dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 19 Ноября 2018

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Вектор для Виктора

Вектор для Виктора

Вектор для Виктора

Искать новый вектор государственного развития в сфере внешней политики Виктору Януковичу не пришлось. Или не захотелось. Став президентом, он предпочел идти по тому же пути, по которому шли его, на первый взгляд, столь разные по геополитическим предпочтениям предшественники Леонид Кучма и Виктор Ющенко. Европейская интеграция при четвертом хозяине Банковой не превратилась в падчерицу украинской внешней политики, как многие ожидали, учитывая лозунги его избирательной кампании. Совсем наоборот, при В.Януковиче европейская сказка Киева засверкала новыми яркими красками.

Виктор Федорович отнюдь не случайно нанес свой первый зарубежный визит в новом качестве именно в Брюссель, а уж потом в Москву. В этом выборе таилась, как показало время, глубокая символика. Путь в Европу, правда, оказался для В.Януковича весьма тернист. Тут его поджидали малоприятные сюрпризы и непростые испытания, ничуть не меньшие, какими испытывали тех отечественных лидеров, кто торил сей путь до него.

Парадокс европейских мечтаний и метаний четвертого Президента Украины состоит в том, что, чем больше он тужится, пытаясь воплотить на практике то, что у нас принято именовать "стратегией европейской интеграции", тем меньше что-то из этого получается, тем сдержаннее ответная реакция с европейской стороны. Нашим стратегам кажется, что тут кроется какое-то недоразумение, неблагоприятное стечение обстоятельств. На самом же деле это – вполне естественное развитие событий.

Если судить по его политической судьбе, то В.Янукович – мужик фартовый. Фарт не оставляет его и в деле евроинтеграции. Демонстративная сдержанность Европы в отношении "донецкого" Киева с точки зрения национальных интересов Украины и интересов самого Виктора Федоровича пришлась, как нельзя кстати. Если бы не она, Банковой оставалось всего ничего, чтобы с разбега влететь в какую-то химерную "ассоциацию" с ЕС, выбираться из которой пришлось бы очень долго и нудно.

Для Брюсселя вопрос евроинтеграции Украины имеет второстепенное значение. В Европе продолжают считать, что состояние украинской экономики и царящие в Киеве политические нравы далеки от европейских стандартов, хотя сказать, чем они отличаются от румынских, болгарских, венгерских, словацких, не могут.

Многие эксперты полагают, что попытки интеграции Киева с Брюсселем ни вчера, ни сегодня никаким здравым смыслом, никакими аргументами не подкреплены. Все возможные варианты интеграции с Западом, вплоть до членства в Евросоюзе, подписания договора об ассоциации, вхождения в зону свободной торговли не имеют практического смысла, ничего, кроме убытков, Украине принести не могут.

Если согласиться с тем, что в современном мире без участия в интеграционных процессах национальному государству выжить невозможно, то естественное направление интеграционных устремлений Киева логично было бы искать не западе, а на северо-востоке.

Россия прочно удерживает лидирующее положение среди торгово-экономических партнеров Украины. Товарооборот между странами вырос на 47% и достиг уровня 50 млрд. долл. в год, а со всеми странами ЕС – чуть более 30-ти млрд. С начала текущего года российский рубль стал третьей резервной валютой, нарушая монополию доллара и евро. Глава Национального банка Украины С.Арбузов сообщил, что в рубли поэтапно будет переведено до 10 млрд. долл., почти треть валютных запасов страны.

Российский "Газпром" пошел в этом деле навстречу украинским партнерам, внеся соответствующие изменения к действующим договорам и позволив им расплачиваться за поставляемый газ в рублях. "Нафтогаз" уже начал работать по этой схеме, в результате чего экономия для Украины, по подсчетам НБУ, может составить до 8 млрд. долл. в год.

Такая чувствительная отрасль украинской экономики как военно-промышленный комплекс, удельный вес и значение которой для национальной экономики трудно переоценить, тесно связана с российскими партнерами, поставляющими для украинского ВПК 70% комплектующих.

Конечно, сегодня российско-украинские отношения нельзя считать полностью успешными, удовлетворяющими обе стороны, хотя они все же конструктивнее, чем были в период президентства В.Ющенко. Одним из наглядных проявлений конструктивного подхода, не отягощенного мифами и комплексами, стали Харьковские соглашения, которые вывели украинско-российские отношения из тупика, намечавшегося в связи с приближением срока вывода Черноморского флота из Севастополя. Обеим сторонам было ясно, что ЧФ никуда не может быть выведен из города, который и построен-то, собственно говоря, был в целях его базирования. Но сказать об этом вслух в Киеве почему-то длительное время опасались.

С другой стороны, достигнутый взаимовыгодный компромисс способствовал некоторой оптимизации для Украины цены на российский газ. В дальнейшем можно было бы рассчитывать на возвращение Украины в переговоры о ее участии в Едином экономическом пространстве, о вступлении в Таможенный союз, а в перспективе – и в Евразийский союз. Увы, углубление интеграционных процессов пока не получает необходимых и желательных импульсов. Вместе с тем, можно отметить, что достаточно успешно развиваются торгово-экономические связи Украины не только с Россией, но и с другими членами ТС - Белоруссией и Казахстаном.

Специалисты убеждены, что Украина, в случае ее присоединения к ТС, будет в выигрыше. Об этом свидетельствует статистика внешней торговли Украины: в 2010 г. в страны СНГ было экспортировано 36,4 проц. всех товаров и услуг, а в страны ЕС - 25,4 проц., а годом ранее было соответственно 33,9 проц. и 23,9 проц. Подключение к ТС позволило бы решить Киеву и острейшую для него проблему снижения цены на газ. Однако пока что Киев пытается получить льготы, предусмотренные для членов ТС, не проявляя интереса и готовности присоединяться к нему.

А ведь самый существенный эффект для отечественной экономики мог бы быть достигнут за счет увеличения экспорта украинских товаров на единую таможенную территорию. По прогнозам, в денежном выражении это составило бы от 5 до 9 млрд. долл. в год. Только за счет отмены внутри единого таможенного пространства экспортной пошлины на нефть, Киев получил бы более 3 млрд. долл. экономии.

В случае присоединения Украины к ТС исчез бы повод для "трубных", "сахарных" и других "разборок" между Москвой и Киевом. Такой вывод следует из совместного исследования Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии наук и Института экономического прогнозирования Национальной Академии наук Украины.

Следует учитывать, что, несмотря на двадцать лет раздельного существования, Россия и Украина – это все еще в значительной степени общее научно-техническое, технологическое и производственное пространство. Две страны говорят на одном техническом языке без каких-либо изъятий, барьеров и ограничений, что делает реальным выход на траекторию устойчивого экономического роста в двухсторонних отношениях. Не использовать этот мощнейший ресурс не только недальновидно и глупо, но без преувеличения социально-экономической смерти подобно.

Более тесное сотрудничество в рамках СНГ повысило бы конкурентоспособность украинской экономики, помогло бы сохраниться ряду промышленных и сырьевых отраслей, обреченных на ликвидацию в случае однобокого курса на интеграцию эгоистичными европартнерами.

Между тем, украинские эксперты обращают внимание на неиспользованные возможности совместного с российскими партнерами производства кораблей, самолетов, космических аппаратов и, соответственно, запуска на полную мощность крупных заводов в Николаеве, Керчи и других предприятий, находящихся в катастрофическом положении. Если бы Украина принимала участие в совместных производствах с Россией, Казахстаном, Белоруссией, то имела бы свою реальную "долю" в получении госзаказов и в их финансировании.

Многие украинские "европессимисты" согласны с тем, что членство в Евросоюзе - это "журавль в небе", а жить и развиваться надо в реальной ситуации. Депутат ВР от Партии регионов В.Коновалюк справедливо указывает на риски и угрозы евроинтеграции: "...зона свободной торговли с Европейским союзом на данном этапе не даст нам дополнительных объемов экспорта, кроме того, мы не увидим для себя ни одной новой товарной позиции на европейском рынке. Дело в очень высокой конкуренции на рынках ЕС, к чему украинская экономика не готова по причине высокой энергоемкости наших производств и низкого качества продукции".

Совершенно ясно, что не оправдались надежды "оранжевого" президента В.Ющенко на то, что вступление Киева без учета национальных интересов во Всемирную торговую организацию "автоматом" откроет ему двери и в ЕС. Членство в ВТО пока обернулось для украинцев вторым местом в мире по долгам перед Международным валютным фондом. Поспешное согласие на заниженные таможенные пошлины в 4,5% (при среднем показателе по ВТО – 7%) привело к тому, что не украинская сельхозпродукция стала востребованной в Европе, а в Украину хлынул поток некачественных дешевых товаров и продуктов, что буквально придушило местное промышленное и пищевое производство.

Украина утрачивает статус технологичной державы, низводится до уровня полуколонии: ряд металлургических заводов закрылся, производство стали по сравнению с советским периодом сократилось на 55%, добыча природного газа уменьшилась в 1,4 раза, угля – в 1,6 раза.

Даже отечественные "еврооптимисты" признают, что сельское хозяйство деградирует: семь миллионов крестьян не в состоянии обрабатывать свои частные наделы, мощнейшая зерновая житница Советского Союза на глазах разваливается, превращаясь в агропустыню.

За годы независимости население страны сократилось почти на 5 млн. человек. Сложно с точностью до рубля подсчитать потери украинцев вследствие бездумной ориентации их прежних правителей на Брюссель и Вашингтон, объемы социально-экономического и политического ущерба от распада Советского Союза, от результатов приватизации, обернувшейся для большей части населения бедностью и неуверенностью в будущем, – но в том, что эти потери весьма значительны, не сомневается никто.

Последние опросы показывают, что число сторонников украинской независимости уменьшилось почти вдвое по сравнению с 1991 годом: теперь их 46% населения страны, при этом 45% ориентированы на интеграционные процессы с Россией и другими участниками Содружества. Как оказалось, сейчас Украина занимает 74-е место в мире среди стран, где люди ощущают себя счастливыми и защищенными.

Экономическая целесообразность, духовная близость, историческое родство народов Украины и России, их общие культурные ценности, объективно подводят обе страны к более активному взаимодействию и сближению, к поиску общей стратегии геополитического развития.

Естественно, никто из участников ТС и ЕЭП не намерен изолироваться от Евросоюза, сворачивать равные взаимовыгодные отношения с ним и с его членами. В то же время надо учитывать, что страны ЕС будут стремиться к усилению своего влияния на постсоветском пространстве, причем, не всегда с учетом интересов расположенных здесь государств.

Украинские "евроцентристы", между тем, по-прежнему манипулируют не всегда корректными политическими аргументами в пользу прозападной ориентации. Некоторые из них говорят об "опасности сужения национального суверенитета", о подчинении наднациональным органам, ссылаются на то, что, мол, у России в Комиссии Таможенного союза 57% голосов, а у Казахстана и Белоруссии по 21,5%. При этом не принимается во внимание то обстоятельство, что в случае вступления Украины в ТС России придется поделиться с ней процентной квотой. С другой стороны, игнорируется и то, что решения Комиссией ТС принимаются консенсусом, а в том же ЕС его участники подчиняются куда большему диктату чиновников из брюссельской штаб-квартиры.

Даже уполномоченный Кабинета министров Украины по сотрудничеству с Россией, СНГ и Евразийским сообществом В.Мунтиян, продолжающий считать, что Евросоюз остается для Киева стратегическим приоритетом, вынужден признать, что в ЕС Украину никто не зовет, и что помощи оттуда ждать не стоит – экономика Европы "сыплется". Брюссель, к примеру, не готов обсуждать возможность свободного доступа украинской аграрной продукции на европейские рынки. Сложные переговоры идут вокруг квот на сахар, курятину, свинину, молочную продукцию.

Украинский премьер сетует, что "европейский рынок практически остается закрытым для Украины. Это уже не открытый рынок, это не свободная торговля". ЕС готов выделить мизерные квоты на экспорт в ЕС украинской сельхозпродукции. В частности, на пшеницу и муку - 200 тыс. т. (при возможностях экспорта пшеницы более 5,5 млн. т.), на свинину - 1,5 тыс. т., на мясо птицы - 1 тыс. т., на сахар - до 15 тыс. т., ячменя и овса - 12 тыс. т., крахмала - 800 т. Такая зона свободной торговли с ЕС невыгодна украинским аграриям. Сильная аграрная Украина Европе не нужна.

Киев прочно увяз и в капкане под названием ВТО. При вступлении туда украинцы обязались снизить ввозные пошлины с десяти процентов до нуля. В то же время ввозные пошлины на некоторые продукты питания из Украины в ЕС достигают 100 и более процентов, что воздвигает непреодолимый барьер для украинского сельскохозяйственного экспорта. Импорт в Украину овощей и фруктов из Европы растет, как констатируют отечественные СМИ, "ошеломляющими темпами". Польские яблоки, турецкие помидоры, венгерская картошка вытеснили с рынков традиционную "огородную" продукцию местных крестьян. Импорт картофеля, лука, моркови, огурцов, помидоров за последние пять лет, сообщает Украинский клуб аграрного бизнеса, вырос в 18,5 раза, общая доля импортных овощей и фруктов увеличилась в 4,2 раза.

Европейцы настаивают на фактическом открытии для них внутреннего рынка Украины, что с одной стороны приведет к усилению давления на местных аграрных товаропроизводителей, с другой - будет стимулировать реэкспорт европейской продукции на территорию Таможенного Союза, прежде всего России. ТС, безусловно, закроет свой рынок от украинского демпинга. Эксперты приходят к выводу, что потеря части российского рынка для украинских товаров обойдется Киеву от 5 дол 7 млрд. долл.

Зона свободной торговли с ЕС не облегчит доступ на европейские рынки основного украинского экспортного товара – металла. Сейчас, как известно, более 80% украинской металлопродукции идет на экспорт. Чиновники ЕС не скрывают того, что не видят необходимости в предоставлении кредитов на модернизацию украинской металлургии. Конкуренты Европе не нужны. Теперь более 50% в общей структуре украинского экспорта металлоизделий составляют полуфабрикаты, которые в 1,5-3 раза дешевле готовой продукции.

Даже при условии вступления в Евросоюз Украина, по мнению экспертов, столкнется с серьезными проблемами, которые трудно преодолеть в условиях неразвитой экономики. Это, прежде всего, конкуренция со стороны других стран ЕС. Киеву потребуются дополнительные ресурсы для диверсификации экспорта в ЕС. Бывший президент Украины Л.Кучма считает, что было бы ошибкой создавать зону свободной торговли в ЕС: это "разденет" Украину, потому что никто в штаб-квартире ЕС в Брюсселе не собирается помогать ей выходить из тяжелого экономического положения.

Поиски геополитического вектора для Виктора продолжаются. С одной стороны, это, вроде бы, неплохо. С другой, таит в себе очевидную угрозу "засидеться в девках", опоздав сделать то, что диктуется объективной необходимостью и национальными интересами украинской державы.