чтобы сделать это», – утверждает он. Его слова выглядят вполне убедительными, учитывая, что объем иранского экспорта нефти в 2011 году составлял 2,5 млн. баррелей, а сейчас, во время действия санкций, - только 1,2 млн. А тут еще, помимо Ирана, готовится к увеличению поставок и восстанавливающий свою экономику после войны Ирак: в следующем году он обещает увеличить добычу до 4 млн. баррелей в сутки с нынешнего уровня - 1 млн. баррелей. Все это может вылиться вскоре в самую настоящую ценовую войну.

К тому же, Б. Занганех дал понять, что Иран совершенно не волнуют последствия такого увеличения предложения на рынке. «Вне зависимости от обстоятельств мы будем добывать 4 млн. баррелей в день, даже если цена на нефть рухнет до 20 долларов за баррель», - приводит слова иранского министра британская газета «Financial Times».

О серьезности намерений Иран в сфере нефтедобычи свидетельствует и то, что он уже назвал западные компании, к которым обратился с предложением вернуться в страну и разрабатывать нефтяные месторождения сразу после снятия санкций. Планируется, что в апреле следующего года будут согласованы конкретные условия контрактов. Пока названо семь компаний: «Total», «Royal Dutch Shell», «ENI», «Statoil», «BP», «Exxon Mobil» и «ConocoPhillips».

Как известно, Иран занимает сейчас четвертое место в мире по разведанным запасам нефти и имеет крупнейшие запасы газа, но сам он из-за финансовых трудностей наладить добычу не в состоянии. Его нефтедобывающий сектор, по оценкам специалистов, нуждается в зарубежных инвестициях в размере около 50 млрд. долларов. Ранее, в Иране работали зарубежные нефтяные компании, но после революции 1979 года в ходе процесса национализации они были выдворены из страны. Вследствие этого, доля Ирана в мировой добыче нефти сократилась с 55% в 1970-х гг. до 40% в 1997-м г.

Правда, в 1990-х гг. западные компании стали возвращаться. Так, в 1997-2005 гг. вернулись «Total» и «Shell». Американские же компании не могли работать в Иране из-за санкций, поэтому ныне возможный приход «Exxon Mobil» и «ConocoPhillips» будет прорывом.

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что планируемое снятие санкций с Ирана и налаживание с ним сотрудничества западных стран в сфере нефтедобычи вовсе не означает, что у Тегерана автоматически улучшились отношения со всеми американскими союзниками. Свидетельство последнего – новые жесткие дипломатические перепалки между Ираном и Израилем. Не так давно посол США в ООН Саманта Пауэр осудила замечания верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, который заявил, что израильские политики «не могут называться людьми», а премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху и вовсе назвал «бешеным псом». С. Пауэр заявила, что такая критика из уст А. Хаменеи была отвратительной. А уже 6 декабря. Постпред Ирана при ООН Мохаммад Хазаи на ежегодных прениях по вопросу о продлении полномочий стран - членов этой организации объявил, что не «признает существования государства Израиль».

Эксперты называют произошедшее беспрецедентным случаем, поскольку процедура подтверждения членства в Организации Объединенных Наций носит чисто формальный характер. Иран стал единственной страной, которая в ходе обсуждения отказалась признать другую страну. Никаких последствий этот демарш Тегерана за собой повлечь не может, однако посол Израиля в ООН Рон Просор поспешил прокомментировать шаг М. Хазаи, заявив, что «Иран пересекает красные линии и угрожает стабильности всего региона». «Мы всегда предупреждали, что их улыбкам верить нельзя. Еще не высохли чернила на подписанном между режимом аятолл и «шестеркой» соглашении, как Иран уже являет миру свое истинное лицо», - сказал израильский посол.

Но, как бы там ни было, после подписания соглашения в Женеве Вашингтон лишился даже формально легальных оснований для того, чтобы и дальше угрожать Тегерану вооруженной агрессией. А это – уже огромный шаг для стабилизации ситуации не только в регионе, но и во всем мире.