dc-summit.info

история - политика - экономика

Пятница, 23 Февраля 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Прочь от Брюсселя!

Прочь от Брюсселя!

Прочь от Брюсселя!

Итак, Чемпионат Европы по футболу 2012 года в Украине и Польше состоялся! Его заключительный – финальный – аккорд еще прозвучит 1 июля на Олимпийском стадионе в Киеве, но и без него картина, в общем, ясна, а материала для подведения итогов более чем достаточно. Если отвлечься от собственно спортивных результатов первенства, в принципе, не принесших особых неожиданностей и подтвердивших, в целом, справедливость табели о рангах современного европейского футбола, сосредоточившись на том, что можно было бы назвать околофутбольными страстями и перипетиями, то главных выводов два. Первый сводится к тому, что, посрамив скептиков и недоброжелателей в стране и за ее пределами, Украина весьма достойно подготовилась к первенству, провела свою часть программы на надлежащем уровне. Вопреки сомнениям относительно кандидатур стран-организаторов и претензиям к ним, Евро-2012 состоялся не неизвестно где, не в какой-то там "серой" зоне, а именно в Европе! Второй вывод состоит в том, что, опровергнув предвзятые обвинения в том, что она "дикая" территория, а тем более, "опасная" для европейцев страна, Украина в то же время подтвердила репутацию отдаленной окраины Европы, "европейского села", в котором могут быть скопированы некоторые из элементов настоящей европейской жизни, но не может быть воспроизведена эта жизнь в полном ее объеме и в должном качестве. Доказать свою "европейскость", исконную и органичную принадлежность к западноевропейской цивилизации нам, увы, не удалось.

Одним из символов беспросветной украинской периферийности и провинциальности стал снятый скрытой любительской камерой сюжет, в котором полтора десятка шведов дружно справляют малую нужду в центре Киева, плечом к плечу окружив клумбу со специально высаженными к Евро недешевыми декоративными зелеными насаждениями. Акт евровандализма происходит прямо на глазах наряда милиции, не бросающегося на защиту общественного порядка отнюдь не из-за слабого владения английским, а в соответствии с полученными от начальства инструкциями, строго-настрого запрещающими создавать для дорогих гостей малейшие неудобства. Вопрос, как говорят в таких случаях, на засыпку: если наша власть любезно позволяет им мочиться на себя (и на нас), что она может им вообще запретить делать с собой (и с нами)? Ответ, думаю, элементарно прост и лежит на поверхности.

Для внимательного заинтересованного украинского наблюдателя Евро-2012 дал немало пищи для размышлений отнюдь не только на футбольную тему, позволив воочию, на конкретном практическом примере увидеть во всей их красе не иллюзорно-декларативные, а реальные отношения между Украиной и Европой, украинцами и европейцами, до конца поняв их сущность, характер, особенности. Скажу сразу: ничего ни нового, ни хорошего это понимание не открыло. Совсем наоборот. Несмотря на все старания и очевидные достижения, ни похвального слова, ни одобрительного взгляда от Европы Украина не заслужила, сохранив за собой ту же самую незавидную роль падчерицы при злой мачехе или невестки при противной свекрови, которую не по своей воле играла в европейской семье до этого.

Веря в свою сборную команду, в ее способность успешно выступить на домашнем первенстве континента, дойдя, как минимум, до четвертьфинала, Украина и украинцы ожидали от Евро не только спортивных побед. Нам искренне хотелось в дни чемпионата быть "настоящими" европейцами. Мы верили, что докажем себе, Европе, миру, что киевляне, львовяне, донеччане, харьковчане не отличаются от берлинцев, парижан, римлян, мадридцев, что мы заслуживаем того, чтобы не только слыть членами единой европейской семьи, но быть ими, пользуясь теми же правами, что и они. Увы, на поверку ожидания так и остались ожиданиями. Мы были европейцами! Нас нельзя было отличить от приехавших к нам шведов, англичан, немцев, французов, португальцев, датчан, голландцев. Никто, однако, этого признавать не захотел. На Западе "европейских" усилий Украины не оценили, представления о ней как о "ненастоящей", неполноценной Европе не изменили, по-доброму в ее сторону не взглянули. Насильно мил не будешь!

По итогам Евро-2012 Киеву самое время провести основательную ревизию внешнеполитического курса и геополитических приоритетов. Принимая во внимание, с одной стороны, настойчивые попытки Европы сорвать или, по крайней мере, омрачить праздник футбола в Украине, с другой, разительный дисбаланс между нашим отношением к ним, а их – к нам во время проведения украинской части первенства и за его кулисами (мы к ним, как к самым что ни на есть своим, они к нам – как к чужим), стоило бы подумать о пересмотре государственной стратегии европейской интеграции как безальтернативной модели присутствия на международной арене. И даже более того – поставить на повестку дня вопрос о выражении вотума недоверия Европе, о выработке новой модели украинско-европейских отношений. Ее стержнем мог бы стать лозунг: "Прочь от Европы!".

Международный контекст для подобного решительного поворота более чем благоприятен. С одной стороны, Россия не скрывает своего стремления привлечь Украину к участию в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, сулящих украинской экономике немалые выгоды. С другой, общий европейский дом, которым так гордились его "жильцы", ревниво поглядывавшие на тех, кто изъявлял желание подселиться к ним, затрещал по швам, покрывшись сетью трещин, грозящих развалить все строение.

Европа, в которую хотела бы войти Украина, – успешная, благополучная, солидарная, щедрая – осталась в воспоминаниях. Пока в Киеве мучились сомнениями и семь раз отмеряли, интеграционный проект единой Европы в том привлекательном виде, в котором он существовал прежде, себя окончательно исчерпал. Пойдя на беспрецедентное расширение в 2004-2008 гг., ЕС обострил многие угрозы и вызовы, стоявшие перед ним. Разразившийся сразу вслед за этим глобальный финансовый кризис нанес европейской экономике сокрушительный удар, поставив Европу на колени. Если бы Болгария в 1989-1990 гг., накануне распада СССР, решила стать его шестнадцатой республикой, это выглядело бы примерно так же в кавычках разумно и перспективно, как стремление присоединиться к ЕС сегодня.

Европейский Союз в ближайшем будущем ждут большие перемены. Его реформирование предопределено. "Тайный" план переустройства ЕС по американской модели при усилении роли наднациональных органов, якобы, не только разработан, но начал претворяться в жизнь. Первые судьбоносные решения в этом направлении должны последовать уже в июле этого года в Мадриде. Инициировать их может так называемая "Группа-Б" ("Группа Будущее"), в которую входят десять стран ЕС во главе с Германией. Расчленение Евросоюза, возникновение внутри его нескольких групп и подгрупп, переход к "Европе разных скоростей" и многослойной интегрированности уже не кажутся чем-то невозможным. Если бы нечто подобное произошло, то привело бы к возникновению новой еврореальности, поставив жирный крест на европейских амбициях таких стран, как Украина.

Пока ядерная часть Евросоюза в лице Германии, Франции, Бенилюкса, удерживающая на коротком поводке "новых" европейцев, сплачивает ряды, упорно работая над решением проблем и преодолением трудностей, на его "старой" периферии все отчетливее проявляются центробежные тенденции, которые еще вчера никто в объединенной Европе не мог представить даже в страшном сне. Накануне внеочередных парламентских выборов 17 июня в Греции "старый" континент замер в напряженном ожидании. Не мудрено! На карту было поставлено слишком многое: победа одной из политических сил могла привести к выходу страны из зоны евро. Последствия такого шага трудно было просчитать, однако в том, что они оказались бы пагубными, негативно повлияв на положение дел в Европе, сомневаться не приходилось.

Греция спасла Европу. Надолго ли, покажет время, но пока – спасла. Спасение Европы обошлось недешево, как грекам, так и всем европейцам. И окончательная цена еще далеко не составлена. Продолжение, как говорится, следует. Счет за услуги продолжает расти, расплачиваться по нему придется не одному поколению европейцев. При этом в соответствии с принципом солидарности долги будут распределяться между всеми, в том числе, между теми, кто захочет присоединиться к Евросоюзу в последующие годы. Захочет – и рискнет это сделать, несмотря на риски, связанные с таким шагом.

Европу ждут непростые времена. Времена, в которых, как говорится, не до жиру. Даже если Европейскому Союзу удастся сохранить тот облик, в котором мы его знаем ныне, модель его внутреннего устройства и алгоритм функционирования неизбежно претерпят значительные изменения. В первую очередь, они затронут сферу распределения материальных ресурсов, приведя к ограничению расходов и существенному снижению уровня потребления. Режим экономии неминуемо коснется и специальных фондов ЕС, из которых его члены, в том числе более слабые в экономическом отношении, получали солидные средства на реализацию тех или иных проектов. Из этих фондов по традиции кормились и страны-кандидаты на еврочленство. Последняя из их числа Хорватия, к примеру, рассчитывала уже в первые пару лет после вступления в Евросоюз получить по разным каналам до 1 миллиарда евро.

Возможность получения доступа к общей европейской "кассе" всегда была одним из преимуществ, привлекавших не только потенциальных новых членов Евросоюза, но и его соседей и партнеров. О том, что расходуются эти средства далеко не всегда на то, на что бы хотели их израсходовать жители той или иной "бедной" страны, того или иного депрессивного региона, думать и говорить было как-то не принято. Представление о приоритетах в руководящих органах ЕС, в столицах стран-членов и на местах совпадало крайне редко. За всю историю европейской интеграции случаи, когда такое имело место, можно пересчитать на пальцах, если не одной, то двух-трех рук.

За примерами далеко ходить не надо. Аквапарк на окраине города Ниредьхазы в восточной Венгрии – типичный памятник красивой жизни в стиле богатых европейских стран без учета реального положения дел в венгерской экономике и социальной сфере. Средства на его строительство были выделены из общих европейских фондов по квоте Венгрии после победы проекта на специальном конкурсе. Предоставлялись они целевым назначением, потратить их на что-нибудь более важное и жизненно необходимое не для брюссельской бюрократии, а для самих венгров, было невозможно. Да это никому и в голову не могло прийти. И это притом, что уровень безработицы в этой части страны зашкаливает даже по общим европейским меркам, что число пенсионеров, пострадавших от провальной пенсионной реформы, достигает рекордных показателей, а количество молодых людей в возрасте до 30 лет сокращается не по дням, а по часам.

В свое время в СССР ценой огромных усилий и жертв была сооружена новая транспортная артерия – Байкало-Амурская магистраль, задуманная, как альтернатива Транссибирской железной дороге и инфраструктурное "ноу-хау", призванное совершить революцию в организации грузоперевозок из европейской части страны в Сибирь, на Дальний Восток и дальше – в Китай. Когда ее соорудили, оказалось, что расчеты неверны: ездить по ней некому, возить нечего. Венгерский Аквапарк в этом смысле сродни БАМ: ходить в него – некому. Кроме того, его обслуживание стоит немалых денег, которых у местной власти нет. Выручка от коммерческого использования объекта ничтожно мала, туристов в этих краях по традиции немного, для местных же жителей и для их детей европейский рай под боком – недоступная роскошь, воспринимающаяся не столько как благо, сколько как дополнительный раздражитель, постоянно напоминающий им о том, что они бедны и убоги.

Продолжая несмотря ни на что рваться, если не прямо в Евросоюз, то хотя бы в ассоциацию с ним, вроде ему там медом помазано, Киев рискует либо вовсе не увидеть денег из европейских фондов, либо получить не очень крупную сумму на какой-нибудь смешной проект вроде Аквапарка в Ниредьхазе. Ну, например, на сооружение современного, оборудованного по последнему слову техники горнолыжного курорта где-нибудь на Донеччине или на Луганщине. Или зоопарка масштаба Венского в черниговской или черкасской глубинке. Полета фантазии брюссельских и киевских чиновников хватит на все. А вот хватит ли нас на то, чтобы выдержать этот полет?