dc-summit.info

история - политика - экономика

Четверг, 24 Мая 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Иран: конец эпохи Ахмадинежада, что дальше?

Иран: конец эпохи Ахмадинежада, что дальше?

Иран: конец эпохи Ахмадинежада, что дальше?

Вот и пришел конец второму президентскому сроку Махмуда Ахмадинежада в Иране. Подводя его итоги, приходится констатировать, что громкие популистские обещания, которые он раздавал в 2005 году, начиная свое правление, как и следовало ожидать, ни к чему хорошему не привели. А ведь обещание, данное им тогда, о том, что наличие в Иране огромных запасов нефти должно стать заметным на кухонном столе в каждой семье казалось рядовым гражданам вполне реалистичным. Кроме того, М. Ахмадинежад в начале своего правления намеревался каждый год создавать два миллиона новых рабочих мест, полностью ликвидировать безработицу, а темпы инфляции удерживать в пределах десяти процентов.

Однако, сейчас после окончания второго срока правления М. Ахмадинежада, т. е. спустя восемь лет после его первого избрания, реальная ситуация в Иране составляет разительный контраст его предвыборным обещаниям, а именно: инфляция достигает 30 %, доля безработных составила  12 % от всего трудоспособного населения, а рост экономики стабильно демонстрирует отрицательные показатели. Причем, все это - согласно официальной статистике, данные которой сильно приукрашены. 

Не лучше обстоят дела и с реализацией обещания бывшего президента  по поводу обеспечения стабильного обменного курса иранской денежной единицы - риала. Только за период с 2011 года иранский реал подешевел по отношению к доллару США на две трети, что еще больше раскрутило маховик инфляцию. В то время, как вначале правления М. Ахмадинежада инфляция составляла всего 12 %, то ныне, по мнению экспертов из международных организаций ее уровень достигает уже 40-60 % (в отличие от официальной статистики, согласно которой, как уже указывалось выше, она составляет всего 30 %, что, впрочем, тоже более чем в два раза выше показателя 2005 г.). Причем, к огорчению рядовых иранцев, цены растут, в первую очередь, на продукты питания, аренду жилья и общественный транспорт.

Рост ВВП Ирана до начала правления М. Ахмадинежада составлял около 7 % в год, в последние же годы отмечается его стабильное падение. И лишь в 2014 году, согласно прогнозу Международного валютного фонда, станет возможным незначтельное увеличение иранского ВВП. Вместо обещанного М. Ахмадинежадом создания двух миллионов вакансий в год, в условиях  отсутствия экономического роста, удалось  создать всего 14 тысяч новых рабочих мест.

Конечно же, одной из основных причин прихода иранской экономики в состоянии упадка стало воздействие санкций со стороны стран Запада. Однако до того, как экспорт нефти Ирана в 2012 году действительно из-за ужесточения международных санкций снизился весьма значительно, Иран ежегодно получал достаточно высокую прибыль от продажи сырья, но, по мнению критиков режима М. Ахмадинежада,  их большая часть была израсходована крайне нерационально - на закупку импортных товаров. Они же указывают, что в период руководства бывшего президента был  значительно раздут чиновничий аппарат и стали неоправданно высокими расходы на внешнюю политику и политику безопасности. Так, например, довольно значительные средства направлялись на поддержку идеологически близких исламской республике организаций и группировок за рубежом, таких как «Хезболла» в Ливане или ХАМАС в Палестинской автономии (не правда ли, очень напоминает поддержку Советским Союзом «братских коммунистических партий»?). Так что международные санкции при таком раскладе, только усилили несостоятельность и ошибки экономической политики прежнего лидера Ирана.

Не стала стабильнее внутриполитическая обстановка в стране – усилились внутренние распри между различными группами влияния, обнажилась непрочность иранской конституции и политического режима. Оказалось, что даже если глава государства, стоящий во главе исполнительной власти, санкционирован на эту должность главным религиозным вождем, он все равно не может обеспечить эффективного управления страной.

О внешнеполитическом положении Ирана и говорить не приходится – если оно было достаточно сложным и ранее, то за время правления  М. Ахмадинежада все внешние вызовы еще больше обострились. Тегеран безнадежно испортил отношения с большинством соседних стран, крайне обострилось его противостояние с США, Израилем и их западными союзниками. Интенсивное разворачивание собственной ядерной программы, сочетающееся с весьма агрессивной риторикой, привели к еще более полной международной изоляции Ирана и закрепление за ним статуса одного из «государств-изгоев» (чего, собственно, и добивался Вашингтон). Различные аспекты этого противостояния не так давно анализировались на «ДК Саммит» в статье «Мнимая бомба Тегерана как реальный козырь Вашингтона».

При таком внутри- и внешнеполитическом пасьянсе весть об  убедительнейшей победе на последних президентских выборах в Иране (состоявшихся в пятницу, 14 июня) Хасана Роухани, 64-летнего представителя умеренного шиитского духовенства, который набрал более 50% голосов, вовсе не предстает такой уж сенсационной, как о ней раструбили многие западные СМИ. Всего на пост президента Ирана претендовали шесть кандидатов, среди которых двое влиятельных политиков – консерваторы Саид Джалили и Акбар Велаяти. Х. Роухани победил еще в первом туре с огромным отрывом - на втором месте оказался мэр Тегерана Мохаммад Бакер Калибаф, который получил примерно 16 % голосов. Всего в выборах участвовали 72,7 % граждан Ирана, обладающих правом голоса.

Новый президент Ирана Хассан Рухани родился 12 ноября 1948 года. Он не новичок в политике, хотя до сих пор больше выступал скорее как эксперт, нежели практический руководитель. Начиная с 1992 года и до последнего времени он бессменно возглавлял иранский Центр стратегических исследований, который представляет собой главный  аналитический и консультативный орган страны. Х. Рухани дважды избирался депутатом иранского парламента - меджлиса, где занимал должность вице-спикера. С 1989-го г. по 2005 г. он был секретарем Совета национальной безопасности Ирана. Имеет Х. Рухани и дипломатический опыт: при президенте Хатами представлял Иран на переговорах по ядерной проблеме. Правда, нынешний реформатор в период студенческих демонстраций из-за закрытия либеральной газеты в 1999 г. заявлял, что виновные в подрывной деятельности и порче государственного имущества заслуживают смертной казни, если их вина будет доказана. Однако впоследствии Х. Рухани изменил свои взгляды, и в 2009 г., когда начались массовые волнения из-за предполагаемых фальсификаций на предыдущих президентских выборах, уже заявлял, что граждане имеют право мирно выражать свой протест. Он также резко критиковал своего предшественника М. Ахмадинежада, который, по его мнению, наносил большой вред стране «безответственными и непродуманными заявлениями».

Известен новый президент и как высокообразованный шиитский богослов и правовед. В свое время, Х. Рухани защитил докторскую диссертацию в Каледонском университете в Глазго. Он владеет арабским, английским, французским, немецким и русским языками.

В ходе своей избирательной кампании Х. Рухани опирался на поддержку реформистов во главе с экс-президентом Мохаммадом Хатами, которого в период его нахождения у власти (1997-2005 гг.) называли «иранским Горбачевым». В поддержку Х. Рухани высказался также авторитетный среди части духовенства бывший спикер меджлиса Акбар Хашеми Рафсанджани, которому Совет стражей конституции запретил самому выступить в качестве кандидата - формально, из-за возраста.

Во время избирательной кампании, Х. Рухани много ездил по стране, и лично выступал перед избирателями. Он обещал освободить всех политзаключенных и обеспечить гражданские права, а  ключевым словом его политического лексикона стало слово «умеренность». На митингах и во время теледебатов он позволял себе высказываться о запретных ранее темах: о противостоянии с мировым сообществом по ядерной проблеме, международной изоляции страны и разрушительном воздействии международных санкций, тяжелом положении в экономике. Х. Рухани также призывал к восстановлению дипломатических отношений с Соединенными Штатами, разорванных после захвата в заложники персонала американского посольства в Тегеране в 1979 году.

Массовое ликование, охватившее Иран после оглашения результатов выборов, можно понять. Так, например, только в Тегеране сотни тысяч человек вышли на улицы, перекрыли центр столицы и устроили там массовые гуляния, выкрикивали лозунги в поддержку новоизбранного президента, свистели и аплодировали. В основном, кстати, это была молодежь, так как именно она возлагает большие надежды на Х. Роухани, которого называют умеренным либералом и реформатором. Судя по тому, что большинство избирателей отдали голоса за единственного реформатора из шести кандидатов, народ Ирана действительно хочет перемен.

Сразу после победы на выборах новоизбранный глава исполнительной власти обратился к народу через СМИ, поблагодарив всех за участие в выборах и за его поддержку. Х. Роухани заявил, что надеется оправдать надежды избирателей и быть верным слугой своего народа.

С победой на уже 11-х по счету президентских выборах в Иране поздравил представителя реформаторского блока политической элиты Исламской Республики и экс-секретаря Высшего совета национальной безопасности Хассана Роухани, теперь уже экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. При этом, он выразил надежду, что оказанное иранским народом доверие новому президенту станет возможностью для служения нации и проявления усилий для установления справедливости в стране.

Победу Х. Роухани приветствует и международное сообщество. Так, например, Франция заявила, что возлагает надежды на Иран, особенно в части, касающейся ядерной программы и поддержки Сирии, а также  Франция приветствует непоколебимое стремление иранского народа к демократии. О своем уважении выбора иранского народа заявили и США.

Президент Российской Федерации Владимир Путин поздравив Х. Роухани с избранием президентом Ирана, в своей поздравительной телеграмме выразил уверенность в том, что деятельность Х. Рухани на этом высоком посту будет способствовать процветанию дружественного Ирана и дальнейшему укреплению российско-иранских отношений.

Конечно, с момента избрания нового иранского президента прошло слишком мало времени, чтобы судить насколько его посулы избирателям будут совпадать с реальной политикой. Пока что, большинство экспертов сходятся в том, что его как внешнеполитический, так и внутреннеполитический курс будут мягче и взвешеннее курса М. Ахмадинежада. Об этом, в частности. свидетельствует и один из первых практических шагов – отмена публичных смертных казней.

 На своей первой пресс-конференции после победы на выборах новоизбранный Ирана сообщил, что его приоритетом во внутренней политике станет решение наиболее острых экономических проблем, связанных с высоким уровнем безработицы и необходимостью повышать благосостояние граждан. Во внешней политике он намерен придерживаться взвешенной линии, но особо подчеркнул, что считает вопрос ядерной программы закрытым для обсуждения – Иран ее не закроет, хотя готов сделать некоторые детали более открытыми для международного сообщества. Х. Роухани намерен также посвятить много усилий улучшению отношений с соседями по региону, смягчению политики санкций в отношении страны со стороны европейских стран и Соединенных Штатов Америки, поскольку с его точки зрения санкции эти несправедливы и «нечестивы». Добиться смягчения санкций президент полагает возможным благодаря проведению политики большей прозрачности в отношениях с Европой, но не за счет нанесения ущерба ядерной программе Ирана.

Хотя, как видим, новый иранский президент явно ищет пути нормализации отношений с США, некоторые западные эксперты не без злой иронии замечают, что вряд ли это добавит популярности американскому президенту Б. Обаме, который во время своей президентской кампании много внимания уделял призывам к политической элите США и американскому народу «еще теснее сплотиться» вокруг него для противостояния внешним вызовам. Ведь, Иран со своей ядерной программой, среди последних, играл роль одной из самых страшных угроз интересам США. Уж во всяком случае, теперь Б. Обаме будет крайне сложно, если вообще возможно добиться санкционирования непосредственного военного вторжения в Иран, как это в свое время произошло с Ираком.    

"Различным сторонам, претендующим на власть, сложно прийти к единому мнению о том, в каком направлении должно развиваться государство", - говорит Барати. Однако после ухода Ахмадинежада внешне- и внутриполитическая ситуация, по его мнению, вряд ли изменится. В первую очередь, это касается ядерного конфликта. Идеологическая составляющая в исламской республике, по мнению Мехрана Барати, настолько сильна, что вне зависимости от того, кто сменит Ахмадинежада, конфликт с мировым сообществом сохранится.