dc-summit.info

история - политика - экономика

Среда, 13 Декабря 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Приднестровье - дело тонкое...

Приднестровье - дело тонкое...

Приднестровье - дело тонкое...

В последние дни февраля, как раз накануне двадцатой годовщины начала вооруженной стадии конфликта между Кишиневом и Тирасполем (2.03.1992 г.), в Дублине прошел новый раунд консультаций по молдовско-приднестровскому урегулированию в формате "5+2". Сенсаций он не принес. Да, их, положа руку на сердце, и не ждали. Повестка дня мероприятия носила технический характер: в нее включили вопросы, согласование которых позволило бы возобновить переговорный процесс, выйдя на практические рекомендации, а, возможно, и решения. Впрочем, сенсацией в какой-то мере можно счесть сам факт того, что раунд состоялся – после шестилетней паузы!

Перед Украиной как одним из субъектов переговорного процесса возобновление консультаций открывает определенные перспективы, связанные с возможностью проявить себя в качестве серьезного участника региональных событий, способных оказать заметное влияния на их ход и характер. Готова ли отечественная дипломатия к тому, чтобы сделать эту возможность реальностью? Может быть, и готова. Или, по крайней мере, считает себя готовой. Хотя, честно говоря, уверенности в том, что это именно так, а не иначе, ни у меня лично, ни у многих экспертов нет. Уж больно легковесно, несолидно ведет себя Киев во всем, что касается участия в поисках выхода из тупиковой ситуации вокруг Приднестровья.

В своем стремлении "угодить" Брюсселю украинская дипломатия соглашается буквально на любые шаги и действия, надеясь тем самым продемонстрировать готовность следовать в молдовско-приднестровском урегулировании в кильватере европейской политики, не позволяя себе не только малейшего отклонения от нее, но даже какого-либо колебания.

Одним из проявлений подхода "чего изволите?" можно считать и проведение в Киеве 16 февраля, накануне дублинской встречи, двухсторонних консультаций с участием ответственных сотрудников нашего МИД и вице-премьера Молдовы Е.Карпова, представляющего Кишинев на переговорах в формате "5+2". Посланцев Тирасполя на Михайловскую площадь приглашать почему-то не стали.

Наверное, зря. Вышло так, что две стороны как бы что-то замышляют против третьей, договариваясь у нее за спиной. Она же – эта самая третья – накануне Дублина не стала ловить рыбку в мутной воде закулисья, проявила добрую волю, введя в одностороннем порядке ряд практических мер по укреплению доверия и заявив, что ждет ответных шагов и жестов.

Выступая 10 февраля в Киевском Институте международных отношений с неформальным отчетом о работе Министерства иностранных дел в ушедшем году, К.Грищенко не обошел вниманием и молдовско-приднестровскую проблему. К успехам своего ведомства в 2011-ом министр причислил решение ряда "ключевых вопросов" во взаимоотношениях с Молдовой, не уточнив, правда, какие именно вопросы он имеет в виду. Вспомнил министр и Приднестровье. Перефразируя известного киногероя, неуклюже пошутил: "Приднестровье – дело тонкое". Излучая оптимизм, заверил: "Несмотря на все трудности, Украина совместно с другими партнерами не будет сбавлять обороты и в этом году", имея в виду "активность" Киева на молдовско-приднестровском направлении. Фактов, подтверждающих эту активность, правда, привел всего два, да и то, смехотворных: эпизод "футбольной дипломатии" (когда украинский посол в Молдове содействовал организации встречи В.Филата и И.Смирнова на футбольном матче) и организацию "доверительной беседы" В.Филата и Е.Шевчука в Одессе (ее он возвел в ранг "предмета нашей особой гордости").

Встреча в Одессе, преподносимая как бескорыстный акт миролюбивой внешней политики Украины, по-видимому, имела целью, прежде всего, продемонстрировать западноевропейскому сообществу дипломатический потенциал Украины в качестве посредника в урегулировании межгосударственных конфликтов. При этом украинский министр, вопреки реальной ситуации, игнорируя существующую тупиковую ситуацию, когда позиции Кишинева и Тирасполя по основным ключевым вопросам практически диаметрально противоположны, представил дело так, будто на обоих берегах Днестра население уже созрело к урегулированию и не испытывает проблем в восстановлении взаимных контактов.

В Киеве с поразительным упорством и последовательностью предпочитают напрочь игнорировать прогнозы относительно того, что после возможного объединения с Молдавией Румыния способна сделать тайное явным, открыто заявив претензии на украинские земли, которые Бухарест считает своими, в частности, на Северную Буковину и на Южную Бессарабию. При всей их кажущейся абсурдности отбиваться от них будет непросто, вынужденное же согласия "поделиться" спорными территориями с соседом могла бы повлечь цепную реакцию территориальных претензий к Украине со стороны Венгрии, Польши и даже Турции.

Выражая удовлетворение по поводу состоявшейся в Одессе встречи как примера активизации Киева в процессе нормализации приднестровско-молдовских отношений, министр, тем не менее, не спешит предпринимать какие-либо конкретные шаги по смягчению ситуации в конфликтной зоне. К примеру, просьба президента Е.Шевчука о либерализации режима поездок приднестровцев в Украину, вызванной, среди прочего, необходимостью осуществления хозяйствующими субъектами ПМР внешнеэкономической деятельности, была фактически отклонена Киевом. Якобы, из-за нежелания портить отношения с ЕС. Еще большее неприятие украинской стороны вызвала идея Тирасполя увеличить количество КПП, особенно на северном участке границы, через которые в Украину допускаются приднестровцы с российскими паспортами. В результате для российских граждан по сравнению с обладателями украинских паспортов Киевом установлен полудискриминационный режим.

В унисон с молдаванами и европейцами К.Грищенко призывает Тирасполь к согласию изменить существующий формат миротворческой операции в зоне безопасности приднестровского конфликта, отказавшись от военных в качестве миротворцев. Позиция приднестровцев, не видящих на сегодняшний день альтернативы этому формату, доказавшему свою эффективность и являющегося, по сути, единственной реальной гарантией мира и безопасности не принимается в расчет и в этом случае. Более того, Киевом не учитывается принцип синхронизации вывода миротворцев из региона с процессом урегулирования, заложенный еще в 1993 г. в документах ОБСЕ и неоднократно закрепленный в документах международных встреч и совещаний, а также необходимость согласования данного вопроса со всеми заинтересованными сторонами в формате "5+2".

Преследуя цель, во что бы то ни стало не навлечь на себя гнев Европы, Киев упускает из виду опасность блокирования переговорного процесса со стороны Румынии, в интересах которой он в известной степени действует в молдовско-приднестровском урегулировании. В качестве предлога для подобного шага может быть, в частности, использована неудовлетворенность уровнем соблюдения прав румынского населения в Украине. О том, насколько рьяно Бухарест способен использовать фактор национального меньшинства, можно судить по той крайне жесткой позиции, которую он неожиданно для многих занял на завершающем этапе обсуждения вопроса о предоставлении Сербии статуса кандидата в члены Евросоюза.

Поспешно-суетливые, да, к тому же еще, односторонние, шаги Киева, преподносимые как успех украинской дипломатии в достижении прорыва в диалоге между Кишиневом и Тирасполем не принесут Украине славы. Без серьезного, учитывающего мнения всех заинтересованных сторон обсуждения путей выхода из сложного конфликта, принятия согласованных решений, основанных на реальном компромиссе, влиятельным региональным посредником-миротворцем ей не стать.

В украинском экспертном сообществе, кстати сказать, вопросам, связанным с выработкой стратегии и тактики Киева как участника процесса приднестровско-молдовского урегулирования, традиционно уделяется самое пристальное внимание. В качестве одного из последних примеров глубокого и всестороннего обсуждения данной теми можно было бы привести состоявшуюся совсем недавно под эгидой Центра социально-консервативной политики конференцию, непосредственно посвященную отношениям Украины и Приднестровья. Ее участники (в числе которых был, например, и В.Якушик, член Общественного совета при МИД Украины) высказали очень разные взгляды на проблему, сформулировали различные подходы к ней, включая подход, предполагающий возможность официального признания Киевом Приднестровья, а также Южной Осетии и Абхазии.

Одним из наиболее обоснованных, при этом, стало представление о том, что Украине следует незамедлительно пересмотреть свою позицию в отношении Приднестровья, приведя ее в соответствие с собственными национальными интересами и отказавшись от некритического следования чужим. Пока же украинская дипломатия изо всех сил продолжает делать вид, что никаких целей и задач в отношении Молдовы и Приднестровья, отличных от целей и задач ЕС (а, значит, и Румынии!), у Украины нет и быть не может. В том, что такая позиция ущербна и недальновидна, что она не выдерживает критики, сомнений давно не осталось ни у кого. Кроме министра К.Грищенко.