dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 19 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика В двух шагах от Вильнюса, или еще раз об условиях

В двух шагах от Вильнюса, или еще раз об условиях

В двух шагах от Вильнюса, или еще раз об условиях

Киеву осталось дотерпеть совсем немного, домучиться чуть-чуть. А там – Вильнюс, парафирование Соглашения об ассоциации с ЕС и… И что? Чего, собственно, украинская власть и граждане Украины ждут от этого события? О превращении страны, как по мановению волшебной палочки, в "настоящую" Европу, конечно же, не мечтает никто, на такое развитие событий не рассчитывают даже самые отъявленные еврооптимисты с берегов Днепра. О том, что введение европейских стандартов не на словах, а на деле, действительно, позволит поломать архаичную по меркам Европы ХХІ века  модель нашей жизни и, особенно, порочную систему государственного и местного управления, возможно, кто-то и подумывает, но верится в то, что такое реально, с трудом. Даже разговоры о "модернизации" национальной экономики в контексте ассоциации с ЕС выглядят, скорее, как сказки для взрослых, чем как перспектива, которую власть способна обеспечить. Какая там модернизация, если то, что еще осталось в стране от СССР, то ли доживает последние дни, то ли разваливается на глазах, а ничего нового, кроме помещений для супер-, гипер-, мега- и супергипермаркетов, стадионов да шикарных гостиниц для иностранцев, за годы независимости не сделано!

В двух шагах от Вильнюсского саммита вопросов, с ним связанных, остается куда больше, чем ответов. Может быть, поэтому в выступлении В.Януковича на открытии форума "Ялтинской европейской стратегии" в ставшей уже привычной для президента проевропейской риторике зазвучали принципиально новые мотивы. Главный из них – осознание того, что жизнь после Вильнюса не остановится. "…Ноябрем не заканчивается модернизация страны, – сказал глава государства, – она будет продолжаться, и в большей мере все еще впереди". Слушающий, да услышит! Думающий, да поймет!

Второй из новых мотивов – непрямой, но весьма прозрачный и настойчивый, намек Москве на то, что Киев не рассматривает ассоциацию с Брюсселем как повод для разрыва украинско-российского партнерства и готов совместно искать конкретные решения для того, чтобы обеспечить его практическим содержанием. Впрочем, намеки – намеками, но хозяева высоких киевских кабинетов сегодня все-таки смотрят сначала на Европу, а уж потом – на Россию. Повестку дня отношений в треугольнике Брюссель – Киев – Москва определяет Брюссель, от Брюсселя исходят практически все инициативы, за воплощение в жизнь которых берутся затем остальные. Брюссель диктует условия, без которых о воплощении не может идти речь.

Условия, выдвинутые ЕС Киеву для подписания Соглашения, хорошо известны. О них много, очень много говорили и писали самые разные спикеры от Европы, в результате чего эта тема стала у нас, наверное, более активно обсуждаемой, чем даже проблемы киевского "Динамо" во главе со ставшим вдруг не фартовым О.Блохиным. Кроме них, однако, есть еще то, что можно было назвать "не условиями". То есть, требованиями, которые официально, вроде бы, не выдвигаются и даже не произносятся, так сказать, вслух, но, тем не менее, присутствуют, оказывая самое непосредственное влияние на все происходящее и на все процессы, связанные с отношениями Евросоюза со странами, готовыми выполнять то, что скажут из Брюсселя.

В духе той формулы, которую предложил от имени Европарламента евродепутат от Словении Е.Кацин для Сербии, комментируя повышенный интерес Брюсселя к вопросу проведения в этой стране гей-парада. "Парад – не условие и не нечто такое, что навязывается Евросоюзом Сербии, но его проведение в ней пользуется сильной поддержкой и ЕС, и его стран-членов".

"Не условий", как их называет Е.Кацин, у Европы гораздо больше, чем условий. И они – "не условия" – обладают удивительной способностью плодиться без каких-либо ограничений. И даже без видимых причин. Продолжая тему европейских условий для евроинтеграции Сербии, стоит обратить внимание на то, что опека представителей ЛГТБ, кажущаяся нам излишней, а брюссельским чиновникам нормальной, это – не самая неприятная новость для Белграда. Гораздо провокативнее и опаснее с точки зрения их возможных последствий слова того же Е Кацина о том, что сейчас, якобы, "самое время вынести на обсуждение вопрос о конституционном и правовом статусе автономии Воеводины". Это – уже серьезно. Проблема этой автономной области и того нового статуса для нее, которого добивается часть сепаратистски настроенных местных политиков, в настоящий момент принадлежит к числу наиболее важных и болезненных для сербской государственности. Заявление евродепутата вполне может быть воспринято ими как сигнал о том, что Брюссель и Страсбург готовы оказать им поддержку, подтолкнув к более решительным действиям, направленным против территориальной целостности Сербии.

Надо заметить, что, вообще, в разговоре об условиях представители ЕС всегда проявляют особую осторожность, ни за какие коврижки не желая признать, что, используя механизм условий, склоняют те или иные страны к совершению тех или иных шагов и принятию тех или иных решений, часто идущих вразрез с их национальными интересами. Проявляемой при этом европейцами изобретательности в продуцировании словесных штампов и формул, призванных завуалировать истинное положение дел, можно только позавидовать. Одно из последних достижений в этом занятии принадлежит Г. ван Ромпею, употребившим новое словосочетание "лимитирующие условия": "если вы делаете это, мы в ответ делаем это". Как считает этот еврочиновник, в отношении Украины и ее решения подписать Соглашение об ассоциации с ЕС даже ценой разрыва с Россией таких условий Брюсселем не выдвигалось.

Сегодня Европа готова любой ценой (не за свой, а за наш счет, естественно), изо всех сил защищать сербских и украинских геев. Считая, что право сексуальных извращенцев готовиться к сношению друг с другом на глазах у нормальных людей – это самое-самое то, чего не хватает сербам и украинцам, чтобы почувствовать себя "настоящими" европейцами. Завтра на месте гомосексуалистов могут оказаться собаки, послезавтра – коты и мыши. Еще через месяц может статься, что добрым дядям и тетям из Брюсселя и Варшавы больше всего понравиться брать под опеку украинских тараканов или каких-нибудь других представителей мира насекомых. Вот еще моль у нас не пользуется уважением, ее бы тоже не мешало окружить заботой.

…Из условий, без которых, по мнению Брюсселя, невозможно подписание Соглашения об ассоциации ЕС–Украина, осталось, по сути, всего ничего. Если не очень разбираться, что к чему, и не придираться, то можно принять столь желанный для многих вывод, озвученный В.Януковичем: "Украина критерии ЕС выполнила". Из тех, что поважнее да позначимее, выполнено главное: обрублены мосты исторического единства, дружбы, сотрудничества, стратегического партнерства с Россией.

Осталось отпустить Ю.Тимошенко. То ли на лечение за границу, то ли не на лечение, но все равно – туда же. Или не отпустить. Хотя слова президента Литвы Д.Грибаускайте в день открытия 10-й "Ялтинской европейской стратегии": "Без освобождения Тимошенко Соглашение об ассоциации подписано не будет", – должны было бы снять последние сомнения украинской власти относительно того, следует ли считать судьбу ЮВТ принципиально важной для Европы, или нет. И даже, может быть, не столько сами слова, сколько интонация, с которой они были сказаны. Напоминанием о том, сколь это, на самом деле важно, стало последовавшее буквально сразу же вслед за этим совместное заявление Ш.Фюле, К.Бильдта и Э.Брока, прямо посвященное "случаю Тимошенко" и его прямой связи с вопросом подписания или не подписания Соглашения в Вильнюсе.