dc-summit.info

история - политика - экономика

Суббота, 17 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Кастинг камикадзе: внешние угрозы

Кастинг камикадзе: внешние угрозы

Кастинг камикадзе: внешние угрозы

Смутная ситуация в стране еще более осложняется в связи с неформальным стартом президентской предвыборной кампании. С каждым днем усиливается ощущение неопределенности (к которому, впрочем, нам не привыкать) и готовности к самому неожиданному развитию событий. Ключевые кандидаты и их свиты, позабыв, друг о друге, разминаются и тянут время, подозрительно активно пиная «главного конкурента» с практически нулевым рейтингом. Остается ждать, у кого первого сдадут нервы.

А тем временем в предвыборной суете на задний план отступает далеко не самый второстепенный вопрос. Речь идет не о способе достижения победы и даже не размере приза в единицах измерения реальной власти, который получит победитель. Для государства, общества, а, в идеале, и самого будущего президента, намного важнее осознавать в каких условиях состоится его восхождение на олимп, какие главные угрозы будут требовать безотлагательного ответа от новоизбранного лидера.

Пытаться заглянуть в будущее дело неблагодарное. Но уже сегодня понятно, что груз накопленных в последние годы очевидных проблем никуда не испарится в момент оглашения официальных результатов президентской гонки.

Оставив на потом разбор наших внутриполитических и социально-экономических завалов, попытаемся кратко огласить список основных внешнеполитических противоречий, усугубившихся  в ходе завершающейся президентской пятилетки.

Благоприятной нашу внешнеполитическую ситуацию ну ни как не назовешь. Прежде всего, новый президент возглавит страну, неоднократно продемонстрировавшую неспособность к самостоятельному урегулированию внутренних конфликтов без помощи иностранных арбитров. Такая ситуация выработала своеобразный иммунитет ко всякого рода внешнему вмешательству во внутренние дела страны. Хотя здесь здоровый государственный организм должен скорее демонстрировать реакцию отторжения чужеродной материи.

Более того, фундамент победы будущего гаранта будет, согласно сложившейся традиции, создаваться при поддержке внешних игроков, разнообразных западных «адвокатов» и представителей «братского народа». Изначально это расширит список кредиторов победителя, которые, как известно, никогда не побрезгуют взять свои проценты ценой сдачи украинских национальных интересов.

В этой связи особо интересно выглядят перспективы сотрудничества нового президента с европейскими лидерами. Европа порою сознательно дистанцировалась от украинской проблематики. С одной стороны решение «украинской проблемы» отдавалось на откуп глобальным супергероям – Москве и Вашингтону (безопасность, среди прочего, требует значительных инвестиций). С другой стороны, ЕС осознает, что излишнее сближение с нестабильной Украиной чревато возрастанием противоречий в экономической и гуманитарной сфере. Дополнительные проблемы, связанные с реализацией принципов «четырех свобод», приходится по мере возможности отсекать. Особенно ввиду необратимости процессов увеличения потоков мигрантов на арабском и африканском направлении.

С другой стороны в интересах ЕС вмонтировать Украину в определенный формат взаимоотношений с тем, чтобы держать ее на постоянной дистанции и одновременно обеспечивать достижение собственных экономических интересов. Как ни парадоксально, пресловутый курс на вступление в ЕС, хотя и ограничивается декларациями, сдерживает реализацию такой формулы и поэтому все больше раздражает европейцев.  

Показательно, что нашумевший «трубный» меморандум Украина-ЕС будет носить декларативный характер как минимум в течение 2009 года. И дело не только в сопротивлении поставщика газа. Вероятно, в Брюсселе также предпочитают дождаться окончания очередного украинского политического водевиля. Судьба многих европейских инвестиций в государстве, где даже раздача взяток не гарантирует никакого результата, плачевна. 

Одетый в смокинг, хорошо владеющий иностранными языками, этикетом и культурой пития украинский президент все равно не будет услышан и понят в Европе. Гораздо важнее быть откровенными с самими собой и признать наличие линии культурного и цивилизационного разлома между Европой и Азией, которая, к большой нашей беде, проходит по территории нашей страны. Не кормить европейских лидеров баснями о тысячелетней европейской идентичности (о которой, возможно и есть основания говорить), а признать, что Украина готова сконцентрироваться на решении насущных демографических, социальных, экономических внутренних проблем, тем самым, на деле содействуя укреплению общеевропейской безопасности.    

Лидеры Польши и других стран-соседей из числа «новой» Европы будут, традиционно, более открыты к диалогу с Украиной. Возможно даже, что в случае ослабления регионального влияния США их голос в защиту развития сотрудничества с нашей страной станет более весомым в Брюсселе и не будет восприниматься как американская попытка дестабилизации европейского порядка.

Другое дело, что позиция нового украинского президента должна быть предельно жесткой в отстаивании принципов равноправного партнерства с соседями, далеко не все из которых желают Украине удачи. В частности, нам до сих пор не удалось выстроить соответствующие национальным интересам отношения с Румынией, Молдовой, в конце концов, с Беларусью. Бессодержательным можно назвать диалог с ключевым черноморским игроком – Турцией, пустотой отличаются практические отношения со Словакией, Чехией, Балканскими странами. А ведь для большинства этих стран Украина может потенциально стать ведущим партнером!

Отдельной темой является построение отношений с лидерами нового столетия – Китаем, Индией, Бразилией, Японией. Может, стоит заранее пытаться презентовать себя в Пекине так, чтобы по прошествии лет не оказаться в конце очереди на приеме у китайского лидера?

Безусловно, неизменной головной болью для нового президента останутся отношения с Россией. Объективно трудно представить каким критериям должен соответствовать будущий украинский лидер, чтобы соответствовать чаяниям российской стороны, а значит – иметь шансы на развитие диалога с восточным соседом на конструктивной основе.

Нельзя сказать, например, что годы сотрудничества Москвы с белорусским Бацькой позволяют говорить о его особой удобности для России. Скорее, президент Белоруссии научился умело манипулировать громкой промосковской риторикой в своих интересах, защищаясь таким образом от любых попыток сместить «лучшего друга России».

Вероятно, исходя из опыта предыдущих лет, наибольшими основаниями для нейтрализации негатива в украинско-российских отношениях будет обладать киевский лидер, отвечающий как минимум трем условиям. Во-первых, он должен владеть контрольным пакетом властных полномочий в масштабе всей страны (сегодня такое трудно себе представить). Во-вторых, такой человек должен быть прагматиком, неискушенным в словоблудии (наши партнеры, причем, не только в России, устали от вербальных попыток Украины выдавать желаемое за действительное). В-третьих, его кулуарных связей и личного обаяния должно хватить для установления доверительных неформальных контактов с высшим российским руководством. Что ж, такой симбиоз Пиночета, Януковича, Медведчука и Тимошенко родится в Украине не скоро.

С другой стороны сверхчеловеческих качеств нового президента на российском направлении может и не хватить. Период экономического роста, который достаточно четко стимулировал российскую правящую элиту (читай – государственную бизнес-корпорацию) к прагматичной политике, сменился кризисом с жесткой посадкой и слабо прогнозируемыми последствиями. В этих условиях на первый план выходят вопросы не развития, но сбережения нажитых активов, что в российских условиях неразделимо от задачи сохранения всей полноты власти. Поэтому значительно возрастает опасность того, что во внешней российской политике вновь будут усиливаться «иррациональные» мотивы, направленные на очередное усиление внутренней мобилизации общества в умышленно гипертрофированном противостоянии с внешними раздражителями. Украина в этом плане есть удобной и, главное, хорошо апробированной мишенью.

Вместе с тем, в контексте столь любимой российской властью «реальной политики» Москва не гнушается цинично поддерживать в последнее время, допустим, Румынию в реализации проектов, направленных на ослабление и без того шатких региональных позиций Украины. При этом вполне осознанно игнорируется тот факт, что Бухарест претендует отвоевать позиции Варшавы, как традиционного форпоста именно американской политики в Восточной Европе, и, частично, ЕС. Публично при этом попытки США усилить контроль над ситуацией в регионе поддаются жесткой критике со стороны РФ. Выходит, что главное не борьба с американскими форпостами, а разрушение взаимодействия с ними Украины.

Как видим, новому президенту Украины придется изрядно попотеть для достижения позитивного перелома во внешнеполитической конъюнктуре. Тем более, что глобальный экономический кризис еще никто не отменял.

Впрочем, нельзя исключать и такого развития событий, когда пришедшему гаранту достанутся лишь декларативные функции в осуществлении внешней политики страны. Но это уже сюжет для другой истории.