dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Кто и куда интегрирует Украину?

Кто и куда интегрирует Украину?

Кто и куда интегрирует Украину?

Размышления на полях Международной конференции "Проект Евразийского союза в общественном измерении" (Киев, 19-20 октября 2012 года)

Украинские и российские ученые, эксперты, чиновники в очередной раз собрались, чтобы обсудить перспективы интеграционных проектов на постсоветском пространстве для Украины. В фокусе на сей раз оказался проект Евразийского союза в восприятии украинского общества или, используя терминологию организаторов Конференции "Фундации "Высшая Школа Профессиональной Политики", "в общественном измерении".

Разговор шел на высоком профессиональном уровне, без лишних эмоций, квалифицированно и аргументировано. Отнюдь не все тезисы и оценки участников воспринимались безоговорочно, дух полемики витал в воздухе, однако, общий настрой был со всей очевидностью конструктивный, а не деструктивный. И это не могло не радовать тех, кто видит перспективу для Украины именно в евразийском, а не в европейском, векторе интеграции.

Если же говорить об общественном измерении в узком значении этого термина, то приведенные в одном из выступлений данные систематических социологических исследований еще раз убедительно подтвердили тот факт, что общественные настроения в Украине всегда были и остаются направлены на развитие партнерских, добрососедских, братских отношений с Россией, на сближение и на развитие интеграционных проектов с ней.

Другой вопрос, насколько характер общественных настроений влияет на государственную внешнюю политику, в какой мере он учитывается теми, кто эту политику определяет и воплощает в жизнь? Тут поле для обсуждения оказывается чрезвычайно широким и исполненным противоречий. Ведь ни для кого ни в самой Украине, ни за ее пределами не является секретом, что, вопреки общественным настроениям, приоритет украинской власти – интеграция не евразийская, а европейская и даже евроатлантическая, если иметь в виду сближение не только с Европейским Союзом, но и с НАТО.

С этой проблемой теснейшим образом связана другая, не менее важная и злободневная: какую из влиятельных политических сил в Украине можно сегодня считать хотя бы относительно "пророссийской"? Среди сторонников Партии регионов, например, интеграцию с Россией поддерживает около 80%, однако, линию, проводимую ПР и ее лидерами в отношении предлагаемых Москвой интеграционных проектов вряд ли можно назвать конструктивной.

Один оратор посетовал на то, что ни очевидные, давно просчитанные и подтвержденные цифрами и фактами "бонусы", которые могла бы получить украинская экономика от интеграционных процессов на евразийском направлении, ни многие другие позитивы, связанные с этими процессами, практически неизвестны широким кругам населения в Украине. В развитие своей мысли он указал на необходимость сосредоточения усилий на популяризации преимуществ более активного и результативного сближения с Россией и другими участниками Таможенного Союза, предложив в качестве одного из действенных инструментов такой работы проведение регулярных "круглых столов" и конференций во всех областных центрах страны.

С высоты уже имеющегося в его активе собственного опыта подобной работы этот участник Конференции высказал предположение, что, проводя по два такого рода мероприятия в год в каждом областном центре Украины и расходуя на каждое из них примерно по 20 000 долларов, вполне можно было бы уложиться в общий бюджет, который не превысил бы миллион долларов. Это, по мнению автора идеи, по нынешним меркам не выглядит как какая-то сногсшибательная, неимоверная цифра. Особенно если принять во внимание, что Евросоюз с 2004 г. ежегодно расходует на формирование и поддержание положительного представления о себе в Украине по 50-70 млн. евро.

В неожиданном для большинства присутствующих ракурсе повернул проблему, о которой идет речь, оратор, высказавший убеждение, что пророссийские общественные настроения, имеющие место в Украине, никак не учитываются элитой при формировании государственной внешней политики и никоим образом не влияют на эту политику. Следовательно, любая работа по поддержанию и укреплению таких настроений изначально лишена практического смысла, обречена на то, чтобы попасть в разряд тех занятий, которые принято квалифицировать как "Сизифов труд".

Исходя из этого, сказал он нет необходимости искать средства на то, чтобы готовить "круглые столы" и другие подобные мероприятия по областным центрам Украины и чтобы проводить их. Ни пользы, ни толку от этого не будет, и быть не может. Ключ к решению проблемы лежит совсем в другом месте и в другой плоскости. И искать его следовало бы не в широких слоях общества, а в узких кругах государственно-политической элиты.

Этот тезис показался мне весьма любопытным и провокативным. Если принять и попытаться развить его, окажется, что для привлечения Украины на свою сторону и в свой интеграционный проект никому из тех, кто ставит перед собой такую цель, не надо работать с рядовыми украинцами и с украинским общественным мнением. Достаточно ограничиться "точечным" воздействием на несколько представителей элиты, и дело будет сделано.

Горько сознавать, но приходится признать, что сегодняшняя Украина не ищет, ни собственного пути, ни собственного места в интеграционных процессах, идущих вокруг нее. Позиция, занимаемая украинской властью, начиная еще со времен Л.Кучмы, по своей природе пассивна, выжидательна. Она сводится к ожиданию момента, когда страну кто-то куда-то вовлечет или, выражаясь более дипломатичным языком, интегрирует. И когда власть получит от этого действия свой "откат".