dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Евробаланс Венгрии: что имели, растеряли; так, как жили, уже не живут

Евробаланс Венгрии: что имели, растеряли; так, как жили, уже не живут

Евробаланс Венгрии: что имели, растеряли; так, как жили, уже не живут

История воплощения в жизнь Будапештом стратегии европейской интеграции и присоединения к объединенной Европе с формальной точки зрения выглядит без преувеличения как история успеха. Венгрия еще в 1988 г. первой из стран соцлагеря подписала с Евросоюзом договор о торговле и сотрудничестве. Это обстоятельство вкупе с рядом других шагов дало возможность стране уже более двадцати лет иметь доступ к всевозможным брюссельским фондам, предназначенным для финансовой помощи "новым" членам европейской семьи государств и народов. Начало тут было положено принятым Брюсселем в 1989 г. решением о формировании специального фонда PHARE, предназначенным для финансирования разного рода проектов в Венгрии и Польше. Обе эти страны в то время, кстати, еще оставались социалистическими, продолжая входить в состав СЭВ и пользуясь всеми преимуществами, которые открывались в рамках этой организации.

Договор об ассоциации с ЕС Будапешт подписывает в 1991 г., а в 1994-ом документ вступает в силу. В 1997-ом Брюссель назначает Венгрии дату начала переговоров о вступлении в Евросоюз. Сами переговоры стартуют в 1994 г., завершаются в 2002-ом. В 2003 г., Венгрия подписывает договор о присоединении к ЕС, и с 1 мая 2004-го становится членом этой организации.

Несмотря на то, что с формальной точки зрения Венгрия шла к членству в Европейском Союзе со все нарастающей позитивной динамикой, двигаясь вперед к намеченной цели, так сказать, без сучка и задоринки, экономические показатели страны за период 1992-2002 гг. демонстрируют устойчивую негативную тенденцию.

О показателях социальных в этом плане вообще говорить не имеет смысла: в социальной сфере Венгрия за двадцать лет "пути в Европу" и "счастливой европейской жизни" пережила настоящий обвал. Членство в ЕС не защитило ни страну, ни ее граждан от сползания вниз в экономическом развитии, по уровню жизни, социальной защищенности. Почти все из того, что они имели и получали при народной власти, пребывая в интеграционном поле Москвы, венгры растеряли. Страшнейший удар, приведший к ее коллапсу, пережила, к примеру, пенсионная система. Сначала рухнула модель государственная, солидарная, работавшая при социализме, затем – комбинированная, солидарно-накопительная, запущенная в расчете на личные счета граждан, на которых они, работая, самостоятельно собирают себе средства, которыми будут обеспечивать себя в старости. Так сытно и спокойно, как жили при социализме, они сегодня, увы, не живут. И жить, судя по всему, уже не будут ни завтра, ни послезавтра, ни через двадцать лет.

Один из, пожалуй, самых сильных ударов по доходной части государственного бюджета Венгрии был нанесен в результате вступления в силу пункта экономической части Договора об ассоциации, в соответствии с которым были либо значительно снижены, либо и вовсе отменены все таможенные сборы, касавшиеся товаров из Евросоюза. Потери, на первых порах составлявшие ежегодно сотни миллионов евро, затем еще более возросли, достигнув отметки в миллиард евро и даже в миллиард "с гаком".

Цифры – упрямая вещь. Они и в данном случае говорят сами за себя. Причем, говорят совсем не то, что твердит официальная пропаганда ЕС, а нечто прямо противоположное. Из чего вытекает, что жизнь в объединенной Европе оказалась для венгров далеко не столь светлой и радостной, какой она выглядела на рекламных плакатах, а для многих – и вовсе стала пыткой.

Так вот, цифры. За период с 1995 по 2003 год венгерский бюджет недополучил в результате применения соответствующих положений Договора об ассоциации с ЕС 29 миллиардов (!) евро доходов. Сколько пенсий, стипендий, социальных выплат и доплат можно было бы выплатить, если бы, пускай половина, пусть даже четверть, этой суммы пополнила бюджет! Увы, не пополнила. Деньги ушли в богатые страны "старой" Европы, сделав их правящий класс еще богаче. Венграм же остались так называемая европейская солидарность и, конечно, общие ценности. И никакие поступления из европейских фондов покрыть потери не в состоянии.

Да, и расходуются средства из этих фондов, мягко говоря, не всегда с умом и с пользой. Какой прок, например, что на окраине провинциальной Нередьхазы вырос шикарный даже по меркам больших европейских центров гостиничный комплекс с аквапарком? Кому он там, скажите на милость, нужен? Иностранных туристов в тех краях, как кот наплакал, так что гостиничные номера, в основном, пустуют, а поплескаться с детишками в здешнем бассейне для местных жителей – слишком дорогая роскошь.

Сокращение доходной части бюджета неминуемо вызвало рост бюджетного дефицита. За двадцать лет с 1992 по 2012 г. этот показатель вырос с 0,9 миллиардов долларов до 3,5. Без малого в четыре раза! Заметно возрос также и внешнеторговый дефицит: за те же двадцать лет с 1,5 миллиардов долларов до 4-х. Негативная динамика меньше, чем в случае с дефицитом бюджет, но тоже впечатляет, не правда ли?

В результате столь масштабных как прямых, так и косвенных убытков, а также недополученной прибыли правительство Венгрии, государственный и частный сектора венгерской экономики оказались перед фундаментальной проблемой: где брать средства для того, чтобы компенсировать утраченное? Ни богатых и щедрых дядюшек за границей, ни гениальных финансистов, ни волшебников у венгров не нашлось, поэтому выход решили искать, идя по самому простому пути – пути обильных внешних заимствований.

Внешний долг Венгрии с каждым новым шагом по пути воплощения в жизнь сладкого европейского сна рос, как на дрожжах. В 1992 г. он составлял 22 миллиарда долларов, в 1994 – 27. К 2005 году этот показатель вырос до 76 миллиардов, чтобы спустя год – в 2006-ом – увеличиться до 82-х. Скачок, как видим, произошел после вступления с 1 мая 2004 г. страны в Евросоюз. Вряд ли тут имеет место простое совпадение, скорее – прямая причинно-следственная связь. К декабрю 2012 г. внешний долг Венгрии уже как члена ЕС достиг астрономической, неподъемной не только для относительно небольшой венгерской, но и для гораздо более крупных национальных экономик, цифры в 170 (!) млрд. долларов. Увеличение за двадцать лет уже даже не в четыре, как в случае с дефицитом бюджета, а почти в восемь раз!

Ухудшение макроэкономических показателей плохо уже само по себе. Еще хуже то, что оно влечет за собой негативные проявления в социальной сфере, затрагивая жизненные интересы многих людей. За свое возвращение в Европу Венгрия заплатила резким скачком уровня безработицы: за период с 2005 по 2012 гг. этот показатель вырос с 5,9 до 11,2%. Ситуация выглядит еще более угрожающей и парадоксальной, если принять во внимание, что население страны в это время продолжало неуклонно сокращаться. Не менее удручающим подарком от Европы стало увеличение числа венгров, находящихся ниже уровня бедности с 8,6% в 1993 г. до 13,9% в 2010-ом.

Утешать венгров в их незавидном положении с пустым карманом на задворках Европы может, пожалуй, исключительно сознание того, что есть кто-то, кому еще хуже, чем им. А таковые в дружной европейской семье, как ни странно, имеются. По уровню жизни на сегодняшний день Венгрия живет примерно на треть хуже, чем более успешные члены ЕС из круга стран "старой" Европы. Если же взять аналогичный показатель для Румынии, получившей членство в ЕС после Венгрии, то, по данным Евростата, окажется, что он составляет всего 48% от среднего уровня по Европе.