dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 17 Октября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Выборы-2012: внешний фактор

Выборы-2012: внешний фактор

Выборы-2012: внешний фактор

О роли и значимости внешнего фактора в украинской политике, в украинских выборах, в судьбе победителей и проигравших на них можно говорить много и долго. И при этом достаточно предметно. Несмотря на то, что публикация основного массива документов и материалов, прямо или косвенно проливающих свет на эту, по ряду причин не лишенную пикантности, тему, остается делом будущего, многие факты и обстоятельства, с нею связанные, либо уже известны, либо лежат на поверхности, позволяя включать их в круг рассуждений.

Когда двадцать лет назад Хорватии удалось, наконец, выйти из состава СФР Югославии и обрести государственную независимость, демонстранты на улицах Загреба в массовом порядке несли плакаты: "Данке, Дойчланд!". Это – один пример. Есть и другие. В сербском Белграде после отстранения от власти С.Милошевича или в ливийском Триполи после свержения М.Каддафи транспаранты с надписью: "Спасибо, Америка!", – представить себе сложнее, но это обстоятельство особой роли не играет. Осознаем ли мы, или не осознаем присутствие внешнего фактора, признаем ли, или не признаем его влияние, суть дела от этого, если меняется, то незначительно.

В недолгой истории суверенной украинской государственности частенько бывало, что именно внешний фактор оказывался решающим для "разруливания" того или иного ситуативного сложившегося "узла". Случались ситуации, в которых он играл вспомогательную роль. Не было, однако, ни единого случая, когда бы действием этого фактора можно было бы полностью пренебречь, не принимая в расчет ввиду незначительности.

Пожалуй, наиболее ярко, зримо, да еще, ко всему прочему, не тайно, а вполне публично, внешний фактор проявился на выборах президента в 2004 году. Победа В.Ющенко в результате проведения незаконного "третьего тура" была достигнута исключительно благодаря грубому по меркам "приличных" стран, откровенному давлением на Киев и на украинскую власть со стороны Запада в лице Европы и Соединенных Штатов Америки. Это – факт, который давным-давно ни из "конспиративных", ни из каких-либо других соображений не отрицается ни "у нас", ни "у них".

Если кто-то склонен думать, что своей победой на выборах-2010 В.Янукович не обязан Западу, то он заблуждается. Обязан и вполне осознает это: не прояви Европа и Америка завидную сдержанность в ответ на громогласные стоны и плачи о "попрании демократии", которыми, как все помнят, буквально исходила сама и изводила других Ю.Тимошенко в первые недели-месяцы после ее поражения, и очередной "третий тур" был бы гарантирован. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, печальными для Виктора Федоровича и радостными для его главной соперницы.

Сегодня брюссельский посланец в Киеве и любимец Европы Ж.М.Тейшейра с грустью вспоминает, как в феврале-марте 2010-го из его кабинета буквально не вылезали "регионалы". Тем самым, видимо, имеется в виду дать лишнее подтверждение обоснованности вывода о том, что Европа-де В.Януковичу "поверила", а тот европейского доверия "не оправдал".

Внешний фактор в украинской государственно-политической жизни не обладает внутренним единством, он – разнороден. Под этим определением кроются различные явления, состоящие, к тому же, в отношениях конкуренции друг с другом. Принято считать, что за право монопольного влияния на нас извне борются, с одной стороны, Россия, с другой, США, с третьей, Европа. Хотя, если судить обо всем этом, принимая во внимание интенсивность и результативность воздействия, то порядок расположения субъектов влияния должен быть несколько иным: США, Европа, Россия.

Вашингтон гораздо меньше говорит о своем вмешательстве в дела украинской власти и украинских политиков и гораздо больше реально вмешивается, не упуская при этом случая обвинить во вмешательстве кого-то другого (читай – Кремль). Брюссель много говорит и много вмешивается, хотя делает это не так, как американцы, на свой манер и с заметно меньшей продуктивностью, чем его заокеанские партнеры.

Москва, по не очень удачному для нее стечению обстоятельств после окончания "холодной войны" и развала СССР, говорит куда больше, чем вмешивается, и, к тому же, куда чаще, чем получает желаемый результат от подобных действий. По сравнению с Америкой и даже с Европой в случае с Россией речь чаще идет о вмешательстве мнимом, чем о действительном. В стремлении России вмешиваться в дела Украины ее часто обвиняют конкуренты – США и Европа, используя обвинения соперника в "имперских" планах в качестве одного из действенных инструментов конкурентной борьбы на украинской "площадке" и перекладывая, таким образом, ответственность с больной головы на здоровую.

Одной из форм влияния внешнего фактора на практике следует считать публичные высказывания о внутриполитической ситуации в стране пребывания послов иностранных государств. Согласно Венской конвенции, регулирующей базовые вопросы работы дипломатических представительств и их сотрудников, такого рода деятельность дипломатов недопустима. Тем не менее, для Украины жесткие оценки со стороны послов стран Евросоюза далеко не редкость, а, совсем наоборот, правило.

Не отстают от послов и министры иностранных дел ряда стран ЕС. Вот, например, глава МИД Чехии К.Шварценберг вдруг, ни с того, казалось бы, ни с сего, разразился гневной тирадой в адрес Киева, заявив, что его страна не стала бы ратифицировать Соглашение об ассоциации между ЕС и Украиной, даже если бы таковое было подписано. Чешскому чиновнику не нравится украинская демократия. Собственной же он доволен, по причине чего считает себя вправе выступать в роли ментора в отношении других.

Своим упорным биением в наглухо запертые для него двери того, что пафосно именуется "общим европейским домом", Киев поставил себя в такое положение, что достойно ответить необъективному оценщику не в состоянии. Точнее говоря, в состоянии, но не может себе позволить.

Говоря о роли внешнего фактора можно, сравнения ради, вспомнить почти все страны постсоветского и постсоциалистического пространства, волею судеб оказавшиеся "под колпаком" у тех или иных зарубежных партнеров сразу же после признания за каждой из них суверенного статуса по той же или почти по той же модели, что и Украина. К примеру, в Сербии, где в один день 6 мая состоятся выборы и парламента, и президента, кандидаты в президенты и политические партии много говорят о векторе развития страны ("Европа – "не-Европа"), тратя, к тому же, немало сил на то, чтобы в ходе избирательной агитации встречаться с представителями внешнего мира.

Сербские технологи, формирующие дискурс избирательной кампании каждого из ее участников, не жалея ни сил, ни ресурсов, соревнуются друг с другом в том, кому из них удастся потешить электорат более яркой и красочной "картинкой", которую можно будет интерпретировать как поддержку извне, из-за пределов Сербии. Кто отправляет своих клиентов в сопредельные, некогда дружественные, объединенные придуманным Тито лозунгом "братства и единства" югославян, Хорватию, Черногорию, Боснию. Кто, используя возможности лоббистов, "окучивает" более отдаленный зарубеж. Кто зазывает популярных иностранцев в родные пенаты.

У главы сербского государства Б.Тадича, как и у всех его коллег из других "новых" держав, возможностей привлечь иностранных партнеров, причем, самого высокого уровня, естественно, больше, чем у его соперников в борьбе за президентский пост. В ходе нынешней избирательной кампании Б.Тадич отправился в Ганновер на открытие Международной ярмарки высоких технологий, где встретился с канцлером Германии А.Меркель и премьер-министром Китая. Уровень, сами понимаете, ого-го – самый что ни на есть высокий. Это, безусловно, некоторое злоупотребление служебным положением и административным ресурсом, но ненавязчивое, "мягкое", допустимое в европейской политической традиции.

Как и в чью пользу будет работать внешний фактор на выборах в Верховную Раду в этом году? На вторую часть этого вопроса ответ ясен уже сегодня: в пользу оппозиции и во вред действующей власти. Что же касается части первой, то тут при всей видимой ясности, возможны варианты.

Первая сфера, где внешний фактор традиционно работает весьма интенсивно, это – информационное пространство. Повестка дня каждой избирательной кампании в Украине формируется в значительной (чтобы не сказать, в решающей) степени за пределами страны. Нынешний год и нынешняя кампания в этом смысле отнюдь не исключение. Информационное сопровождение осенних выборов в Верховную Раду уже запрограммировано, и есть все основания не без сожаления признать, что украинская власть в этом вопросе пасла задних точно так же, как и в целом ряде других.

Информационная стратегия этого выборного сезона не нова. Это – огульное осуждение власти как "недемократической" с целью создания атмосферы предельно напряженного ожидания ее – власти – смены по итогам выборов или даже позорного изгнания в результате нового "майдана".

Главная тематическая "фишка"-2012 – переливание из пустого в порожнее по поводу "избирательного правосудия", которым, якобы, занимается В.Янукович и против которого (уже не "якобы", а реально) активно выступает весь мир и вся "демократическая" общественность.

Иными словами, дорогой читатель, нас с вами в очередной раз за последние десять-двенадцать лет погрузили и продолжают погружать в дискурс "виноватой власти" и "симпатичной" оппозиции, борющейся за "справедливость" и "за лучшее будущее" не только для себя, но и для нас. О том, насколько подобные представления соответствуют реальному положению дел в стране и в политикуме, каждый может судить по-своему.

Вторая сфера применения внешнего ресурса – прямая поддержка, в том числе и едва ли не в первую очередь в виде финансового ресурса. Тут для занятой сборами в новый "крестовый" поход против власти отечественной оппозиции пока что слишком много не только неясности, но и сигналов и признаков, вселяющих опасения и даже тревогу.

"Уж полночь близится,/ А Германа все нет...", – сказал классик. "Уж осень близится,/ А долларов все нет!", – могли бы, перефразируя его, воскликнуть оппозиционеры. Нет, конечно, не то, чтоб деньги из-за пределов страны совсем не поступали – до этого, слава Богу, еще далеко. Деньги идут, но совсем не потоком, как это бывало, а таким тоненьким ручейком, что их хронически не хватает даже на личные нужды лидеров оппозиции, а не то, что на организацию систематической работы в Киеве и на местах.

Часть денег уже получил А.Яценюк. Как признанный Западом лидер объединенной оппозиции. Иначе говоря, такой себе "Ющенко наших дней". Видимо, получит еще. Причем, заметно больше, чем в этот раз. По крайней мере, ему это твердо пообещали люди, слов на ветер не бросающие. Вкупе с теми немалыми средствами, которые готовы предоставить в распоряжение новой суперзвезды оппозиционного движения отечественные олигархи и миллиардеры, ресурс получается значительный. Хватит ли его для победы?

Отсутствие гарантированной финансовой помощи со стороны Запада в тех объемах, к которым привыкла часть нашей славной оппозиции, объясняется не только разочарованием тех, кто стоит за "рукой дающего", в оппозиционерах, но еще и существенным изменением тактики борьбы за победу на выборах. Значительную часть выделяемых средств Америка и Европа решили теперь давать не прямо в распоряжение лидеров оппозиционных партий, а прозападным участникам украинского гражданского общества – неправительственным организациям.

Таким, например, как "Честно" О.Рыбачука. С точки зрения западных спонсоров украинской демократии это, может быть, по-своему и правильно. Наших же местных борцов за свободу и справедливость такой подход, мягко говоря, настораживает и разочаровывает. А говоря проще – убивает наповал. Деньги-то уплывают в другие руки!