dc-summit.info

история - политика - экономика

Понедельник, 20 Ноября 2017

Последнее обновление в09:39:25

Вы здесь: Темы Внешняя политика Глас вопиющего президента в пустыне

Глас вопиющего президента в пустыне

Глас вопиющего президента в пустыне

За весьма короткий даже по меркам не главы государства, а обычного человека, промежуток времени в конце января и начале февраля – неделя с небольшим – наш президент произнес речи сразу на трех авторитетных "площадках". Сначала на Всемирном экономическом форуме в Давосе, через пару дней после этого – на Международной конференции по безопасности в Мюнхене, а 7 февраля – на открытии сессии Верховной Рады в Киеве.

Ни одно из выступлений изначально не задумывалось как программное и не афишировалось в качестве такового. Сказанное относится не только к речам, произнесенным за рубежом, но и к домашнему спичу в ВР, ошибочно названному в ряде СМИ "ежегодным посланием президента к парламенту", но носившему совершенно иной характер и имевшему иной формат, как по содержанию и стилистике, так и по целевым установкам.

Скажу сразу: на мой взгляд, ни одно из трех выступлений славы украинскому лидеру не принесло, политических "очков" вряд ли добавило, изрядно пошатнувшийся в связи с "делом Тимошенко" имидж не поправило.

Общее впечатление от январско-февральских выступлений президента сводится к тому, что ни в одной из аудиторий его не услышали. Причем, главным образом, потому, что заведомо не хотели ни слушать, ни слышать.

Сразу хотел бы сделать одну важную оговорку. Я бы не согласился с теми, кто склонен считать, что В.Янукович и в Давосе, и, особенно, в Мюнхене был или выглядел "изолированным". По-моему, подобные утверждения слишком смелы и, к тому же, принимая во внимание все особенности всех сегодняшних контекстов, слишком двусмысленны.

Факт, что украинскому лидеру за рубежом не хватало партнеров для общения. Нехватка, однако, возникла не в результате "козней" каких-то темных сил, а вследствие действительной ограниченности круга контактов, который был бы для него как для президента привычным, рутинным, доступным без дополнительных согласований на дипломатическом уровне и без протокола. Как ни крутите, ситуация в системе международных отношений нынче такова, что мало у кого из субъектов этой системы есть сколько-нибудь серьезный практический интерес в общении с Украиной.

В то же время опасений под лозунгом "как бы чего не вышло", наоборот, в отношении нашей страны сегодня, хоть отбавляй. Вот и выходит, что даже президент, казалось бы, "в доску нашей" Польши "наш" Б.Коморовский на встрече с В.Януковичем в Давосе при попытке Виктора Федоровича троекратно облобызаться в знак особой приязни шарахнулся от него, чуть ли не как черт от ладана, явно опасаясь выказать радушие и любезность, которые можно было бы истолковать как чрезмерные.

Если так ведет себя наш, так сказать, "брат по европейской крови" поляк, то что тогда говорить о представителях других стран-членов Евросоюза, для которых мы всегда были и остаемся чужаками с периферии?

Нет, конечно, я далек от мысли списывать все и вся на, так сказать, объективные трудности и контексты. Президентские спич-райтеры могли бы поработать лучше, наполнив тексты, оглашаемые их шефом, содержанием более глубоким, актуальным, если хотите, провокативным. Например, в части понимания характера и особенностей нынешней ситуации в Украине и ее, с одной стороны, уникальности и неповторимости, с другой, зависимости от того, что происходит сегодня в Европе и во всем мире. Или в определении тех задач, которые, по мнению главы государства, стоят на повестке дня, с одной стороны, перед страной, с другой, перед системой государственного управления, местными органами власти, гражданским обществом и т.д.

Без всего этого риторика президента выглядит слишком далекой от реальной жизни и процессов, в ней происходящих, слишком расплывчатой и абстрактной. Если не сказать жестче, – драматически оторванной от действительного положения вещей, не связанной с повседневностью.

Текстам, озвучиваемым украинским лидером как внутри страны, так и за ее пределами, в последнее время заметно не хватает того, что можно было бы назвать "изюминкой". Вроде бы, все слова на месте, все или, по крайней мере, почти все так, как надо, а присмотреться – поток воды, в большей мере порождающий вопросы, чем дающий ответы.

Дело, однако, по большому счету не в том, что выступления президента не совсем такие, какими должны были бы быть. Точнее, не только и даже, видимо, не столько в этом. Восприятие президентских спичей зарубежной аудиторией сегодня, к сожалению для В.Януковича и для всех нас, предопределено. И определяют его, главным образом, не глубина и качество идей и тезисов, предлагаемых им, а отношение к его собственной персоне, а также к стране и к политической силе, которые он представляет.

Принимая во внимание, что в последнее время репутация и Украины, и Партии регионов в мире очень серьезно пошатнулись, можно считать, что ничего неожиданного, а тем более, удивительного в Давосе и Мюнхене не произошло: украинский лидер получил именно то, что следовало ожидать, исходя из сложившегося в данный момент внешнеполитического расклада.

На модных международных "тусовках" в Швейцарии и Германии его ждали не для того, чтобы послушать, что он на сей раз эдакого вымолвит, а с целью закидать его вопросами и упреками нам тему судьбы Ю.Тимошенко да понаблюдать, как он на все вопросы и упреки среагирует.

Знали ли об этом Виктор Федорович и члены его "команды", готовящие зарубежные визиты президента? Вопрос риторический – безусловно, знали. Готовились ли каким-то образом из этого положения выходить, с какими-то неприятными моментами мириться, каким-то, наоборот, противостоять, проводя собственную линию? Тоже риторика – да, готовились, обменивались мнениями, выходили с предложениями, предлагали варианты и т.д., и т.п.

К сожалению, положительного результата все эти действия не принесли. И Давос, и Мюнхен, и приветствие по случаю открытия сессии Верховной Рады принесли президенту только разочарование и усталость. Его попытки непосредственно обратиться к друзьям и оппонентам, объяснив и тем, и другим нечто важное, никто не оценил. Его голос звучал как глас вопиющего в пустыне. И это, скажу я вам, плохо. Очень плохо.