dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 23 Октября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Эффект масштаба

Эффект масштаба

Эффект масштаба

Прожив больше года в условиях острейшего, жесточайшего политического кризиса, буквально парализовавшего страну, Молдова, тем не менее, продвинулась, как вдруг оказалось, в реализации плана по парафированию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с Европейским Союзом в ноябре этого года на саммите "Восточного партнерства" в Вильнюсе гораздо дальше, чем Украина. Несмотря на заведомо худшие стартовые условия, глубокий кризис национальной идентичности, наличие серьезных рисков для национальной государственности, угрожающе низкий уровень жизни большинства населения и ряд других негативных факторов – все-таки дальше. Так, по крайней мере, с некоторых пор стали утверждать чиновные представители Евросоюза и Еврокомиссии, раздосадованные строптивостью В.Януковича.

В отличие от Киева, положительный результат вильнюсского саммита Кишиневу уже практически гарантирован (даже более того – не только парафирование в конце текущего года, но и, если верить некоторым ответственным работникам брюссельской "администрации", но и подписание и вступление в силу в 2014-ом). Скептики резонно заметят, что это обстоятельство говорит не столько о качестве выполнения молдаванами задач по евроинтеграции, сколько о готовности Брюсселя снижать критерии оценки соискателей ассоциативного статуса до минимума, в случае с Молдовой, говоря по-простому, – ниже плинтуса. Это, однако, тема отдельного разговора, и очередь до него рано или поздно, все равно дойдет.

В данном же случае речь не об этом, а о том, что, уж не знаю, почему и отчего, но молдаванам европейские чиновники говорят многие вещи куда откровеннее и прямее, чем украинцам. Вот и чиновник из офиса ЕК в Кишиневе (его должность – руководитель секции политики и экономики представительства) В.Слатер был предельно искренен, раскрыв, кроме всего прочего, мотивы Брюсселя, движущие им в борьбе за вовлечение в орбиту его влияния и контроля Украины, Молдовы и других "восточных партнеров".

Главный из этих мотивов – повышенный интерес ко всем названным странам как к рынкам сбыта продукции европейских производителей. Иначе говоря, в основе всего "восточного" и не только "восточного" партнерства Брюсселя лежит ни что иное, как борьба за рынки. Рынки сбыта своей продукции, реализовать которую на внутреннем рынке не представляется возможным. Констатировав, что объединенная Европа в настоящий момент переживает серьезный экономический кризис, еэсовский посланец, сформулировал свой ударный тезис: преодолеть кризис и его последствия поможет европейцам внешняя торговля. Они и только она!

"Вот почему ЕС создает зоны свободной        торговли и заключает торговые соглашении со многими странами, такими как, например, Китай,  США, Канада, Корея, Япония, Индия, – заявил он. – А со странами "Восточного партнерства", включая Молдову, ЕС будет заключать соглашения о так называемых углубленных и всеобъемлющих зонах свободной торговли".

Итак, торговля, и еще раз торговля! Торговля - панацея от всех бед. Торговля – палочка-выручалочка. Так-то оно так, однако, в нашем случае она, оставаясь двигателем прогресса для Европы, становится инструментом регресса для Молдовы и для всех остальных "восточных партнеров".

Далее В.Слатер, засомневавшись, вероятно, в том, что его адекватно воспринимают и понимают, счел необходимым расшифровать, что же означают определения "углубленный" и "всеобъемлющий" относительно понятии зона свободной торговли. Наверное, специально для молдаван. Углубленность зоны свободной торговли, по его словам, определяется тем, что она – зона – охватывает не только пограничные торговые препятствия, но и заграничные. Такие, как технические стандарты, нормы пищевой безопасности (трепещи "Roshen"!) и т.д. Всеобъемлющей же ЗСТ ЕС и Молдовы станет потому, что будет покрывать все без исключения аспекты экономических отношений: торговлю не только промышленными товарами, но и сельскохозяйственной продукцией, закупки, услуги, конкуренцию и т.д.

О том, что права и привилегии от зоны свободной торговли окажутся доступны европейской стороне, а ограничения и обязанности останутся молдавской, оратор предусмотрительно умолчал. Хотя, как говорят, sapienti sat – умному достаточно. Какие, позвольте, "нормы пищевой безопасности" есть сегодня в наличии у Молдовы? Никаких! В первые же годы после распада СССР Кишинев, как, кстати сказать, и Киев, все их поотменял. Кстати сказать, по настоятельному требованию Брюсселя. А вот у европейских партнеров таких норм и всяких других прибамбасов подобного рода хоть отбавляй. Через плотный, тщательно составленный и отрегулированный барьер, образуемый ими, ни один молдавский огурец или другой фрукт-овощ не пролезет ни при каких обстоятельствах.

Итак, Молдова интересует Европу как рынок. Это – если изъясняться на европейский манер, по-культурному. Если же говорить по-простому, то – не как рынок, а как базар. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Европа сегодня расширяться не может. И, положа руку на сердце, не хочет. Без расширения же рынков сбыта, особенно, рынков контролируемых, не способных создавать конкуренцию своим производителям, Евросоюз кризис не переживет и долго не протянет. Эффект масштаба, достигнутый за счет предыдущих расширений, практически исчерпан. Понижение внутреннего спроса достигло катастрофических масштабов. Тут уже не до жиру, быть бы живу. Вот и Молдова с ее полутора миллионами жителей, влачащих убогое существование, стала для Брюсселя интересна как рынок.

…Наша с вами, господа украинцы, еврофилия, таким образом, как и молдавская, на поверку оказывается ничем иным, как провинциальной иллюзией. А все надежды на то, что "Европа нам поможет" – утопией. Единственное и неистребимое желание Европы – это продать нам все то, что у нее не купят другие. Вот и все европейские ценности.