dc-summit.info

история - политика - экономика

Вторник, 12 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Новые возможности и старые проблемы украино-российского сотрудничества в ядерной энергетике

Новые возможности и старые проблемы украино-российского сотрудничества в ядерной энергетике

Новые возможности и старые проблемы украино-российского сотрудничества в ядерной энергетике

Сфера ядерной энергетики изначально была тем экономическим сектором, где Киев и Москва были просто таки обречены на сотрудничество. Уже хотя бы исходя из мощного общего советского наследия и сложившейся в рамках народнохозяйственного комплекса СССР производственной кооперации. Ведь, в этой отрасли, как и во многих других экономических отраслях, звенья одного технологического цикла после распада СССР оказались по разные стороны новой границы. К тому же советская ядерная энергетика, даже, несмотря на дурную славу Чернобыля и различного рода издержки, пользовалась довольно неплохой репутацией в мире. Грех было не воспользоваться такими составляющими успеха, особенно в условиях все более обостряющегося глобального энергетического дефицита.

И действительно, если брать весь период постсоветской истории, то кооперация Москвы и Киева на поприще использования «мирного атома» демонстрирует, безусловно, положительную динамику. В то же время, определенные политические противоречия (особо обострившиеся во времена президентства В. Ющенка), несовпадение частных экономических интересов, а главное – неповоротливость бюрократического аппарата, свойственная обеим странам, и здесь оказали определенное тормозящее воздействие. Но самое основное – это то, что потенциал украино-российского сотрудничества в ядерной энергетике используется крайне недостаточно. А потенциал этот колоссален. Он базируется на совокупных возможностях двух стран.

Достаточно сказать, что по последним обнародованным статистическим данным, Россия занимает около 15% мирового рынка строительства ядерных реакторов и 45% рынка обогащения урана.

Но и Украина не пасет задних. Велико ее значение и в развитии ядерной энергетики самой России. Особенно заметно это на таком высокотехнологичном направлении, как ядерное энергомашиностроение. Так, например, в 2011 г. украинские энергомашиностроительные предприятия поставили на атомные электростанции в России оборудования на $140 млн.

Однако, как считают специалисты, Украина пока не использует свой мощный потенциал ядерного энергомашиностроения в должном объеме. А между тем, по их мнению, цена вопроса в данном случае — заказы на миллиарды долларов.

Заместитель генерального директора по развитию и международному бизнесу госкорпорации «Росатом» Кирилл Комаров, комментируя приведенные выше данные о поставках продукции украинских предприятий ядерного энергомашиностроения на российские АЭС, заявил: «Эта цифра могла бы быть намного большей». По его словам, только в России сейчас в активной фазе строительства находятся девять атомных энергоблоков, при этом РФ имеет портфель заказов на 21 ядерный реактор за рубежом. Если учесть, что стоимость сооружения одного атомного энергоблока в настоящее время оценивается на мировом рынке в 3-4 млрд. евро, то нетрудно представить, о каких миллиардных суммах заказов может идти речь для украинских предприятий в случае активной производственной кооперации с "Росатомом". Остается добавить, что во времена СССР Украина являлась основной ведущей строительной площадкой в атомной энергетике, при этом потенциал отечественных энергомашиностроительных предприятий позволял сооружать в то время не менее четырех энергоблоков АЭС в год.

«Украина может играть очень существенную роль и в кооперации, и в поставках. Не секрет, что наши технологическая и производственная базы строились на едином фундаменте», — заявил также заместитель гендиректора «Росатома» К. Комаров.

Однако то, что они «строились на едином фундаменте», не уберегло их после распада СССР от воздействия пагубных политических амбиций Москвы и Киева. Перетягивание ядерного одеяла после распада СССР в конечном итоге навредило ядерным энергопромышленным комплексам обеих стран.

Весьма знаковым моментом в этой войне амбиций стал 1998 г., когда Украина после визита в Киев тогдашнего Госсекретаря США Мадлен Олбрайт отказалась от поставок турбин харьковского «Турбоатома» на строящуюся россиянами иранскую АЭС в Бушере.

К чему же это привело? Не только к прямым потерям харьковских турбостроителей и украинского бюджета. Последствия были гораздо более далеко идущими. Лишенная выбора Россия начала лихорадочно создавать свое турбостроение, стала избегать приобретения украинских насосов и автоматизированных систем управления технологическими процессами (АСУ ТП). Хотя россияне при этом сами признают, что украинские АСУ ТП — самые лучшие. Фактически Россия начала блокировать и закупку турбин «Турбоатома», несмотря на то, что харьковское предприятие является на территории СНГ единственным производителем наиболее экономичных и надежных, проверенных временем тихоходных турбин. Исключение было сделано разве что для Ростовской АЭС, которой удалось «выбить» для себя харьковские турбины на строящиеся энергоблоки №2, 3, 4 этой станции. Однако на остальные сооружающиеся ядерные энергоблоки ни в РФ, ни по зарубежным контрактам Россия продукцию «Турбоатома» не берет.

Затем, уже во времена премьерства Юлии Тимошенко, украинскими атомщиками было подписано соглашение с российским ОКБ «Гидропресс» о постепенном разворачивании сборочного производства реакторных корпусов по российским проектам на базе «Турбоатома». Однако, вскоре и его выполнение было приостановлено. Тем более, что производителем стали для корпусов ядерных реакторов является краматорское предприятие «Энергомашспецсталь», контрольный пакет акций которого был выкуплен подразделением «Росатома». Таким образом, Украина упустила свой шанс наладить собственный полный металлургический энергомашиностроительный цикл в производстве реакторных корпусов.

Но и на этом перечень провалов в попытках осуществления масштабных совместных проектов в ядерной энергетике, увы, не заканчивается. Как сообщил Владимир Бронников, советник президента ГП «НАЭК «Энергоатом» и представитель украинских АЭС в ВАО АЭС (WANO) — всемирной ассоциации операторов АЭС, в последние годы в рамках профильного подкомитета украинско-российской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству атомщики продвигали идею разработки проекта украинско-российского реактора ВВЭР-ТОИ мощностью 1000 МВт с размещением его производства в Украине и с дальнейшим совместным продвижением этого реактора на мировой рынок. Возможности украинского энергомашиностроительного комплекса позволяют производить до 80% необходимого для этого ядерного энергоблока оборудования, а количество стран, которые располагают собственным активным промышленным реакторостроением, в мире не превышает пяти. Однако в результате, как и в многочисленных других украинско-российских проектах, все закончилось ничем. «В период эйфории, связанной с приходом Януковича, такие разговоры были, потом все заглохло. Не знаю, реабилитируются ли такие разговоры с приходом Путина»,— заключил В. Бронников.

Однако, новые надежды украинских и российских атомщиков на расширения сотрудничества связаны не только с переменами в высших эшелонах российской власти. В ближайшее время Верховная Рада Украины должна рассмотреть законопроект о корпоратизации национальной компании «Энергоатом». Объект, ценность и значимость которого вполне сопоставима с газотранспортной системой, планируется к концу года перевести в статус акционерного общества. Это откроет путь к приватизации компании или реализации предложенного ровно два года тому назад Владимиром Путиным проекта по созданию украинско-российского атомного холдинга, включающего в себя объединенную систему генерации, атомное машиностроение и топливный цикл.

Следует подчеркнуть, что созданная в 1996 году компания «Энергоатом» выступает оператором всех действующих в Украине атомных электростанций, имея в распоряжении 15 энергоблоков общей установленной мощностью около 14 ГВт, а также ряд смежных объектов. Ее АЭС вырабатывают половину электроэнергии в Украине. В прошлом году этот показатель составил 90 млрд. кВт-ч. По оценкам экспертов, стоимость имущества, находящегося в подчинении «Энергоатома», может достигать 35–40 млрд. долл.

Однако ценный актив может в ближайшие годы превратиться в сложную проблему: к 2020 году исчерпают свой ресурс до 80% АЭС, потребуется заменить 12 атомных энергоблоков, которые вводились в эксплуатацию еще во времена СССР. Стоимость и технологическая сложность задачи очевидны. Поэтому украинская власть начала действовать уже сейчас, чтобы в будущем иметь возможность привлечь инвесторов и партнеров к модернизации данной отрасли.

Нелишне напомнить, что идея корпоратизации «Энергоатома» обсуждалась еще в 2001 г., а затем в 2006 г. В то время предполагалось, что процесс перехода от национальной компании к акционерному обществу займет несколько лет. Однако из-за политических споров проект не был реализован. Сейчас президент В. Янукович распорядился, чтобы правительство экстренно разработало и подало на утверждение парламента соответствующий законопроект, который должен предусматривать завершение процесса корпоратизации к концу текущего года.

Эксперт Института энергетических исследований Юрий Корольчук отмечает, что корпоратизация необязательно означает последующую продажу пакетов акций. Однако в случае с украинской атомной энергетикой этого вряд ли удастся избежать. Ведь, согласно планам развития отрасли, в АЭС до 2030 года нужно вложить до 40 млрд. долл. Вряд ли Киев найдет средства для решения этой задачи.

Инвесторами в данном случае могли бы выступить «Росатом», французская компания EDF и американская «Westinghouse». В идеальном для Украины варианте нужно было бы половину акций «Энергоатома» распределить между указанными тремя структурами. Однако, учитывая сложные отношения между некоторыми из них, это вряд ли возможно на практике. Поэтому украинская власть, скорее всего, предпочтет все же «Росатом», пытаясь заодно сдвинуть с мертвой точки газовые переговоры.

Кстати, следует заметить, что еще весной 2010 года, когда В. Янукович только занял пост президента, В. Путин привез в Киев ряд предложений экономического характера. Тогда же российский премьер акцентировал внимание на сотрудничестве в сфере атомной энергетики: «Речь идет о крупномасштабной кооперации наших ядерных отраслей. Мы предлагаем создать крупный холдинг, который включал бы в себя объединенную генерацию, атомное машиностроение и топливный цикл». В тот момент В. Путин уточнил, что реализовать проект можно было бы поэтапно. И добавил: «Мы не только готовы к кооперации, но готовы принять активное участие с украинскими партнерами в модернизации украинских блоков и допустить украинских партнеров к работе на российском рынке. А у нас - очень большие планы по удвоению генерации в ближайшие 10 лет. Мы бы вместе могли поработать и на рынке третьих стран при финансовом сотрудничестве России».

Хотя В. Янукович назвал тогда предложение интересным, но с тех пор решение вопроса было отложено. Украине и России с трудом удалось договориться о двух локальных проектах – строительстве двух новых блоков на Хмельницкой АЭС и завода по фабрикации ядерного топлива. Специалисты отмечают, что достигнутые договоренности реализуются крайне медленно, увязая в спорах и противоречиях.

Хотя в ходе последней встречи В. Януковича и В. Путина украинский президент уже сам вернулся к этой теме: «Подготовлен пакет документов, по которым нам надо подвести итог и принять решения по поводу их подписания. Они создадут условия для развития экономик наших стран». Он отметил важность секторального экономического сотрудничества между Украиной и РФ.

К тому же, ожидающиеся реформы в атомной сфере тесно связаны с запланированной реформой рынка электроэнергетики в Украине, которая активно лоббируется заинтересованными финансово-промышленными группами. Хотя соответствующий законопроект о либерализации рынка электроэнергетики еще не разработан, но, как ожидают эксперты, он появится к лету. И те структуры, которые уже владеют энергетическими активами, хотят усилить свое положение, получив рычаги влияния на атомный сектор.

Впрочем, как бы там ни было, но корпоратизация «Энергоатома» делает его привлекательным для иностранных инвесторов, и, прежде всего, для российских. А это, в свою очередь, открывает новые перспективы украино-российского сотрудничества в ядерной энергетике. Специфика такого нового этапа будет заключаться в снижении бюрократического трения вследствие прямой заинтересованности соответствующих бизнес-структур. Вместе с тем, при правильной организации фискальной политики значительное пополнение получат и бюджеты двух стран.