dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 19 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Подмена понятий: Соглашение об ассоциации вместо интеграции

Подмена понятий: Соглашение об ассоциации вместо интеграции

Подмена понятий: Соглашение об ассоциации вместо интеграции

Одним из красивых, ублажающих слух, ласкающих душу, тешащих уязвленное самолюбие рядового украинца мифов новейшего времени волею судьбы стало представление об Украине как об "исконно европейском" пространстве и неотъемлемой части единой европейской цивилизации. Шаг за шагом оно заполонило украинское общественное сознание, утвердившись, в конце концов, в качестве аксиомы, то есть, иначе говоря, истины, не требующей обоснования и доказательств.

Прямым следствием европейской иллюзии для Украины явилась государственная стратегия европейской интеграции, выдвинувшая членство Украины в Европейском Союзе на повестку дня государственного развития и окончательно оформленная во времена "позднего" Л.Кучмы (2000-2002 гг.).

Стратегия существовала только на словах и на бумаге. В реальной жизни она была слишком аморфной и размытой. Любые попытки наполнить ее реальным содержанием наталкивались на стену, которую не удавалось ни прошибить, ни обойти. Положа руку на сердце, такое положение вещей было понятно и легко объяснимо: бравурными оптимистическими заявлениями и лозунгами украинская власть пыталась прикрыть малоприятную для себя правду: Украину в Европе не ждут ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, да, и сама она к славному европейскому будущему, заменившему светлое коммунистическое завтра, не готова.

"Прозападный" В.Ющенко, сменивший в главном кабинете страны "многовекторного" Л.Кучму, ничего нового в евроинтеграционные метания и шатания Киева не привнес, хотя теоретически должен был бы это сделать. Его заслуга в продвижении Украины в Европу свелась исключительно к декларативному отдалению от России. Подразумевалось, что, чем больше высшее руководство страны поносит и шельмует Москву и все русское, тем ближе сама страна продвигается на Запад, тем сильнее она нравится Западу, тем охотнее Запад откроет ей свои объятья.

Якобы "пророссийский" В.Янукович от еврориторики не отказался, хотя и несколько уравновесил ее спорадическими шагами и деяниями навстречу России. При нем, однако, произошел знаковый, принципиально важный сдвиг в европейской стратегии Киева: разговоры о вступлении в ЕС сменились шумом и гамом по поводу подписания Соглашения об ассоциации с ним. Таким образом, была осуществлена подмена понятий: интеграцию заменили на ассоциацию.

Подмена, о которой идет речь, выгодна украинской власти. Будучи не в состоянии дать тот результат, который декларировался как, с одной стороны, желательный, с другой, – реальный, то есть, добиться от Брюсселя, если не начала переговоров о вступлении Украины в Евросоюз, то, хотя бы, публичного признания ее права на членство в нем, официальный Киев решил совершить обходной маневр. Дискурс был незаметно изменен, и в настоящий момент никто у нас даже не вспоминает о том, что Европа и Украина – это "близнецы-сестры", что наше место – только в Европе и нигде больше, что без Украины Европа не может быть полной  и полноценной и т.п., и т.д.

Пределом мечтаний стало Соглашение об ассоциации – документ, в общем, важный и, наверное, нужный, однако, настолько расплывчатый и никого ни к чему не обязывающий в части предоставления Украине прав и полномочий, что говорить о нем как о шаге в направлении евроинтеграции не просто несерьезно, а даже как-то неловко.

Своего рода отражением и отображением той же самой игры в слова и той самой подмены понятий, имевшей место в случае отказа от интеграции в пользу ассоциации, является история с борьбой Киева и Брюсселя за предоставление украинцам права безвизового въезда на территорию ЕС.

Когда-то нам пообещали безвизовый режим. Теперь нас призывают радоваться либерализации визового режима уже без упоминания о том, что этот режим в обозримом будущем будет превращен в безвизовый. Любопытно и показательно, что ожидаемое подписание Соглашения об ассоциации между Киевом и Брюсселем на приближение безвизового счастья никоим образом не влияет и не повлияет. Европа даже не обещает ничего подобного. Наша же власть ничего такого уже и не требует.

Вот и получается, что, если первое поколение украинцев, рожденных в суверенной Украине, было рождено, чтобы сделать былью сказку о европейском будущем своей страны, то оно уже со спокойной совестью может покидать историческую сцену, уступая место поколению второму. Европа может спать спокойно: Украина ей головной боли не прибавит, а украинцев не придется сдерживать в их стремлении перебраться в какую-нибудь богатую европейскую страну, чтобы пожить по-человечески, так, как это приходится сделать сегодня с настырными болгарами, румынами, венграми и прочими европейцами второго и третьего сортов.